«Если включат станок, то «дна» у рубля не будет!» Что ждет экономику Беларуси в 2021 году

ОбществоЭкономика
0
0
Поделись с друзьями

Пик экономического и общественно-политического кризисов в Беларуси может прийтись именно на период новогодних праздников. Не случится ли в декабре очередного «сюрприза»? С чем Беларусь войдет в 2021 год и каким он может стать.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

— Раньше я уже прогнозировал возможные варианты развития событий в стране. Многие из них сбылись. Но сегодня хочу взглянуть на ситуацию трезво и назвать наиболее вероятный, базовый сценарий,- рассказывает старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб, сообщает probusiness.io.

Он включает в себя следующие факторы:

  1. Сохранение действующего политического режима.
  2. Продолжение массовых общественных протестов.
  3. Продолжение силового давления на общество (примерно на нынешнем уровне, без существенного ужесточения).
  4. Экономические санкции Запада.

В рамках этого сценария будущее белорусской экономики зависит от ряда неопределенностей, способных сильно повлиять на ситуацию. Среди них:

  • Динамика развития пандемии коронавируса в стране и у основных торговых стран-партнеров
  • Масштаб экономических санкций ЕС и США
  • Финансовая поддержка (кредиты) со стороны России
  • Условия поставки российских энергоносителей
  • Решение властей включить печатный станок и регулировать «мощность» его работы.

Даже по каждому из этих пунктов в отдельности сейчас сложно выделить наиболее вероятный исход. А общее «поле возможностей», учитывающее все варианты развития событий, — невообразимо огромно. И каждый такой вариант может оказать разное по направлению и силе влияние на экономику страны.

В некотором смысле такое обилие неопределенностей для экономических агентов даже хуже, чем четкий прогноз: «Все будет очень плохо».

Постараюсь ответить на 10 вопросов, которые я как аналитик слышу сегодня чаще всего:

1. Какова вероятность запуска «печатного станка»? И какими окажутся последствия для страны, если его все-таки запустят?

Один из самых важных вопросов, ответ на который не знает никто. Сейчас происходит непубличное противостояние правительства и директората госпредприятий, которые мечтают о запуске эмиссионного финансирования. Это с одной стороны.

С другой — Нацбанк пытается сохранить остатки ценовой и финансовой стабильности. Как отблески этой подковерной борьбы, со стороны Нацбанка выходят публикации об опасности эмиссии.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Если говорить о последствиях запуска станка, решающее значение будет иметь объем эмиссии, который предугадать невозможно. В любом случае, по каким каналам ни распределяй свеженапечатанные деньги, они рано или поздно окажутся на валютном рынке в виде спроса на валюту.

А это значит, что в этом случае в течение 1–2 кварталов произойдет скачок цен и курсов иностранных валют.

2. Что будет с курсами валют и валютной корзиной?

Любые рассуждения о неизбежной девальвации доллара (связанные с выборами нового американского президента) считаю преувеличенными. Да, в США ставки (речь идет обо всех ставках — учетной, по кредитам, по депозитам и т.д.) из-за кризиса держат на нулевом уровне, готовится очередная программа помощи экономике. Но примерно такую же политику проводят и другие центробанки развитых стран.

Поэтому особых причин для падения доллара к другим мировым валютам я не вижу. Более того, именно Трамп регулярно писал твиты о том, что США выгоден слабый доллар, и пытался управлять при помощи таких утверждений политикой ФРС (федеральной резервной системы). Другое дело, что ФРС не особо к ним прислушивалась и гнула свою линию.

Байден, в отличие от Трампа, вряд ли будет столь явно пытаться вмешиваться в сферу ответственности американского центробанка. А значит, при прочих равных условиях, при Байдене у доллара будет меньше поводов для искусственного ослабления, чем при уходящем президенте США.

Что касается белорусского рубля, тут все будет зависеть от того, решатся ли власти на откровенную массовую эмиссию. Если нет, то рубль будет чувствовать себя относительно устойчиво, рост валютной корзины в следующем году не превысит 10%.

Если станок включат «во всю мощь», то «дна» у рубля не будет!И даже почти троекратный рост курса, как это было в 2011 году, не окажется пределом.

3. Что будет с кредитами и финансированием предприятий МСБ (малого и среднего бизнеса)?

С одной стороны, экономика Беларуси продолжит сжиматься, поэтому не стоит ждать восстановления спроса ни внутри страны, ни со стороны торговых партнеров.

С другой — даже если отток вкладов из банков прекратится, не стоит ждать обратного процесса, их активного восстановления. А значит, ресурсная база банков если и перестанет уменьшаться, то останется ограниченной.

В результате большинство предприятий МСБ, из-за отсутствия перспектив расширения бизнеса, сократит спрос на кредиты. Банки этому будут только рады, так как у большинства из них не будет ресурсов для расширения кредитного портфеля, а привлечение сторонних ресурсов окажется достаточно дорогим (и ставки на межбанке, и ставки по депозитам).

В результате кредитование будет стагнировать. По крайней мере до тех пор, пока не начнется динамичное восстановление экономики.

4. Как скажутся на экономике цены на нефть, газ и другие энергоносители?

Это — еще одна большая неопределенность. Известно, что переговоры о поставках нефти и газа (условия, объемы, цены) с Россией периодически идут, но об успехах этих переговоров ничего неизвестно.

Более того, неизвестно в принципе, что именно поставщик требует взамен «союзнических» цен.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

В этом вопросе хуже высоких цен может быть лишь отсутствие договоренностей и, соответственно, поставок. Непоставки российской нефти остро дали о себе знать в первые месяцы текущего года, когда Беларуси пришлось набирать ее у альтернативных поставщиков «по чайной ложке», по танкеру.

На экспорт нефтепродуктов из российской нефти в хорошие времена приходилась почти четверть всего белорусского экспорта.

С какими ценами на нефть и газ мы вступим в новый год и будут ли вообще подписаны контракты — сказать сейчас невозможно. А значит, и оценить влияние российских энергоносителей на белорусскую экономику.

5. Что ждет золотовалютные запасы страны (ЗВР)?

При благоприятном варианте, без активной эмиссии и при рефинансировании долгов со стороны России, снижение ЗВР может составить $ 0,5–1 млрд за год. В случае массовой эмиссии придется больше тратить на валютные интервенции, и резервы сократятся еще быстрее. Но в любом случае ЗВР будут снижаться. 

То же будет в случае нежелания России выделять кредиты. Потребности в рефинансировании у Беларуси в следующем году — порядка $ 2,5 млрд. Кредиторов, кроме России, не просматривается. Ее правительство пообещало выделить $ 1,5 млрд, из которых треть уже получена по линии ЕАЭС, треть ожидается до Нового года и еще треть — в следующем году.

В этом случае нам придется просить у России еще $ 2 млрд в следующем году.Пойдет ли на это российское руководство? Что попросят взамен? Вопросов больше, чем ответов. Но в случае отсутствия рефинансирования — ЗВР будут дополнительно снижаться на недостающую сумму.

6. Как повлияют на экономику Беларуси международные санкции ЕС и США?

Принятые ранее персональные санкции против отдельных лиц, очевидно, никак на экономике не сказались. Но сейчас ожидают принятия уже экономических санкций, детали которых пока неизвестны. Как и то, против кого они будут направлены: отдельных предприятий или целых секторов.

Вероятнее всего, сам процесс принятия санкций ЕС будет проходить с определенными политическими сложностями. Тут потребуется консенсус, а Польша, Венгрия или Кипр могут наложить вето на общее решение из-за своих внутриевропейских разборок.

Фото: news.err.ee
Фото: news.err.ee

Наиболее болезненным для страны стало бы эмбарго на покупку (и запрет на транзит) белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений. Но вряд ли страны Балтии откажутся от транзита.

А Украина, которая стандартно присоединяется к санкциям ЕС, вряд ли откажется от белорусских нефтепродуктов. В результате, в случае их принятия, экономические санкции окажутся достаточно умеренными и точечными. Негативный эффект от них в этом случае может добавить порядка 0,1 процентного пункта к снижению ВВП.

7. Не будут ли спасать экономику, поднимая налоги (как это предлагают сделать в той же России)?

Эти советы неприменимы к ситуации в Беларуси, поэтому увеличение налогов маловероятно. Нет смысла повышать налог на прибыль в ситуации резкого сокращения самой прибыли предприятий в нашей стране. Это приведет к дальнейшему вымыванию собственных средств предприятий, сокращению прибыли, росту убытков и, соответственно, сокращению налоговой базы.В результате повышение ставки налога на прибыль может привести не к росту, а к сокращению собираемости налога.

Что касается подоходного налога, в России речь шла о росте ставки для людей, получающих достаточно высокий доход. Применимо к Беларуси можно провести аналогии с работниками ИТ-сектора. Но большая их часть, как известно, «сидит на чемоданах». Рост налогов только ускорит и без того идущий полным ходом процесс релокации ИТ-компаний.

8. Что будет с ценами?

Как я уже говорил, основной фактор, влияющий на инфляцию и, как следствие, на ценообразование — неопределенность с эмиссией.

В отсутствие эмиссии нас ждет стагнация или рецессия, замедление деловой активности, снижение зарплат сначала в реальном, потом и в номинальном выражении, и, как следствие, — замедление инфляции с нынешнего уровня.

Возврат к практике эмиссии приведет к неизбежному взлету цен. Насколько сильному — будет зависеть от «мощности» печатного станка.

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com

9. Что произойдет с зарплатами в Беларуси?

В условиях вероятной рецессии в экономике, падения уровня продаж и выручки в большинстве секторов, недопоступлений в бюджет весьма вероятна стагнация и даже снижение средних номинальных зарплат, а тем более зарплат в реальном выражении (то есть с учетом инфляции) и в валютном эквиваленте.

Ближайший ориентир — уменьшение средних зарплат до отметки в $ 400.Реальные зарплаты (и их валютный эквивалент) нельзя устойчиво наращивать при падающей экономике, без роста производительности труда. Попытка административно нарастить номинальные доходы через печатный станок приведет к еще более быстрому сокращению реальных зарплат.

Получится ситуация, когда рублей в карманах у работников станет больше, а купить за них можно будет меньше.

10. Что можно считать для экономики Беларуси точкой невозврата?

Не будет никакого дня «Х», точка невозврата уже пройдена. На мой взгляд, очевидно, что сломались все государственные и правовые институты, а в таких условиях экономика нормально функционировать не может.

Но это совсем не означает, что произойдет одномоментный кризис, дефолт и девальвация. Наиболее вероятно, что нас ждет медленное, но последовательное сползание вниз по всем параметрам. Соответственно, выход с этой траектории — восстановление основных государственных институтов и доверия к ним.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close