«За сотней долларов в Литву не ездят». Воспоминания несостоявшегося белоруса-перегонщика

АвтоОбщество
Поделись с друзьями

Белорус был близок к тому, чтобы регулярно перегонять автомобили, но «не срослось». О причинах он рассказал Автобизнесу.

За сотней долларов в Литву не ездят". Реминисценция несостоявшегося перегонщика

Почти 20 лет назад мы жили в славное время, когда можно было пригнать из-за рубежа относительно свежую иномарку, поездить на ней год-два, особо ничего не вкладывая, и продать, да еще с прибылью! Выбор по маркам и моделям был достаточно разнообразным, на любой вкус и кошелек.

Вот и мы с кузеном, вдохновившись идеей самостоятельного пригона авто из-за границы, приступили к реализации задумки. Забегая вперед, скажу, что основная масса иномарок приезжала к нам из Прибалтики. Я же до этого «юзал» авто из-под наших земляков, прошедшие не одни руки.

Благо в Литве проживали хоть и дальние, но все же родственники. Заручились их поддержкой в проживания и экскурсиях по местным рынкам да привозам, оформили одноразовые визы по 20 евро, прихватили с собой свежий номер «Автобизнеса» и отправились в дорогу.

«Как машина?» – «Нормальная»

Автобус Минск – Вильнюс, пассажирами которого в основном были прожженные перегонщики с багажом в виде сумки-пояса на ремне, за ночь примчал нас в столицу соседнего государства. Там с распростертыми объятиями встретил родственник, назовем его на наш манер Виталик, который любезно пригласил к себе домой в пригород Вильнюса.

За завтраком, вкратце узнав особенности местного автобизнеса и ценообразования, бегло изучив предложения в интернете, мы приняли решение посетить рынки в Каунасе и Утине. Как оказалось, Виталик был в теме: недавно отошел от дел, у него было несколько автовозов, а сейчас он занимался другим проектом. На том и решили: погнали – полетели…

Рынок в Каунасе поверг меня в шок! Я такого никогда не видел, даже представить себе не мог, что так можно торговать машинами.

Представьте себе старую площадку, как на «Жданах», где был авторынок, всю заставленную трейлерами. Местами они стоят так плотно, что приходилось протискиваться между ними. На заездах более-менее свободно, даже кое-где спускали одну-две машины с трала на землю. На автовозе обычно от 7 до 10 машин в зависимости от их габаритов. Как правило, на лобовом стекле тягача от руки на листочке по-литовски краткое описание машин на продажу: комплектация, опции и так далее, из чего понятно только год, объем и цена. Рядом хозяин с огромной связкой ключей от машин, по первому требованию готовый открыть и показать товар лицом, не забывая «честно» рассказать всю подноготную автомобиля.

«Непроходных» машин, внешне в идеальном состоянии, огромное количество. Смотришь на них и думаешь: как же повезло прибалтам – например, Audi 100 C4 с мотором 2,8 литра всего за 900 евро!

Людей что муравьев, в основном казахи. Смотрели мультфильм «Осторожно, обезьянки»? Помните, как они наскакивали на машинку? Так и казахи: еще автовоз не успел заехать на рынок, а на нем уже идет обследование начинки. Казахи побогаче покупали на глазок, как редиску на Комаровке. При мне один богатей покупал машину, видя только корму золотистого цвета Audi 80 Avant на втором ярусе автовоза. «Как машина?» – «Нормальная». Оставил «сотку» залога и пошел дальше в поисках того, за что еще глазу зацепиться.

Немного придя в себя, попривыкнув к местному колориту, потихоньку начали присматриваться к предложению. Надо отдать должное Виталику: он стойко переносил с нами все муки выбора, не навязывая своего мнения и активно помогая нам.

– Виталик, смотри, хороший вариант, – на лафете стоял неплохой автомобиль. Быстренько прикинул таможню, на коленке сравнил предложения в «Автобизнесе» – и в уме уже вырисовывается приличная «дельта».

– Давай посмотрим. Тра-та-та, тра-та-та, – читает он вслух. – Да, все ясно, тут написано: «Мотор в багажнике»!

Идем дальше…

­– Вот Audi B4, красавица! Стоит возле лафета, все ровно, даже как-то приторно, цена хорошая! Но что-то смущает…

– Лабас ритас, – начинает диалог Виталий с хозяином, а мы в это время, осматривая предмет продажи, не понимая, о чем идет речь, пытаемся найти повод для торга. Ждем, что выяснит Виталик, и уходим ни с чем.

– Ну что, о чем вы говорили? Почему ушли?

– Да предлагали мне на вас заработать.

– Это как?

– Спрашивали, что за два гуся со мной. Я им и говорю, что приехали за машиной. А они мне предлагают сказать вам, что хорошая тачка, а если вы купите, то 200 евро мои! Эта «бочка» – «биток». Почти три недели как в Литве стоит на рынке, ждет своего часа.

Оказывается в «брифе» – оригинальном техпаспорте – ставится штамп литовской таможни с датой ввоза, свежак – это один или два дня. Как правило, все, что не ушло, разъезжается по привозам да мастерским или остается тут же под видом свежепригнанной. Соответственно чем больше авто находится в продаже, тем больше вопросов.

Воротилы автобизнеса

Наконец внимание кузена привлекает B4 за 2500 евро: седан черного цвета с двухлитровым бензиновым мотором, на «ручке», 1994 год выпуска, комплектация «есть все, кроме кожи». Машина стояла на первом этаже автовоза, да так «удачно», что полностью открывались только задние двери с багажником и частично передние – мешали элементы конструкции трала. Капот можно было приоткрыть, но ровным счетом ничего не увидеть. Машину завели, послушали, потрогали, передачи включаются, включили «кондей» – все работало. Что делать? Кот в мешке или хороший вариант? Тут еще масла в огонь подлил продавец, скинув с ходу 500 евро!

Audi выглядела примерно так

Берем. Оставили сотку залога, договорились встретиться через пару часов на стоянке, где будет разгружаться автовоз, а потом на оформление в так называемую Regitra – что-то вроде нашего регистрационного отдела ГАИ.

Еще побродили немного по рынку. Так и не найдя себе ничего толкового, решили потихоньку выдвигаться в указанное место. Ехали, особо не торопились, время позволяло. По пути остановились перекусить на небольшой площадке по продаже автомобилей.

Жуя хот-доги и запивая пивом, лениво прогуливались среди выставленных на продажу авто.

– Смотри, чем не вариант?

Под «метровым» слоем пыли стоял Opel Vectra A 1993 года грязно-серого цвета. Цена хорошая – 1750 евро. Позвали хозяина, «прикурили», завели мотор, проехались по стоянке – никаких вопросов. Еле-еле сбросив 50 евро с помощью Виталика, оставили залог, договорившись завтра встретиться в Regitra. И поехали за «бочкой».

По пути Виталий рассказал, что эту «верку» хозяин продает в убыток: сразу не ушла, пришлось переварить пороги и задние арки, и все равно зависла на несколько месяцев, зато освободил место на стоянке.

– Ты хоть на своей машине проехал, а что если я открою капот, а там «фига»?! – сокрушался кузен, покидая автопривоз. – Ну типа мотор весь в масле, все на проволоке подвязано и тому подобное.

– Да ладно, не парься.

Приехали на место. Как раз разгружали трал, согнали машину кузена. Наконец-то можно более-менее сносно все осмотреть. Открыли капот, а там ничего плохого, все в полном порядке. Тут же вездесущие казахи предложили кузену перекупить у него эту машину за 2500 евро! Вот это поворот!

В целом автомобиль оказался в очень достойном состоянии, в чем убедились по дороге на переоформление, на ходу выше всяких похвал. Сама процедура переоформления, несмотря на достаточный наплыв посетителей, заняла не более 15 минут. Все предельно четко, быстро, корректно. Транзитные номерные знаки повесили, настроение отличное. И на огромном позитиве, уже почувствовав себя «воротилами автобизнеса», отправились отдыхать, а я – с нетерпением ждать завтрашнего дня.

На следующее утро в условленное время с паспортом в руках среди заезжающих на парковку машин высматриваю свою «верку». Тут ко мне подходит продавец-литовец: «Что, не узнал свою машину?»

На фото прямо как та самая «верка»!

Действительно просмотрел – и не удивительно. Рядом стояла совершенно другая машина – чистый и нарядный рестайлинговый седан Vectra A черного цвета, как мне показалось – еще лучше, чем вчера. Опять процедура переоформления заняла от силы 20 минут, и вот я – счастливый обладатель чуда немецкого автопрома! Здесь бензиновый мотор 1.6 на 75 сил, пробег 125 тысяч километров, правда, без сервисной книжки, зато с передним электропакетом, заводским люком, гидроусилителем, ABS, фронтальными подушками безопасности – на то время более-менее достойная комплектация. По документам один хозяин – немец 1947 года рождения. Про такие машины говорили: «Бабушка в церковь по выходным ездила».

После «дефиле» по родне на свежекупленных авто обменялись ценными подарками да сувенирами, подкрепились у всех понемножку на дорожку и отправились домой. Виталик любезно согласился проводить нас до границы, за что ему огромная благодарность, и не зря. Буквально за пару-тройку километров до пункта пропуска «Мядининкай» («Каменный Лог») дорожная полиция поймала нас на превышении скорости: кузена – более чем на 20 км/ч, он шел первым, меня – более 10 км/ч.

Вышли из машин, предъявили кучу документов. На нас обрушился шквал непереводимой речи. Тыкая радаром в лицо, конкретно показали пальцем на кузена – 150 евро, на меня – 50 евро. Я в шоке: вот почему культура вождения в Литве мне показалась образцовой!  Но случилось чудо: после недолгой беседы Виталия с экипажем дорожной полиции нам отдали документы, пожелав счастливого пути и не взяв ни цента!

Благодаря такой мощной поддержке в этот уикенд мы благополучно осуществили задуманное и очередной раз выразили огромную благодарность нашему родственнику.

Продано!

На таможне были около семи вечера. Без проблем проехали литовскую заставу и отправились на «красный» коридор для растаможки авто. Сие “таинство” происходило в отдельном административном здании. Холл на 20 «квадратов» без кондиционера, без лавочек для посетителей, с несколькими окошками и банковским отделением, с туалетом на улице типа «Мэ» и «Жо», как в одной комедии. Людей «миллион» – живая очередь, попытки подать документы без ожидания жестко пресекались. Упустить свою очередь – начать заново. Мы справились часов за десять. Как нам сказали, «это еще повезло, обычно дольше».

Сам процесс таможенной очистки занял не больше часа: подача заявления, уплата требуемой суммы в кассу и выписка таможенной декларации. На то время ставка таможенной пошлины на мой автомобиль равнялась 0,6 евро за «кубик» для первого в течение календарного года авто в возрасте от 10 до 14 лет независимо от объема двигателя. Таким образом, таможенная очистка обошлась мне почти в 900 евро.

Следующие 150 километров до дома проехали на одном дыхании, на адреналине, невзирая на сутки бодрствования. И чем меньше были цифры на информационных знаках до столицы, тем меньше хотелось спать.

На регистрацию и получение «номеров» на Серова ушел целый день! После полного комплекса контрольно-диагностических работ на моей «верке» требовалось заменить лишь стойки стабилизатора, которые были обломаны с обеих сторон. Скорее всего, при съезде с автовоза там, на чужбине.

Порадовал расход топлива: навскидку загородный режим – не более 6 литров! А если «тошнить», то и того меньше. С каждым днем машина нравилась все больше. Но приличный предполагаемый «навар» и достаточно большой интерес со стороны потенциальных покупателей не оставлял сомнений в продаже.  В итоге машина ушла в люди с рынка «Ждановичи», причем уехала в Москву. Да, в то время еще наши восточные соседи заезжали к нам на авторынок. Кстати, кузен продал свою «бочку» также с «первого» рынка в Малиновке. При осмотре покупателем на СТО требовалось заменить всего-навсего наконечник рулевой тяги.

Секрет Гамильтона

Воодушевленный таким развитием событий, оформил доверенность на приобретение и перегон автомобиля, открыл себе еще раз «шенген». Созвонился с кузеном – и мы снова поехали за машинами. Родственника решили не напрягать, ведь мы теперь «акулы автобизнеса». Поехали втроем, на машине приятеля, скинувшись ему на страховку и топливо.

В Каунасе мы были рано утром. Рынок потихоньку оживал: подтягивались свежие автовозы, людей становилось в разы больше, опять тут как тут казахи – торговля шла полным ходом. Мы методично осматривали представленное, на самых «вкусных» вариантах сверялись со свежими объявлениями о продаже в газете «Автобизнес».

В итоге я купил себе зеленый универсал Ford Escort 1997 года выпуска с 1,6-литровым инжекторным мотором на 90 л.с. и в хорошей комплектации: гидроусилитель, ABS, подушки безопасности, электропакет, «противотуманки», кондиционер заправлять не надо. Правда, был один нюанс: вспучилась краска на правой задней арке. Просили за машину что-то около 2500 евро, забрал за 2200. Кузен прихватил себе синий бензиновый седан Opel Vectra B также 1997 года. Цену уже и не вспомню, что-то около трех тысяч.

Незнание языка особо не беспокоило: все продавцы, как правило, выросшие в СССР, понимали русский. Чего не скажешь о молодежи – не понимали или делали вид, что не понимают. Столкнулся с этим на своем опыте. Заправлял машину на АЗС, причем сначала нужно залить топливо в бак, а потом рассчитаться на кассе. Обратил внимание, как операторы обслуживают клиентов станции: с местными общаются, улыбаются, о чем-то разговаривают, считай, по-приятельски, что-то предлагают, как только русскоязычный – сразу же на лице «маска» безразличия, ответы односложные, как роботы, что-то еще узнать невозможно. Я же заговорил на чистом  белорусском языке. В то время еще мог без проблем выражать свои мысли на «роднай мове», теперь-то уже все позабылось. И – о чудо! – нейтральное отношение в начале диалога вылилось в дружелюбную беседу в конце.

– Ики пасиматимо! Секмес!

– Усяго добрага! Да пабачэння!

Далее по отработанной схеме: аккуратная езда с соблюдением скоростного режима по местным дорогам до таможни, где бдительный литовский пограничник с невозмутимым видом вернул мне документы в пункте паспортного контроля! Из его ломаного русского я понял, что нет какого-то документа. Что делать? На вопрос дозорный только пожал плечами. Благо знающие люди в очереди шепнули, что надо заручиться поддержкой Александра Гамильтона: и он зашел с моим паспортом к стражу границы, а обратно уже не вышел.

«Висо гяро», – услышал я на прощание, ворота (шлагбаум) отворились, мы в «красный» коридор, а приятель, большое ему спасибо, домой. Кстати, за кузена также «хлопотал» Гамильтон. Секрет критерия отбора Александром так и остался нам неизвестным.

Уже вечером, стоя в «колейке» на оформление, прокручивал события прошедшего дня, подбивал дебет-кредит и с расстройством понял, что переплатил лишнюю сотню: не учел залог при окончательном расчете! Мало этого, так еще при относительной тишине на улице слышу, как несносно работает мой Zetec с характерным постукиванием дизелька.

Вот я «лошара», а «лабус» гадкий такой, глазки хитрые, пронырливые! С чего бы это мой МК6 возили вместе со мною на лафете, прицепив к старенькому Espace, в Regitra, якобы бензина в баке только завестись? Что за невиданная щедрость? Как-то я не придал этому значения…

Отогнал от себя нечистые мысли, вспомнил, что дома ждет любимая жена с маленьким ребенком, и расценил случившееся как хороший урок на будущее. Потратил всю ночь на растаможку, пополнив бюджет родины на 900 евро, и ранним утром двинул на Минск.

События вселенского масштаба

Дальше все как обычно: реклама в газете, а затем «только из Германии, вышколенная, вылизанная со всех сторон, как с конвейера машина» отправляется на рынок «Малиновка».

Кто помнит, как это было? Становишься с вечера очередь на заезд, чтобы занять «хлебные» места, которые получше, а не у самого туалета на торговой территории, ночь ждешь, а под утро начинаются гонки! Где-то около пяти утра возникает «броуновское движение»: открываются шлагбаумы на постах заезда – наступает самое интересное. Порядок очереди мгновенно теряется: кто замешкался, того нагло объезжают, ругаться и выяснять отношения некогда. А когда оказываешься на территории, то видишь, что все лучшие места уже заняты. Стоят какие-то коробки, бутылки и все остальное, чем можно обозначить застолбленное место. Кто-то беспардонно откидывает в сторону весь этот мусор и паркуется. Кто-то проезжает дальше в надежде найти свободный клочок асфальта. А самое интересное происходит потом, когда появляются нагловатые удальцы и предлагают за определенную плату приобрести кусочек асфальта или уехать с теплого местечка. Как поступить, каждый решает сам. Затем начинается наведение лоска и марафета, не прекращающееся в течение целой торговой сессии.

После второй акт, мой любимый. Отрадно наблюдать, как у нас покупают машину. Это событие вселенского масштаба, разумеется, в рамках одной семьи. Целыми свитами, очень часто в присутствии супруги как главного «решалы» и распорядителя финансов, прохаживаются между рядами потенциальные покупатели. В сопровождении знатоков своего дела – специалистов с большой буквы:  маляров,  кузовщиков, мотористов, электриков, готовых растерзать любую тачку глубокими познаниями. Моторист по одному звуку мог определить, что в двигатель залито ведро присадок. Маляр – по одному взгляду, что машина перекрашена, толщиномеров тогда еще не было. Электрик на расстоянии безошибочно определял любой «глюк» в системе. Кузовщик убедительно мог рассказать и даже показать, где была нарушена геометрия кузова. С точностью до километра определялся пробег машины, который отмотали назад на много тысяч. Невероятно!

Как мне показалось, «Малиновка» более серьезный и дорогой рынок, случайных людей мало, спрос выше, предложений больше. «Ждановичи» – блошиный рынок: человек приехал на «поле чудес» купить себе рисовый веник и заодно прогуляться по авторынку. Зевак больше, чем продавцов, машины, как правило, дешевле, часто несколько недель одни и те же, только хозяева разные.

Никогда не мог понять, для чего это: из машин «только из Германии» продают немецкие стиральные порошки и прочую химию. Один раз не удержался, спросил:

– Как машина, откуда?

– Из Германии, сам выгонял, – чуть не обиделся торгаш.

– На «бриф» можно взглянуть?

–  Конечно, без проблем.

–  А что это вы, уважаемый, через Литву въезжали, а не через Польшу. Неужели так ближе?

– Да что ты говоришь! Сильно грамотный, что ли?

– Так вот штамп таможни «Лаворишкес» («Котловка»).

– Где-е-е?

– Вот, смотрите!

Без комментариев. Пару случайных свидетелей нашего диалога так ничего и не поняли.

Так получилось, что с нескольких рынков моя зеленая машина не ушла, по объявкам тоже, хотя люди периодически приезжали, смотрели, готовы были забрать, но сильно уступать в цене как-то не хотелось. Да и, как говорил мне тогда кузен, «за ста долларами в Литву не ездят». В итоге оставил себе.

За почти два года ежедневной эксплуатации на моей новой машине пришлось поменять лишь передние тормозные колодки и втулки стабилизатора, приобрести комплект зимней резины и, разумеется, регулярное масляное ТО с фильтрами. И еще мне очень импонировало, как управляется этот Escort. Долго не мог найти объяснение своим ощущениям, пока не прочитал где-то, что инженеры Ford – гуру в разработке шасси и подвески. Прямо в точку!

В  итоге продал свою гонку на рынке «Малиновка» практически в те же деньги, что и брал. Знаете, надоело, захотелось чего-то другого. По объявлению в «Автобизнесе» купил другую машинку из-под одного хозяина. Поездил на ней два года, продал там же. История эксплуатации и впечатления от нее достойны отдельной статьи, может быть…

«Секси-Гольфик» и «Утюжок»

Через пару лет снова засобирался к нашим соседям за «новой» машиной. Оформил «шенген» уже за 35 евро, договорился с кузеном – для него поездки в Литву стали рядовым событием. Поехали опять-таки на машине приятеля по уже отработанной схеме.

Как обычно, с самого утра на рынке в Каунасе. Такое ощущение, что вчера тут был, – ничего не поменялось: такая же бойкая торговля, те же казахи, правда, время от времени слышна украинская речь. В тот день машину я себе не купил, как и один наш знакомый, которого случайно встретили. Тот искал «четвертый» Passat на продажу, ничего не нашел и поехал домой пустым.

Мы же остались ночевать на автостоянке около рынка в машине кузена, который разжился бензиновым Citroёn C5, цену и год уже не вспомню.

На следующий день мое внимание привлек «четвертый» Golf с тремя заветными буквами TDI. Это был трёхдверный хэтчбек 1999 года, цвет «секси», как называл его продавец. Tropic Orange Metallic Clearcoat – невероятно интересный цвет переливался на солнце и привлекал внимание потенциальных покупателей.

Дизелек на 90 сил работает, что кот мурлычет на печи, ласкает слух. Не дымит, не коптит, средний расход по бортовому компьютеру 4,9 литра, не машина – мечта. Два дня как в Литве, пробег слегка за 300 тысяч. Салон без претензий: не затерт, не продавлен. Все работает. После торга до слез, уступив всего ничего, литовец готов продать мне машинку за 3900 евро. По рукам – залог, обмен номерами телефонов (да, уже в роуминге), и через пару часов я буду счастливым обладателем «немки».

Праздно шатаюсь по рынку, слышу звонок телефона, а затем: «На Балтараша сегодня не идет».  Оказывается, «Гольфик» числится на конторе, которая его сюда доставляла. Оформить документы на вывоз не могут, только по Литве, нет какой-то печати, а штамп у бухгалтера, который на звонки не отвечает. Предложили другой вариант: после выходных будут готовы документы, в договоренное время выгонят машину на границу, где и произойдет сделка. Меня такой вариант не устроил. Очень жаль.

Встречаемся с продавцом, забираю залог, идем дальше. Натыкаюсь опять на «Гольфик», тоже трехдверный, но бензиновый и на пару лет моложе. Кстати, я его заприметил еще с утра, но цена 4500 евро не расположила. После более детального осмотра я стал обладателем зеленого Golf IV, выпущенного в 2001 году, с мотором 1.4 на 75 лошадиных сил, с пробегом 125 тысяч, подтвержденным сервисной книжкой, из-под одного хозяина-француза.

Кстати, при оформлении документов на стоянке Regitra я видел, что тот самый «секси-Гольфик» купила молодая литовка.

Дальше все как обычно: дорога, таможня, утомительная ночь и под утро путь домой. Все прошло без казусов. Приятным бонусом стала растаможка по минимальной ставке 0,35 евро за «кубик». Это за первое в течение года авто возрастом от 3 до 10 лет и объемом двигателя не более 1500 «кубиков». Таможне было мало оригинальных документов, они сверялись по наклейке с сервисными данными, которая была приклеена на коврике багажника с обратной стороны, а не в нише запасного колеса. Оказывается, эта наклейка состоит из двух частей: одна часть в автомобиле, другая наклеивается на гарантийный талон. Кстати, об увлекательной эксплуатации данного экземпляра я подробно рассказывал в рубрике «Вторые руки», в статье «Утюжок» из Вольфсбурга».

Итог? Матерого перегонщика из меня не получилось, но приобретенный опыт оказался уникальным. У ребят, с которыми время от времени пересекался, тоже по-разному. У кого-то шло, у кого-то – нет. Наверное, должен присутствовать фарт и отсутствовать сантименты.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button