«Крыса в дырку пролезла и сдохла. Умерла от того, что увидела»

Без рубрики
Поделись с друзьями
Сломанные краны, дыры в обшарпанных стенах, плесень на потолке, грязные кабинки в туалетах и неработающие душевые. «Белорусский партизан» прошелся по гродненским общежитиям и посмотрел, за какие «удобства» жильцам придется платить дополнительно.
"Крыса в дырку пролезла и сдохла. Умерла от того, что увидела"
Напомним, в Беларуси продолжают вводить плату за пользование жилыми помещениями в общежитиях. С 3 марта ее ввели в Могилевской области, с 1 апреля — в Витебской. Платят также уже в Минской области и городе Минске. А с 1 июня и в гродненских жировках у жильцов общежитий появится новая графа и статья расходов. В результате люди будут платить практически в два раза больше, чем теперь. Но есть ли за что?
Мы стоим в умывальной комнате общежития №20 по улице Комарова. Жильцы дома уже привыкли к обшарпанным стенам и разбитым раковинам, которые они видят каждый день — идя чистить зубы и умываться. А вот тот, кто попадает сюда впервые, может испытать шок.
— У нас здесь в дыру крыса пролезла. Мы ее тут нашли мертвой.
 
— Наверное, увидела, в каких условиях мы тут живем, и сдохла, — шутят жильцы.
— Сейчас за комнату в 21 квадратный метр я плачу 56 рублей за двоих человек. Нам сказали, что с июня будем оплачивать сверху по 2,5 рубля за каждый метр. То есть к стоимости прибавляется 52,5 рубля. Плюс к этому с нас на работе высчитывают «убытки» — 13 рублей за содержание общежития. Правда, никто толком не понимает, что это за «содержание» и на что идут эти деньги. Получается, я буду платить за свою комнату более ста рублей, при зарплате в 300. Но какие у нас тут условия? — рассказывает одна из жительниц общежития Юлия.

К слову, власти обещают, что «убытки» теперь из зарплаты высчитываться не будут, все жильцы будут платить только за «пользование жилым помещением».  По сути вводится арендная плата, формулировки другие — потому что не вписываются в жилищный кодекс. Цена вопроса зависит от квадратных метров и типа общежития. Но общежитие общежитию рознь.

Например, в общежитии на Комарова 20 впору снимать фильм ужасов. Чтобы сходить в душ, жильцам приходится спускаться в местное «подземелье». Мрачный коридор с обшарпанными стенами, разобранный потолок, где виднеются трубы, свисающая проводка, тусклые лампы — словно попадаешь в мрачный киношный мир Тима Бёртона.

Здесь два душа — мужской и женский. В женском с непривычки тяжело дышать из-за сырости. Полупрогнившие крючки для одежды, слизкие стены, к которым боязно прикоснуться, разъедающая стены и потолок плесень — сложно поверить, что люди сегодня могут жить в подобных условиях.
— Крыша течет, все капало на счетчик. Никто не шевелился, пока не замкнуло и не случился пожар. Год прошел, а никто черноту от пожара так и не убрал, никакого ремонта не сделали. Изначально не было рубильников. Мы сами покупали и ставили, потому что нам постоянно везде говорят, что нет денег. Мы за свои деньги покупали краску, красили кухню, потолки, туалеты, кабинки, то есть все делаем сами. 
 
Душ очень страшный, с ребенком страшно заходить. Туалеты текут, в умывальниках сантехника вся гнилая. Из УЖРЭПа придут, цементом замажут там, где течет. Рассохнется, треснет – они опять придут и замажут. На этом все. Лампочки на кухне и в коридоре мы меняем сами, за свои деньги. В то же время с нас каждый месяц высчитывают техобслуживание и капремонт. А куда тогда уходят эти деньги? Текла вода, прокручивался кран, сантехники пришли, так у них нет даже прокладки, которая стоит копейки. Они взяли и перекрыли нам на две недели горячую воду, — рассказывают жильцы дома.
Напротив женского душа располагается мойка — место, где жильцы стирают ковры и тому подобное. Смывочная труба часто забивается, и пока кто-то не спуститься, чтобы ее пробить, вся грязь идет наружу.
В сушке, где жильцы дома должны сушить одежду и белье, очень сыро. Вентиляция не работает. Стены разрушаются, легко можно подковырнуть пальцем и отколоть кусочек.
Туалеты — отдельная история. Дышать там практически невозможно из-за невыносимого запаха. Из четырех кабинок работают только две — и это на все крыло. Окно из желтого толстого стекла, через которое пытается пробиться свет, окрашенные в грязно-зеленый и серый цвета кабинки добавляют мрачности.
— 4-5 лет назад у нас тут случился потоп, крыша протекла до третьего этажа. Мне сделали капитальный ремонт, зашпаклевали потолок, все почистили. Но после этого у меня теперь на стенах появляется грибок, на потолке – зеленая и черная плесень, которую никак невозможно вывести, — рассказывает еще одна жительница дома Надежда.
Жильцы вроде как и не против платить за пользование жильем, но резонно просят адекватных прозрачных расценок и нормального ремонта.
Рядом с этим общежитием есть три, где сделали капитальный ремонт — везде плитка, душевые кабины в каждом крыле, нормальные туалеты. Все новое – от сантехники до лампочек. В общежитии на Комарова 18 вообще сделали однокомнатные квартиры — у каждого своя ванна, туалет и кухня.
В чем причина таких различий? Эти три общежития принадлежат Жилстрою, который и делает ремонт. А общежитие по Комарова 20 раньше принадлежало гродненскому текстильному предприятию, которое благополучно загнулось, и теперь его отдали под город. Получается, что общежития, которые принадлежат более-менее успешным городским предприятиям, будь то Гродноэнерго, Химволокно, тот же Жилстрой, представляют собой нормальное жилье, за которое и платить не жалко.
— Сделайте ремонт, нормальное аккуратное жилье. И мы будем платить, сколько нужно. Но на данный момент — за что платить? Мы и так переплачиваем за себя и за того парня, особенно за электроэнергию — по жировкам создается впечатление, что мы сутками сидим и пользуемся электроплитками. При этом в нашем доме живет много должников. Они не платят – а разбрасывают на нас. Почему их не выселяют? — задаются вопросом жильцы.
Общежитие построили в 1962 году, и судя по всему, сантехника с тех пор тут не менялась. В этом доме лучше музей старинной сантехники открыть, чем жить людям.
Мы заглянули также в общежития блочного типа на улице Домбровского. 1974 года постройки, раньше оно принадлежало прядильно-ниточному комбинату. Сегодня же — городу.
Треснувшие стены, обшарпанные потолки, старинная сантехника, видавшая еще престарелых вождей СССР — все так и просит ремонта. К слову, на некоторых этажах жильцы взяли инициативу в свои руки: за свои деньги сделали косметический ремонт кухни, починили пол. Однако они ли должны это делать?
Чем выше этаж — тем ситуация хуже. На пятом этаже потолки усеяны разводами и плесенью.
Жильцы общежитий собирают подписи, ходят к местным депутатам и властям и просят решить этот вопрос в пользу людей. Ведь живут в таких домах в большинстве своем люди со средним достатком и пенсионеры. И платить вроде готовы, в разумных пределах, было бы только за что.
Справка. Формула расчета суммы ежемесячной платы за проживание:
плата = БС х К1 х К2 х S.
БС — это базовая ставка, которая равна базовой величине, умноженной на 0,1.
К1 — коэффициент, который учитывает местонахождение жилого помещения (он равен 0,75).
К2 — коэффициент, зависящий от категории общежития.
Для общежитий первой категории, в которых жильцам предоставляются блоки с собственным санузлом и кухней, коэффициент равен 1. Для общежитий второй категории (с санузлом в блоке, но общей кухней на этаже) — 0,9, для третьей категории (общежития коридорного типа, в которых и кухни, и санузлы, и душевые — общего пользования) — 0,8.
S — общая площадь занимаемого жилого помещения в квадратных метрах (сумма занимаемой жилой площади (площади пола жилой комнаты) и подсобных помещений, кроме балконов и лоджий).

Всего в Гродненской области 505 ведомственных и коммунальных общежитий, в том числе 149 — в Гродно. Из них в городах и посёлках городского типа — 404 общежитий, в сельских населённых пунктах — 91.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button