«Белорусы всегда найдут, что охаять». Организатор фестиваля SunDay – о недовольных зрителях, «купленных» участниках и миллионных гонорарах

Авто
0
0
Поделись с друзьями

Существует мнение: сколько добра не делай белорусу, а он все равно видит одни недостатки. И даже самое удачное и до мелочей проработанное мероприятие никогда не обходится без негативных отзывов. Сделать все идеально, наверное, и невозможно, но только тот, кто находится по ту сторону занавеса, знает, как непросто угодить большому количеству людей с разными интересами и уровнем запросов, рассказывает abw.by.

Михаил Кунцевич — человек, который делает большое дело и может многое рассказать о том, что думают люди, для которых он его делает. Он тот самый человек, который организует ныне крупнейший (не побоимся этого слова) автомобильный фестиваль в Беларуси – SunDay в Гродно. Михаил признается, что после каждого фестиваля у него и его соратников наступает такое опустошение, что проведение следующего ставится под большое сомнение. Почему так происходит, что на самом деле творится на «кухне» фестиваля и действительно ли организаторы после его проведения «поднимают» миллионы, Михаил впервые согласился откровенно рассказать ABW.BY.

— Расскажи, как ты приехал в Гродно с одним долларом в кармане и сделал то, что до тебя никому не удавалось.

— Все было гораздо банальнее. Я живу в Гродно и 11 лет назад создал сайт autogrodno.by. Вскоре появилась одноименная группа ВКонтакте, которая постепенно стала самым крупным интернет-сообществом в Беларуси. Как часто бывает, участники в какой-то момент заговорили о том, чтобы встретиться, пообщаться вживую. Был выбран день, но в условное место, как это опять же бывает, приехал только я и еще один человек – Алексей Костин. Через 2-3 недели была организована еще одна встреча, потом еще одна, людей приезжало все больше. Со временем «АвтоГродно» стал той площадкой, которая объединила автолюбителей, независимо от марки автомобиля и прочих условий. Но вскоре стало понятно, что нужно менять формат встреч клуба, иначе топчемся на месте. Так мы стали выводить общение за рамки обычных встреч: начали проводить какие-то конкурсы, устраивать автопробеги. Это сейчас автопробегом никого не удивишь, а в конце «нулевых» колонна автомобилей, двигающаяся по городу с флагами, вызывала восторг у горожан и у самих участников. Мы организовывали любительские соревнования, в которых участвовали даже сотрудники ГАИ и инструкторы автошкол, люди соревновались с ними в мастерстве управления автомобилем, было очень весело. Постепенно к нам присоединялись другие автоклубы, в Гродно наконец началась автомобильная «движуха», люди хотели что-то делать, но не знали что, и мы привлекали их к различным делам, организовывали поездки по Беларуси – в общем, жизнь забила ключом. И в какой-то момент появилось предложение отметить день рождения нашего клуба.

Это был 2010 год. На той самой площадке у Юбилейного озера, где проходит SunDay, мы решили собрать людей, владеющих интересными автомобилями. Всего около 70 человек выставили свои автомобили в качестве эксклюзивных, там же автоклубы разместили около сотни машин. Кто-то назвал то мероприятие «гродненской автоэкзотикой» — настолько необычным для тогдашнего Гродно оно было. Можно сказать, с этого и начался фестиваль и, признаюсь, сегодня он более «попсовый». А тогда это была встреча очень увлеченных автомобилистов с суперской атмосферой – никаких сторонних развлечений, только автомобили. Кто помнит тот первый фестиваль, считают его самым душевным за всю историю «АвтоГродно». Тогда же, за пару дней до мероприятия, сидя на заправке, мы придумали название – SunDay. Но никто и представить не мог, что фестиваль вырастет до международного уровня с десятками тысяч посетителей.

— Вроде все так позитивно, тогда откуда желание послать все к чертям после каждого фестиваля?

— Наверное, дело в том, что подготовка и проведение фестиваля забирают все душевные силы и личное время. Над организацией фестиваля трудится команда организаторов из 25 человек, причем нужно понимать, что все эти люди где-то работают, у них есть семьи. Плотная подготовка к проведению начинается где-то за 5 месяцев, мы встречаемся 1-2 раза в неделю после работы и в выходные, а ближе к фестивалю многие и вовсе берут отпуск. Чтобы в Беларусь приехали новые участники, организаторы постоянно посещают автомобильные мероприятия за границей в радиусе тысячи километров, «вербуют» литовцев, поляков, россиян и латвийцев. Это внушительный кусок работы, который никто не видит. Конечно, мы пробовали общаться с людьми через Skype, Facebook и Drive2.ru, но ничто не дает такой результат, как личный контакт – мы в этом убедились.

Иностранцы не горят желанием везти редкие автомобили в Беларусь. Во-первых, потому что предпочитают западные фестивали и слеты. Наша страна для них неизвестная и непонятная. Они предпочитают посещать те мероприятия, на которых могут не только показать себя, но и видеть сильные местные проекты, что не всегда получается продемонстрировать. Интересно, что до Варшавы еще что-то знают про Беларусь, а дальше нас уже ассоциируют с Украиной и даже думают, что это где-то у нас ведутся военные действия, боятся ехать. А это уже во-вторых. Многие еще переживают за пересечение границы. Например, думают, что их ретромобили начнут раскручивать и досматривать, а то и вовсе конфискуют. Но в этом доля заслуги, как это ни странно, белорусских автолюбителей, которые «кошмарят» иностранцев в комментариях, дескать, конфискуют машину – у нас это делают на раз. Иностранцы все это читают в анонсах фестиваля — и зачастую даже зарождающийся интерес тухнет. На самом же деле за все годы проведения фестиваля ни у кого не возникло проблем на таможне.

В общем, на все это нужны время и силы. Смешно сказать, но кто-то из ребят все грозился выложить в Интернет фотографию своих кроссовок, у которых за один день фестиваля от беготни туда-сюда стерлась подошва. Кто-то подключил шагомер, который выдал, что за сутки человек, занятый не самой динамичной работой, «намотал» около 40 километров! И вот фестиваль заканчивается, наступает тишина. Ты выдыхаешь и начинаешь вспоминать, что есть другая жизнь, что есть дети, жены и мужья, которые все это время были без внимания.

Если честно, я ни разу не был ни на одном концерте SunDay, всегда смотрел их уже по отчетам других людей. Так и другие наши организаторы: узнают все подробности мероприятия уже после него. Все это накладывает отпечаток, поэтому повторять заново весь объем работы еще долго не хочется. Но проходит время, начинают звонить люди, рассказывать, что они уже готовят машины к следующему фестивалю, — и все начинается заново…

— Сейчас будет вопрос про «бабло»: с тех пор, как вход на фестиваль стал платным, появилось предположение, что главные организаторы «поднимают» на нем огромные суммы. 

— Да, организаторы получают свой гонорар, но это не те суммы, за которые можно было бы улететь на всю зиму в Тайланд, к примеру. Во всяком случае, еще никто после SunDay не уволился с основной работы.

По данным, которые озвучил Гродненский исполком, в 2016 году на продаже билетов SunDay «заработал» $66.000. Большая часть средств идет на сопровождение участников, подарки, атрибутику, страховки на автомобили для заграничных поездок, топливо и проживание. А дальше, как говорится, по мелочам: дорогие сцены и акустика, большие гонорары хедлайнеров, дорогостоящее ограждение и санитарные зоны, не самые дешевые электрогенераторы и другое оборудование. Таких пунктов набегает много.

В отличие от европейских мероприятий, SunDay бесплатный для участников и плюс к этому 200 человек из дальних городов получают питание на фестивале тоже бесплатно. Иностранцы, которые приезжают к нам, остаются в восторге. И вот уже приезжаешь на какой-нибудь автофестиваль в ту же Польшу, начинаешь разговаривать с людьми — и как бальзам на душу: «А, Гродно, Беларусь? Слышали-слышали».

— В чем основная фишка SunDay, так это в том, что любой и каждый может заявиться и показать свой автомобиль, если он реально интересен и заслуживает внимания. Так сказать, явить широкой публике плод своих трудов. Для тех, кто восстанавливает, тюнингует, занижает, «набрасывает коней». 

— Этой концепции мы придерживались с самого начала. Но многим скрепя сердцем приходится отказывать. В этом году мы выделили площадку около фестивальной для перспективных авто – это которые чуть-чуть «не дотянули», причем многие из них все-таки попали потом внутрь.

Поскольку желающих из года в год все больше, мы вынуждены повышать требования к автомобилям. Не потому, чтобы больше отсеять. Таким образом мы пытаемся поднять автомобильную культуру в целом. Бывая на различных мероприятиях, мы поняли, что европейская тенденция – это сохранение или воссоздание максимальной оригинальности, доведение автомобиля до идеального в техническом плане и гармоничного внешнего состояния. Как сказал один организатор польской судейской команды TuningKingz: бабушка должна посмотреть на тюнингованный автомобиль и сказать, что он обычный, а человек «в теме» — заметить изменения при детальном изучении. Мы прислушиваемся к тенденциям соседей, которые все-таки впереди нас. У нас же все еще встречается массивный тюнинг начала 00-х, как в Need for Speed. К слову, для таких машин в Польше проходят отдельные встречи.

2013-й год, «эталонный» тюнинг Беларуси

— Вот люди считают, что «все проплачено», что каждый год в числе участников – одни и те же, что по-настоящему интересные автомобили остаются за бортом и стоят на парковке для зрителей.

— В этом году, например, около 70% участников были новыми. Да, есть автомобили, которые появляются на SunDay повторно, но самые требовательные зрители почему-то видят именно их и порой выражают свое негодование. Допустим, стоит на фестивале «слабый» автомобиль — его сразу заметят и именно его будут обсуждать, несмотря на изумительный проект, стоящий по соседству. Прислушиваясь к комментариям посетителей, мы корректируем концепцию, делая фест все лучше и лучше.

На нынешнем SunDay появилась новая номинация, на которую мы не обращали внимания раньше, — янгтаймеры. Казалось, что эти автомобили стоят в каждом дворе и не представляют интереса. Но вот в соседней Латвии мы заметили, насколько круты автомобили из 80-х при должной реставрации. Сомнения отпали, такие красавцы нужны на фестивале SunDay. Решение было очень удачным – останавливаясь возле идеальных BMW E28, Mercedes W126 и VW Golf первых поколений, взрослые мужики замирали, вспоминали молодость и с ностальгией говорили: «У меня была такая». Кстати, в этой номинации пришлось отказывать чаще всего. Увы, машины из 80-х не редко реставрируют под свой вкус, который не понятен большинству. А у людей свое ощущение прекрасного, и объяснить им, что оно отличается от общепризнанных тенденций, всегда непросто.

Один из самых ярких и необычных участников SunDay – проект «Франкенштейн»

Насчет того, что «все проплачено», у меня есть история, когда организаторам пришлось «побегать» за одним из участников. Пришла заявка от владельца VW Scirocco из Минска. Когда мы увидели этот автомобиль на фотографиях, то сразу поняли, что он – главный претендент на победу среди «янгтаймеров». С радостью позвонили владельцу, а он сказал: «Это моя жена подала, я ж просил ее не писать, я никак не смогу приехать». Пришлось звонить снова и снова, уговаривать, но стопроцентной гарантии парень не давал. И вот утро субботы, съезжаются участники и я вижу этого красавца Scirocco! Сразу бегу к нему, хочу лично рассмотреть машину и выставить на территории. Парень — за рулем, рядом — его жена и она светится от счастья. Парень поднимает крышку капота, а там идеальный вид моторного отсека, как будто машина минуту назад съехала с конвейера. Крутейшее зрелище!

И вот, сначала автомобиль прошел в ТОП-8, потом победил в своей номинации, а еще и зрители отдали ему свои симпатии. Но к моменту подсчета зрительских голосов, владелец был так взволнован всеобщим вниманием, что отказался от приза зрительских симпатий и велел отдать его второму за ним претенденту. Таким образом кубок ушел в руки автора автомобиля, стилизованного под McLaren.

— В прошлом году хэдлайнером фестиваля был Сергей Чиграков со своей командой, было много возмущения, дескать, мероприятие молодежное, а выступать позвали каких-то динозавров. Очень уважаю «Чиж и Со», но «Ляпис» в этом году «зашел» значительно лучше. Как выбирается группа, которая будет выступать на фестивале?

— К сожалению, все ограничивает бюджет. На гонорар главного исполнителя заложена сумма не более $20.000, а большинство именитых артистов «стоят» дороже. Мы каждый год ломаем голову над тем, кого пригласить, и, если честно, меня лично настораживает, что мероприятие стало зависеть от музыканта. Тем не менее ищем компромиссы, ставим себя на место наших посетителей.

Не только бюджет вносит свои коррективы. Есть спонсоры и другие структуры, у которых свои требования. Например, эта история с ограждением между сценой и зрителями на концерте, за что было много критики. Расстояние было согласовано задолго до фестиваля, но служба безопасности в самый последний момент посчитала, что его нужно увеличить. Мы понимали, что это провал. На рок-концертах зрители практически трогают звезд, а здесь сделали такую пропасть. Менеджер Михалка тоже просил «контакта с публикой», но служба безопасности была неумолима. А ведь все посчитали это «косяком» организаторов.

В этом году выросла средняя продолжительность посещаемости фестиваля — до 4,5 часа. Раньше люди приходили на час-два. Мероприятие стало семейным, на него идут с женами и детьми, и для всех мы придумываем развлечения. Фестиваль действительно становится фестивалем, а не выставкой.

Что касается Михалка, то согласен, что он в этом году «выстрелил». Сказалось то, что публика соскучилась по нему.

— Расскажи, как удалось отстоять продажу пива и палаточный городок – эти корни зла и рассадники бескультурья?

— У многих это вызовет удивление, но это все благодаря Гродненскому райисполкому – второму надежному партнеру фестиваля. Продажа пива на SunDay началась с фразы: «Это же как нужно не любить своего человека, чтобы не дать ему в жаркий день кружку пива?!». Она была произнесена на одном из заседаний, на котором обсуждалась организация фестиваля. И ведь, оказывается, культура потребления пива у нас все же есть! Милиция, конечно, бдит, но пьяные на SunDay не валяются.

Палаточный городок – это наша жемчужина и гордость. Когда-то я себе даже представить не мог, что заранее на фестиваль будет приезжать столько людей. Эту вереницу автомобильных фар, стягивающуюся в лагерь с пятницы, наверное, в нашей памяти не стереть. Прекрасное зрелище! Понятно, что люди выпивают, но все на позитиве, гостеприимные, каждый зовет к себе. В этом году какие-то ребята привезли с собой диджейский пульт, устроили дискотеку и пели «Это SunDay!». Вот, просто за живое! Для меня это много значит, это именно те моменты, которые убеждают в том, что нужно продолжать.

— Как иностранцы оценивают нашу публику?

— Она им очень нравится. Они просто без ума от наших людей. Говорят: «В Европе как? Если ты заплатил за вход, то все машины – твои. Люди считают, что могут лазить по чужим автомобилям, дергать за ручки – делать все, что пожелается». Белорусы другие, они уважают чужую собственность и понимают, сколько стоят автомобили участников. Один иностранец был впечатлен тем, что один отец спрашивал разрешения, чтобы сфотографировать своего сынишку рядом с автомобилем. Случаются, конечно, и негативные моменты: что-то оторвут от машины, открутят, унесут. Но это, к счастью, бывает не часто и «по мелочам».

— Что насчет SunDay-2018? Настроения еще пессимистические или уже отлегло?

— Отлегло. Уже начинаем «заряжаться». В конце октября едем в Варшаву на моторшоу – начинается охота за новыми участниками.

Елена ШЕМЕТ
Фото и видео из архивов АвтоГродно
ABW.BY

Как это было в разные годы

2010 год: сцена — в прицепе фуры, немного посетителей и первые несмелые попытки «задать тон». Фотоотчет здесь

2011 год: сцена стала полноценной, фестиваль помогало «вытягивать» объединение «АвтоАмерика»

2012 год: впервые на целый день пропала мобильная связь одного из операторов из-за перегрузки базовой станции. Фотоотчет здесь

2013 год: программа стала более насыщенной. Первый приезд иностранных участников (клубы «Старые телеги» и V8 из Литвы, а также «МотоРетро» из Польши), впервые появилась эротическая мойка и дневной хедлайнер (Кирилл Шимко). Раздавив автомобиль джипом, в том году организаторы получили упрек от иностранных гостей: «Что вы делаете! Эти машинки восстанавливать нужно, а не ломать!». С тех пор никакого насилия над авто.

2014-й год: первый прорывной фестиваль. Приехали московские тюнинг-студии, впервые появились «шоу-стопперы» в виде KTM X-BOW, Chevy Truck Дмитрия Нагулы, лежащий днищем на земле шоу-кар из Литвы, блестящие проекты студии Re-Styling. Впервые состоялся конкурс «Мисс Сандей». На сцене — J:Морс, появилась ночная часть фестиваля. Вход для зрителей стал платным. Фотоотчет здесь.

2015-й год: впервые стали проводить автозвуковые соревнования на международном уровне благодаря соорганизатору «EMMA-Russia». Эротическая мойка становится республиканским конкурсом «Гродно против Минска». На сцене группа «Бумбокс» и снова есть ночная часть. Установлен рекорд посещаемости – 18.000 человек.

2016-й год: В конкурсе «эротической мойки» уже 6 красавиц. На сцене «Чиж и Ко». Фотоотчет здесь

2017-й год: поставлен рекорд участников – около 200. Впервые появились номиации «Янгтаймеры» и «Мотоциклы». На трех сценах работали 10 ведущих. География участников расширилась до 8 стран. Поставлен рекорд по дальности пути до фестиваля — 3300 километров (Испания, Tesla Model S).

 

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close