Без рубрики
0
0
Поделись с друзьями

В начале года в Беларуси появился еще один налог — транспортный, и налоговая уже знает, кто и какими автомобилями владеет и, соответственно, кто и сколько должен заплатить. Налоговая-то знает, а вот знает ли каждый владелец, где находится его машина и что с ней? Случается, что авто по документам существует, но при этом собственник его в глаза уже лет десять не видел. И ладно бы угнали — честное слово, разобраться в такой ситуации было бы проще. А что, если машиной пользовался некогда почти родной человек, который за это время, скажем так, лишился и своего статуса, и оказанного ему доверия?

Семейный альбом

Владимир Дмитриевич и Светлана Анатольевна живут в Минске, на улице Кульман. У них есть дочь Ольга и когда-то была (а по документам есть и сейчас) машина — Seat Ibiza 1994 года выпуска, пишет Onliner.

— Дочь развелась лет десять назад, а может, уже и все пятнадцать. Не сложилась у них с мужем семейная жизнь, — рассказывает Светлана Анатольевна.

Мужа звали Егор, они с Ольгой поженились, когда девушке было 22.

— Жили они у нас, и ему, конечно, здесь было очень хорошо. Егор, знаете, из малообеспеченной семьи, сам работать тоже не хотел: перебивался случайными заработками и жил в основном за счет жены, — женщина говорит об этом спокойно, без злости. — Была у него, помню, работа: устроился где-то сторожем. Сам не сторожил: нашел каких-то студентов, которым жить было негде. Он их в сторожке поселил, носил им еду, а они вроде как что-то сторожили за него.

Еще одна страсть молодого мужа — путешествия.

— Он занимался автостопом, ездил так по всему миру. Когда женился, стал выставлять нашу дочь на трассу, а сам прятался в сторонке. Когда машина останавливалась, он подбегал и садился в нее. Дочь фото прислала — я чуть в обморок не упала! А если ее схватят и увезут не пойми куда? Да и вообще, на что это похоже? Про такое вслух и не говорят даже, — по старой памяти возмутилась Светлана Анатольевна.

Но все это — дела давно минувших дней. Егор и Ольга развелись: она начала новую жизнь, он своим автостопом уехал аж в Испанию.

— Сказал, что там работать не надо — бананы на улице валяются, а обувь можно из магазина утащить, — отметила женщина.

Забрал чужую машину, вроде как на время

Про Егора в этой семье вспоминают не просто так. Перед разводом мужчина взял у тестя автомобиль — старый и проблемный Seat Ibiza.

— Он попросил документы и ездил по своим делам, доверенность в то время не нужна была. Та машина не очень-то и ездила, мы, помню, собирались заменить в ней бензобак. Но зять сказал, что сам все сделает и будет ездить. Мы никуда не обращались, когда они развелись: он же не чужой нам человек. Муж сказал: «Несчастный парень, пусть возьмет эту машину, если она ему чем-то поможет. Но пусть переоформит», — вспоминает Светлана Анатольевна.

К слову, развелись Ольга и Егор после очередного скандала, связанного как раз с тем самым Seat. Поговаривают, что жена просила мужа отвезти ее на работу, тем более что машина — папина, а супруг почему-то не соглашался. Она отправилась своим ходом, и по дороге ее покусали бродячие собаки. В общем, спустя три года семейной жизни чаша терпения переполнилась, мириться с таким отношением мужа Ольга больше не захотела.

Егор обиделся, но автомобиль бывшему тестю не вернул. Более того, переоформлять его он тоже не стал — мужчина попросту перестал выходить на связь.

«Егор вам перезвонит»

— Сколько мы ни обращались — никакого толка. Больше всего мы переживали за то, что он на этом автомобиле что-нибудь совершит, а мой муж будет отвечать за все, — говорит женщина.

Опасения, нужно отметить, весьма обоснованные. В соответствии с п. 1 ст. 948 Гражданского кодекса, владелец источника повышенной опасности (именно владелец, а не водитель) обязан возместить вред (имущественный), причиненный источником повышенной опасности. Возмещение морального вреда, причиненного в результате ДТП, законом также возложено на собственника автомобиля, а не на того, кто сидел за рулем.

Семья не оставляла попыток достучаться до бывшего зятя и убедить его переоформить машину на себя.

— Мне удалось дозвониться до его матери, которая работает в детском саду. Но она сказала, что ничего не знает, что у них в семье не принято лезть в дела друг друга, и вообще была очень возмущена моему звонку, — вспоминает Светлана Анатольевна.

Тогда женщина нашла телефон брата Егора — Матвея.

— Я рассказала ему всю историю, он ответил, мол, не волнуйтесь, машина уже не на ходу, — говорит собеседница. — Я спросила, а где тогда автомобиль? «Егор вам перезвонит», — ответил мне его брат.

Егор не перезвонил, зато лет 7—8 назад семье позвонили из отдела милиции.

— Не знает ли ваша дочь, где в настоящее время находится Егор Михайлович?

— Она не знает. Мы сами его ищем: у него наша машина.

— А мы это знаем.

На этом разговор был окончен, ничего в милиции пояснять не стали.

Транспортный налог как повод найти утраченное

Шли годы. Владимир Дмитриевич и Светлана Анатольевна до недавнего времени считали, что Егор живет где-то в Испании, и лишь надеялись на то, что их старый Seat давно не на ходу и больше не доставит никаких неудобств. Но в январе 2021-го изменилось законодательство: госпошлина сменилась транспортным налогом, собственников транспортных средств обязали платить за свои авто, и потерявшаяся где-то Ibiza 1994 года выпуска не подпадала под исключения.

— У нас нет техпаспорта на эту машину, нет номеров, мы даже не знаем, где она находится, — как нам снять ее с учета? Мы звонили куда только можно, стучались во все двери — нас просто отфутболивают, — разводит руками женщина.

Ее муж, как собственник автомобиля, обратился в милицию, где рассказал, что не пользуется машиной, не имеет к ней доступа и не знает о ее местонахождении.

— Через некоторое время нам пришел ответ: противоправных действий в отношении нас не установлено. Конечно не установлено, мы это и так знаем! А что нам делать в такой ситуации — этого никто объяснить не хочет, — с горечью говорит Светлана Анатольевна.

Ситуация осложняется тем, что владелец Seat не отрицает, что добровольно передал автомобиль иному лицу. То есть об угоне речь идти не может. Перерегистрацией это иное лицо заниматься не пожелало, чем поставило Владимира Дмитриевича в весьма затруднительное положение.

— Моему мужу 74 года, он недавно перенес коронавирус. Состояние здоровья — не очень. Он научный сотрудник и до сих пор работает. У него просто нет ни времени, ни сил, чтобы ломиться в закрытые двери, — отметила собеседница.

Мужчина уже махнул рукой, заявив, что не станет ни перед кем унижаться и лучше будет платить налог за машину, которая фактически не принадлежит ему уже много лет. Но женщины — они настойчивее.

— Я пишу, звоню, читаю интернет. Должен же быть какой-то способ решить эту проблему, — уверена Светлана Анатольевна.

Так есть способ?

Чтобы найти решение, приходится покопаться в законодательстве.

С 2021 года в Беларуси введен транспортный налог, который предусматривает уплату по сроку не позднее 15 декабря 2021 года авансового платежа и по сроку не позднее 15 ноября 2022 транспортного налога в отношении принадлежащих физическим лицам в 2021 году транспортных средств. Плательщиками транспортного налога признаются физические лица, за которыми зарегистрированы в Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел транспортные средства.

За Seat Ibiza, предположим, насчитают рублей 60 налога. Для ветеранов, пенсионеров и инвалидов даже предусмотрены налоговые льготы. Впрочем, кажется, что для этих категорий граждан любые дополнительные траты нежелательны.

Важно: этот год — переходный, поэтому от транспортного налога будут освобождены автовладельцы, которые до 1 июля 2021 года снимут автомобиль с учета. Все это указано в законе «Об изменении Налогового кодекса», который опубликован на Национальном правовом интернет-портале.

Об упрощенном механизме по снятию авто с учета стало известно в начале марта, соответствующая корректировка в законодательстве предусмотрена постановлением Совмина от 1 марта 2021 г. №122.

По новым правилам собственнику транспортного средства необходимо соблюсти одно из следующих условий:

  • сдать в регистрационное подразделение свидетельство о регистрации и (или) регистрационные знаки;
  • документально подтвердить сдачу транспортного средства в промышленную переработку.

Еще один вариант — в регистрационном подразделении отсутствует информация, подтверждающая эксплуатацию ТС в течение не менее трех лет, предшествующих подаче заявления.

В случае с Seat Ibiza, принадлежащим по документам Владимиру Дмитриевичу, первые два пункта невыполнимы: ни регистрационных знаков, ни свидетельства о регистрации у владельца давно нет. Егор, который, по сути, присвоил себе автомобиль, наверняка мог бы прояснить ситуацию, что значительно облегчило бы дело, но с мужчиной связи нет.

— Возможно, он уже вернулся из своей Испании, но поговорить с ним мне не удалось. Я нашла какой-то номер в интернете, позвонила, спросила: «Это Егор?» Мне ответили: «Йес!» — и сразу же повесили трубку. Больше по этому номеру никто не отвечает, — рассказала Светлана Анатольевна.

Никакой гарантии, что это тот номер и тот Егор, у женщины, конечно, нет.

Остается третий пункт: установить, что за три года у ГАИ не было никаких сведений об этом Seat Ibiza. Выходит, пожилым владельцам снова нужно обивать пороги учреждений?

— Я звонила в справочную ГАИ. Меня отправляют по разным номерам: где-то говорят, что не занимаются таким вопросом, где-то просто не снимают трубку, — расстраивается женщина. — Я уверена, что машина уже не на ходу, но как я могу это доказать?

Предложенный алгоритм действий

В ГАИ Минска корреспонденту Onliner подсказали один из возможных алгоритмов действий, которым могут воспользоваться Владимир Дмитриевич и Светлана Анатольевна.

— Владелец транспортного средства вправе обратиться в отел внутренних дел с заявлением о содействии в розыске своего автомобиля. В заявлении нужно указать обстоятельства, касающиеся транспортного средства, в том числе то, что им пользовалось другое лицо, с которым в настоящее время невозможно установить связь и местоположение которого не известно. Милиция проведет проверку, после чего сообщит о ее результатах заявителю, — отметили в Госавтоинспекции.

Возможных результатов такой проверки может быть два: машину либо найдут, либо нет. В первом случае станет проще решить вопрос со снятием ее с учета: по крайней мере, владелец сможет сдать регистрационные знаки своего авто. Но и во втором случае ситуация упростится.

Если из РУВД придет ответ о невозможности установить местонахождение транспортного средства, собственник может обратиться в МРЭО с похожим заявлением, в котором нужно указать все обстоятельства, а также тот факт, что даже после обращения в милицию найти машину не удалось. В ГАИ проверят, есть ли в базе данных информация об эксплуатации авто за последние три года, и если таких сведений обнаружено не будет, то вопрос о снятии транспортного средства с учета может быть решен.

Сложности будут в том случае, если машина все же «засветилась» где-то в указанный срок — придется продолжать поиски либо снова ждать те самые три года.

Поскольку собственник Seat Ibiza уже обращался с заявлением в РУВД, теперь ему предстоит обратиться в МРЭО. Остается рассчитывать на то, что возникшую проблему удастся уладить до 1 июля и Владимир Дмитриевич и Светлана Анатольевна будут освобождены от налога за автомобиль, которым не пользуются так долго.

Нет ни зятя, ни машины, а налог давай плати! Зять нашелся, а авто, оказывается, сменило уже трех владельцев

0
0
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button