АвтоНовости Беларуси

Минчанин за полтора месяца вернул Audi Q7, которую изъяли на польской границе. Как?

Ехал с семьей в Варшаву, на границе задержали польские пограничники. Машину изъяли, так как она числилась в базе Интерпола. Игоря больше суток продержали фактически под стражей, после чего отпустили на все четыре стороны. В похожую ситуацию попадали и другие. Кто-то обращался за помощью к частным детективам, кто-то обзванивал знакомых юристов. Игорь вернул машину самостоятельно всего за полтора месяца. Он рассказал, что предпринимать, если на границе изъяли авто.

Совет первый: не тратить время на выяснение отношений

Игорь рассказал корреспонденту Onliner.by, что после публикации истории об изъятой в «Тересполе» Audi Q7 ему стали звонить знакомые, а также люди, которые побывали в похожей ситуации.

— Мне старались дать какие-то советы. Кто-то говорил, что нужно обязательно жаловаться в МИД, что меня не имели права столько держать на границе. В МИД, сразу скажу, я не обращался. Какой смысл? Что мне ответят в министерстве? Или, может быть, поляки компенсируют мои неудобства? —отметил мужчина.

Вместо этого он сосредоточился на главной проблеме, которую ему еще в Польше обозначил следователь, занимающийся его делом. Пока автомобиль числится в базе Интерпола — спокойной жизни не будет. Даже если в этот раз поляки, проведя экспертизу, установят подлинность машины и вернут ее, в следующий раз любой пограничник, любой полицейский при проверке документов сверится с базой и точно так же машину изымут до выяснения обстоятельств.

— Расставив приоритеты, я решил, что плясать нужно от печки. Нужно было добиться того, чтобы моя машина исчезла из этой базы данных, тем более что двойник числился в России, и об этом было известно, — рассказал Игорь.

Совет второй: звонить во все инстанции

Требовалось узнать, кто является инициатором розыска.

— Это оказалось неожиданно сложной задачей. Я обзвонил все министерства и ведомства, поднял всех возможных знакомых просто для того, чтобы узнать, кто отправил запрос в Интерпол. Дали какой-то телефон: в течение полутора недель я туда звонил — не дозвонился. В конце концов нашел другой номер. По нему смог связаться со следователем, которая занималась этой машиной. Она что-то выясняла, потом говорит: «А почему вы мне звоните? В 2017 году я подала эту машину на снятие из базы розыска». В 2017-м — год назад! Погодите, так почему тогда авто до сих пор в этой базе? — недоумевает автовладелец.

Следователь все сказала верно: в 2017 году, когда было установлено, что двойник автомобиля находится в России, а оригинал в Беларуси, на сайте ГИБДД России и появилась соответствующая отметка, которую Игорь безрезультатно показывал польским пограничникам. Безрезультатно, потому что из базы розыска Интерпола машина никуда не исчезла.

— Начался период просто беспрерывных звонков по всем инстанциям. Звоню в головной отдел Интерпола в России. Ну а кто я для них, как они со мной будут разговаривать? Спрашиваю, вы видели письмо, что машину нужно убрать из базы? Видели, говорят. Машина снята? Снята, отвечают. А по факту не снята, по факту она там есть, и из-за этого поляки мне ее и не отдают. В ответ на это в головном офисе мне предложили звонить инициатору розыска в Ярославль. А в Ярославле отвечают: звоните в Москву, мы все отправили. Я говорю, ребята, вы уж определитесь там, кому мне звонить! У меня же машина в Польше стоит!

Совет третий: звонить недостаточно, нужно писать во все инстанции

За это время Игорь убедился в том, что, кроме того что необходимо постоянно звонить и напоминать о своей проблеме, нужно также направлять письменные обращения во все компетентные органы.

— Я бы посоветовал сделать это вообще в первый день. Вернулись домой: отправили письма. Я оставил обращения на сайтах Интерпола в России и в Беларуси, на сайте МВД — везде. Чаще всего этим обращениям присваивался порядковый номер, и их рассматривали в установленном порядке. Ответы я получал, пусть и малоинформативные. Но, как я понял, только благодаря моим обращениям дело сдвинулось с мертвой точки, — рассказал наш читатель.

 Кстати, только из белорусского отделения Интерпола я пока не получил никакого ответа. Но там о моей проблеме знают. В один из моих очередных звонков в Россию мне сказали, что им звонили белорусские коллеги, спрашивали о моей машине, — добавил Игорь.

Совет четвертый: быть настойчивым

Так прошел месяц. Игорь писал, он звонил буквально каждый день в компетентные органы РФ с вопросом о том, почему его машина, если она снята с розыска, остается в базе Интерпола.

— Мне сказали, что произошел какой-то технический сбой. Потом говорят: мы сняли, все хорошо. Я звоню в Польшу, а там говорят: нет, машина в базе. Звоню обратно, а там удивляются: «Не может такого быть!» Смотрят: точно, авто в базе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
0
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Статьи по теме

Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: