«Нацбанк считает, что девальвация закончилась? Я уверен, что она только началась» – мнение

Выборы-2020ОбществоЭкономика
0
0
Поделись с друзьями

Оптимизм Нацбанка относительно курса белорусского рубля и уровня инфляции в 2020-2021 годах ничем не подкреплен. Такого мнения придерживается руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук.

«Нацбанк считает, что девальвация закончилась? Я уверен, что она только началась» – мнение
Фото: Myfin.by

Что произошло?

Сегодня прошло заседание правления Нацбанка по денежно-кредитной политике, на котором было принято решение о сохранении на текущем уровне ставки рефинансирования и процентных ставок по операциям регулирования ликвидности Национального банка. Очередное заседание правления Нацбанка по денежно-кредитной политике запланировано на 12 февраля 2021 года, сообщает myfin.by.

О том, как Нацбанк видит ситуацию на финансовом рынке страны и мира (сейчас и в перспективе) рассказал на прошедшем после заседания брифинге Председатель правления Национального банка Павел Каллаур. Он поведал о факторах, которые принимались во внимание, а также сделал ряд прогнозов.

Фото: by.tribuna.com

Оптимизм кота Леопольда

Павел Каллаур заявил, что«Анализ текущей ситуации свидетельствует о том, что факторы, лежащие в основе ускорения инфляции, носят временный характер. Их влияние будет ослабевать».

По мнению Ярослава Романчука он «пытается быть корректным и сеять спокойствие и стабильность, руководителем, который держит все под контролем».

Данные внешней торговли, платежного баланса, финансового состояния предприятий, растущий дефицит бюджета, траты правительства на обслуживание внешнего и внутреннего долга говорят о том, что на самом деле оснований для оптимизма нет.

Совершенно очевидно, что внутри органов госуправления растет давление на Национальный банк с целью сделать более доступными кредиты, и далее более активно поучаствовать в спасении финансовых организаций, которые будут поддерживать госсектор.
Павел Владимирович еще не сказал о росте проблемных долгов на уровне предприятий и банков. Это информация, которая позволила бы нам оценить динамику токсичных активов в системе.
В условиях тотального обнуления нематериальных активов в результате бегства предпринимательского и человеческого капитала, оптимизм Каллаура звучит как оптимизм кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно».
Искаженная инфляция под присмотром профсоюзов

Каллаур также заявил, что «По итогам текущего года рост потребительских цен ожидается около 6%. В дальнейшем прогнозируется постепенное замедление инфляции. К концу 2021 года инфляция приблизится к целевому уровню 5%».

Ярослав Романчук считает, что эти слова надо оценивать в контексте заявления Александра Лукашенко на встрече с председателем федерации профсоюзом Михаилом Ордой. Там он сказал, что им (профсоюзам) надо жестко регулировать и сдержать цены.

Фото: Myfin.by

Считаю, что показатель инфляции в Беларуси искажен именно госрегулированием цен. И усилиями не только профсоюзов, но и всей вертикали, которой дан приказ сдерживать их всеми средствами.

При том, что разница между инфляционными ожиданиями и декларируемой инфляцией составляет более 2 раз – они составляют 15%. Это четко говорит о том, что формальный показатель инфляции является искаженным отражением действительности.

У нас нет объективного анализа динамики цен. И когда Каллаур говорит о 6% в этом году или 5% в следующем, я могу напомнить, что по всем научным критериям это является средневысокой инфляцией. А в мире норма 0-2%. В этих условиях выгодополучателем является бюджет и категории людей, получающих льготные кредиты.

Реально ли достичь озвученных цифр? В ручном режиме в Беларуси возможно все, – это не научные показатели, а хотелки власти. Когда тот же Головченко говорит, что может дойти до 9% и выше – вот это показатель. Кто у нас отвечает за инфляцию? Профсоюзы или Нацбанк?

Репутация Беларуси уничтожена для инвесторов

Председатель правления Нацбанка также заявил, что «Внешние факторы в совокупности окажут сдерживающее влияние на инфляцию в Беларуси через цены импортируемых товаров, а также на экономическую активность страны в целом.

По мере оживления внешнего спроса, которое прогнозируется со второй половины 2021 года, ожидается возвращение белорусской экономики на траекторию устойчивого экономического роста».

И эти заявления руководитель научно-исследовательского центра Мизеса поставил под сомнение.

Фото: Myfin.by

Чрезвычайно оптимистичное заявление о восстановлении внешнего спроса. Оно зиждется на том, что у нас, в России и ЕС магическим образом прекратится эпидемия коронавируса. А также на том, что будет восстановлена репутация и инвестиционная привлекательность Беларуси. В это я не верю!

По инфляции – речь о том, что мы будем покупать сырье или товары дешевле? Нет. У нас появится избыток капитала? Конечно же, нет.

Если реалистично смотреть на Беларусь, взаимоотношения с РФ и соседями, обнуленные правовые институты и резкий, глубочайший политический кризис, то оснований для внешнего оптимизма нет вообще.

Что до второй половины 2021 года, то у меня четкое ощущение, что Нацбанк пересказывает оценку регионального развития из последнего доклада МВФ и Европейского банка реконструкции и развития.

Девальвации – быть!

Павел Каллаур также заявил, что «Со стороны обменного курса не ожидается проинфляционного влияния».

Ожидается. Как раз ожидается! Мягкая денежно-кредитная политика будет ослаблять белорусский рубль, и девальвация будет толкать цены вверх. Каллаур думает, что девальвация белорусского рубля закончилась, я считаю, что она только началась. И сейчас только передышка.

Если предполагается, что курс будет 2,65-2,70 весь следующий год, то я не разделяю этого оптимизма!

Потому что состояние финансов предприятий, банков и государства говорит о том, что поток дешевых кредитных ресурсов на нерыночную поддержку экономических субъектов будет увеличиваться. Соответственно будет расти давление на курс и цены.

Дефицит бюджета не уменьшится

Павел Каллаур заявил и о том, что «Предполагается сохранение бюджетной поддержки предприятиям, населению, для преодоления последствий пандемии и возврата к экономическому росту. В то же время по мере восстановления деловой активности потребность в значительных фискальных стимулах со стороны государства снизится. В результате бюджетный дефицит постепенно сократится».

На поддержку от пандемии можно списать что угодно: льготные кредиты омоновцам, судьям, прокурорам, прочим силовикам и другим узким категориям, голь на выдумки хитра. Суть в том, что нерыночная поддержка госпредприятий и госбанков, вышеуказанных льготников, продолжится.

Что до сокращения бюджетного дефицита, то ключевое тут «по мере восстановления деловой активности». Этого не будет ни в коем разе! Более того, сжатие бизнеса может продолжиться, и привести к снижению экономической активности, инвестиционной активности, бегству капитала.

Поэтому допущение о том, что будет всплеск ни на чем кроме благих намерениях кота Леопольда в лице коллективного руководства Нацбанка не основано.

Поэтому предположения о сокращении бюджетного дефицита и способности выполнять функцию стимулирования внутреннего спроса автоматически отпадают. Либо надо будет использовать административные инфляционные ресурсы, что имеет очень высокую цену.

Что в итоге?

Резюмируя выступление Павла Каллаура, Ярослав Романчук отметил, что все его слова – это допущение.

Он же не утверждает что-либо, а говорит «если», «при условии», «предполагается» и так далее. Он же не сказал, «если у нас этого не будет, то ВВП обвалится на 3,5%, появится дыра в бюджете размером в 5% ВВП, а токсичные активы банков увеличатся на 15-20%? И возникнет угроза массового банкротства промпредприятий». Вот что будет, если не произойдет возврата экономической активности, не будет ликвидирован политический кризис, который парализовал ее.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close