«Впереди, если и не трехкратная девальвация, то уж точно вариант хуже 2015-го»: мнение эксперта

ОбществоЭкономика
2
1
Поделись с друзьями

Почему курс рубля скачет, что значит неотмененный мораторий на кредиты «овернайт», когда вернется потребительское кредитование и по каким ставкам, а также что ждет белорусский рубль в ближайшем будущем, Myfin.by рассказал президент научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук

Эксперт: впереди у нас, если и не трехкратная девальвация, то уж точно вариант хуже 2015-го
Фото: by.tribuna.com

Отражение ситуации

Курс белорусского рубля на неделе метается, «как стрелка осциллографа». В чем причины? По мнению экономиста, – их несколько.

Это кажущаяся серьезной волатильность, – если сравнивать с той, что была несколько лет назад. Дневные колебания обусловлены тем, сколько и какие на торгах участники рынка, как ведет себя Национальный банк, что происходит с российским рублем в конкретный день – на курс влияет целый ряд факторов. И не только макроэкономических.

Главное, нельзя сбрасывать со счетов такой системный фактор неопределенности. Проблемы в финансовом секторе – это отражение ситуации в стране. И она будет влиять на курсовые скачки еще больше. Потому что валютная турбулентность уходит корнями в политический кризис.
Отсутствие доверия к госинститутам, разрушение правовой системы, обнуление доверия к финансовой системе со стороны домохозяйств, а также резкое падение объемов экспортной выручки, отток капитала, в том числе предпринимательского, – все это будет очень серьезно воздействовать на валютный рынок.

Если резюмировать ситуацию на валютном рынке, то можно сказать, что факторы, которые ослабляют курс белорусского рубля, никуда не делись, а вот факторы, которые могут гарантировать некую его стабильность, существенно ослабли.

Впереди еще более сильные скачки курсов

Насколько действенны усилия Нацбанка по нормализации ситуации в финансовой сфере?

Нацбанк далеко не единственный орган, который определяет состояние финансовых рынков, спрос на кредиты, а также доверие к государственной банковской и финансовой системе в целом. Это еще и Минфин, который заявил, что государственный долг за 8 месяцев вырос почти на 30%!

Есть еще финансовые показатели убыточных предприятий, которые говорят о том, что их убытки выросли с начала года более чем в 6 раз! Есть очень тревожные показатели конкурентоспособности белорусской экономики. Поэтому Нацбанк делает все, что возможно, в этой среде.

Но те ставки, которые мы имеем – 15% и выше, это очень яркий показатель оценки рисков. И то, что ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) перевела Беларусь в самую худшую группу по кредитным рискам, – тоже явно неблагоприятный фактор. С нынешними белорусскими властями отказался работать МВФ, думаю, что также поступит и ЕБРР. Так что добро пожаловать в ситуацию, когда волатильность курса будет существенно выше.

Следите за бюджетом

Нацбанк уверил, что ситуация с ликвидностью в банковской системе стабилизировалась, но при этом заявил, что введенный мораторий на выдачу кредитов «овернайт» продолжит действовать до 13 октября. Стоит ли верить регулятору?

Одно дело – что говорит Нацбанк, другое – что он делает. Могу предложить реагировать на его дела. А слова от одного из органов госуправления, который призван рассказывать белорусам о том, что все хорошо и замечательно, все под контролем, сбивая инфляционные ожидания и развеивая тревогу, – это лишь слова.

И не стоит забывать, что есть другие органы управления, которые могут не только остановить и «заткнуть» Нацбанк, но и полностью обнулить право, заткнув рот и судам, и прокуратуре, и всему тому, что является некими институтами государственной политики.

Предлагаю также следить за показателями состояния бюджета, и напомню, что по итогам 8 месяцев выведенный гостатистикой дефицит составил уже полтора миллиарда рублей. А министр финансов озвучил, что к концу года он достигнет 5 млрд рублей.

У нас резкое ухудшение экспортного потенциала (получено всего 13% запланированных вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты) и даже падение объемов денежных переводов из-за рубежа. Всего лишь 18% от плана – по налогу на прибыль, и 21% – по дивидендам госпредприятий.

И не забывайте о мощном оттоке средств с депозитов, продолжившемся в сентябре – что с рублевых, что с валютных. Это – реакция обнуления доверия людей к государству, лично к Лукашенко, на тот политический кризис, который идет.

Простой и легкий выход

Что же может предпринять власть для разрешения ситуации?

Следует помнить, что в условиях, когда фактически заморожено внешнее кредитование, когда нет притока инвестиций, действенными источниками по добыче денег являются либо приватизация (продажа чего-либо ценного в Беларуси, что крайне непопулярно), либо «подключение» Нацбанка к кредитным ресурсам, – инфляционно-девальвационный «налог». И этот шаг, с точки зрения легкости и доступности для белорусских властей, будет для них близким еще по сути и природе экономической политики, которую мы наблюдаем последние годы.

Что бы там не говорила «хрестоматия» денежно-кредитной политики, сегодня мы находимся в состоянии, когда вышеперечисленные факторы гораздо важнее, чем в любой стандартной ситуации, где есть разделение властей, демократия, и нет политического кризиса.

Национальный банк старается управлять денежными потоками достаточно профессионально, но, к сожалению, надеяться на лиц, которые пытаются вернуть доверие и говорить о будущем, сложно. Потому что все, что происходит на уровне Совета министров, отраслевых министерств, Минфина, говорит о том, что проблемы в белорусской экономике усугубляются. И ждать улучшения на фоне рецессии не приходится.

Монетарный колхоз

Когда же мы увидим кредиты для физлиц и по каким ставкам?

Я против того, чтобы Нацбанк централизованно вводил некие ограничения, – надо, чтобы кредитный рынок отражал реальное состояние спроса и предложения. Пусть они будут под 15-20%, или больше. Если Национальный банк берет на себя право управлять этими рисками, это нехорошо – это монетарный колхоз. Самое опасное в этой ситуации то, что Нацбанк лишает домашние хозяйства и других участников рынка информации, сколько реально стоят кредитные ресурсы. И если он и дальше так продолжит, то доверие не появится и не восстановится.

Нужно либерализовать рынок и снять все ограничения на предоставление любых форм и вариантов кредитования (на процентные ставки, на кредитование друг друга, на вход новых игроков на рынок, на кредитование в валюте), а потом сделать все, чтобы денег было больше и доверия было больше.

А запрещения и ограничения – это возвращение к порочным практикам, отход от которых неизбежен, когда ситуация еще больше ухудшится.

Что в итоге?

Каковы же перспективы финансового сектора и в целом экономики?

Попытки укрепления доверия к белорусскому рублю административными методами имеют очень высокую цену. И она абсолютно неоправданна с точки зрения влияния на поведение домашних хозяйств и субъектов хозяйствования.

Замкнутый круг: нужен приток капитала – а он невозможен, потому что обнулено доверие к Лукашенко и системе. Нужно управление долгами, нужны приватизация и банкротство – а все эти процессы и институции в Беларуси заблокированы. Вот вам и приглашение к углублению кризиса и еще большей рецессии.

Резюмируя, скажу, что до конца года нас ждет, безусловно, еще большая девальвация, рост инфляционных ожиданий, сворачивание экономической активности, вброс заявок на поддержку со стороны бюджета и государства, затоваривание складов. Все это в совокупности будет углублять экономический кризис, и если власти в этом году будут привычно ориентироваться на вал, то в 2021 году мы получим если не воспроизведение 2011 года и трехкратную девальвацию, то уж точно будет хуже, чем в 2015 году.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close