«Многие жалеют, что вернулись. Страх безденежья сильнее». Как гастарбайтеры теряют работу в пандемию

Экономика
0
0
Поделись с друзьями

Вот уже полтора месяца из-за пандемии Европа живет с закрытыми границами. Из-за этого многие белорусы, которые ездили на заработки в другие страны, остались без работы и зарплаты. Сколько продлится эта ситуация, не знает никто. «Буквально пару дней назад разговаривал с директором. Он говорит, что работы все еще нет, так что либо жди, либо ищи другое место», — рассказывает дальнобойщик Александр. А строитель Илья, который раньше ездил вахтами в Эстонию, уже успел найти работу в Минске, но зарплатой недоволен: «Специальность та же, а платят в пять раз меньше».

FINANCE.TUT.BY поговорил с белорусскими гастарбайтерами о том, как они оказались отрезаны от своей работы, на что живут сейчас и что планируют делать дальше.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Пандемия существенно повлияла на рынок труда и трудовую миграцию. В первом квартале в нашей стране трудоустроилось почти в 2,5 раза больше иностранцев, чем выехало на заработки белорусов. Это следует из данных департамента по гражданству и миграции МВД (учитываются те, кто выехал за границу на работу по подписанным договорам и контрактам через уполномоченные на трудоустройство за рубежом организации. Те, кто самостоятельно уехал, не зафиксированы в статистике. Поэтому данные стран, в которые уезжают на заработки, отличаются в большую сторону по числу трудовых мигрантов из Беларуси). По данным Белстата, как и МВД России, белорусы также стали реже выезжать на заработки за границу.

«Когда я в середине февраля вернулся домой делать визу, никто и подумать не мог, что границы закроют»

Александр (имя изменено. — Прим. ред.) три года работает водителем-международником на небольшую польскую фирму.

— Я сам из Волковыска, у нас границы рядом, поэтому совершенно не проблема трудоустроиться в Польше или Литве. Там сейчас очень упростили возможность нанять иностранцев, так что в этих странах работает много водителей из Беларуси, России, Украины, Грузии, — рассказывает Александр. — Конечно, все идут туда в первую очередь ради зарплат, это совсем другой уровень. У дальнобойщика в среднем получается 1500 евро в месяц. Иногда может быть больше, иногда меньше, это зависит от рейсов, грузов, нанимателя.

Обычно Александр возил грузы в Европу и Россию транзитом через Беларусь, успевая по пути заскочить домой на двое-трое суток. 15 февраля у него закончилась виза, и Александр приехал домой заниматься документами.

— Тогда в интернете и по телевизору только начали говорить про этот коронавирус. В Европе его официально не было, в той же Польше ничего не происходило. Тогда никто и подумать не мог о закрытии границ и каких-то ограничениях. Еще в начале марта директор меня торопил, чтобы я побыстрее возвращался на работу. После 8 марта курьер привез мне паспорт с визой. Тут уже я начал писать начальнику и спрашивать, когда мне выезжать, чтобы сразу попасть в рейс. А директор в ответ: «Подожди, подожди». Тогда вся эта ситуация только зарождалась.

Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY

Дальше, говорит Александр, все развивалось стремительно: страны начали вводить карантины и ограничения на перемещение, многие предприятия временно закрылись, возить стало нечего и некуда. Потом режим самоизоляции ввела и Россия. Сейчас, по словам Александра, работы у дальнобойщиков практически нет, потому что нет и грузов.

— Примерно половина моих знакомых, которые работают в той же Польше и Литве, сейчас сидят дома. И не только дальнобойщики, все, кто работает на стройках в Польше, тоже по домам. Буквально пару дней назад я разговаривал со своим директором. Он говорит, что работы все еще нет, так что-либо жди, либо ищи другое место. Вроде как ситуация в Европе становится лучше, карантин начинают убирать, но на самом деле ограничений еще много.

Александр признается, что устраиваться на работу в Беларуси ему совсем не хочется.

— По Волковыску средняя зарплата, на которую можно пойти — 500−600 рублей. Нет здесь тех баснословных «попиццот». А с такими деньгами я, если честно, лучше дома посижу, — объясняет свою позицию собеседник. — Еще я смотрел объявления о найме на польских сайтах. Объявления есть, а когда звонишь по ним, оказывается, что на самом деле им никто не нужен. Сейчас наниматели в выигрышной ситуации. Зарплаты у дальнобойщиков упали, водителей много, а работы мало. Соответственно, каждый готов пойти работать за меньшие деньги. И вот наниматели составляют списки желающих, а потом просто будут из них выбирать.

Александр отмечает, что сейчас более-менее продолжают работать крупные транспортные компании, но заработки упали и там.

— Например, мой знакомый в такой компании раньше получал 65−67 евро в сутки, а сейчас им снизили ставку до 50. То есть в месяц зарплату урезали на 500 евро. И если сейчас продолжать работать, то есть много нюансов. Например, уже нельзя, как раньше, на транзите через Беларусь заехать домой. Страшно и штраф получить, и семью заразить, если вдруг что.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Мирон Климович, TUT.BY

За три года работы Александру удалось скопить небольшую финансовую подушку, хотя в основном заработанные деньги уходили на строительство дома и ремонт.

— Но немного посидеть и потерпеть хватит, — комментирует он. — Еще так получилось, что когда я уехал домой делать визу, наниматель временно меня уволил, чтобы в этот месяц не платить за меня страховые взносы. В Польше намного проще с увольнением и наймом на работу. Когда в прошлом году я так же уезжал делать визу, он мне в это время платил оклад. Так что сейчас с этим увольнением для него совсем удачно получилось, а для меня — не очень.

Тем не менее Александр считает, что «свет в конце туннеля уже виден».

— В Европе все-таки понемногу начинается движение, даже знаменитые немецкие пробки вернулись. Так что, думаю, в мае еще придется посидеть, а с июня что-то начнется. Главное, чтобы Евросоюз не закрыл с нами границу, а то ходят такие слухи, — говорит Александр.

«Уже нашел работу в Минске. Специальность та же, только зарплата в пять раз меньше»

По профессии Илья из Минска строитель-арматурщик. В последние годы он работал в Европе: сначала в Польше, а в августе прошлого года по предложению знакомого перебрался в Эстонию.

— Работал я непосредственно в Таллине. Все официально — разрешения, рабочая виза. Приезжал туда на 1,5−2 месяца, а потом возвращался домой на пару недель. Если бы здесь не осталась семья, может, перебрался бы в Эстонию на все время, — рассказывает Илья.

В марте он приехал домой на очередной отдых и уже даже успел купить билет на автобус в Таллин, но тут европейские страны одна за другой начали закрывать границы.

— Когда я ехал в Беларусь, о таких мерах и речи не шло. Знал бы — никуда бы не поехал. Думал, что все пройдет как обычно: приеду, посижу здесь, поеду назад. И тут очень резко закрылась Литва, буквально в тот же день — Латвия. Мой автобус отменили. Я позвонил своему начальнику в Таллин, он сказал не рисковать и не ехать другими путями, потому что в Эстонию меня, скорее всего, тоже не пустят, — вспоминает Илья. — Я, как и многие другие работники-белорусы, не успел сделать себе вид на жительство. Те, у кого он есть, хотя бы не потеряли доступ в страну, могут пересечь границу. Хотя после приезда им все равно нужно две недели сидеть в карантине, сразу выйти на работу нельзя.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Свое нынешнее положение Илья описывает словами «шатко-валко».

— Я поддерживаю связь с нанимателем. Он говорит ждать середины мая, но считает, что нас все равно могут не впустить, потому что в Беларуси не вводили карантин и Европа будет от нас закрываться. Документы на работу у меня заканчиваются только в августе, но я боюсь, что вернуться туда до этого момента уже не получится.

В такой ситуации оказался не только Илья. По его словам, в компании работают практически одни белорусы, потому что «директор-эстонец открывал ее вместе с белорусом».

— Например, на днях сюда вернулся мой друг, потому что у него как раз закончились документы. Добраться в Минск можно было только рейсом «Белавиа» из Таллина. Сейчас он сидит в самоизоляции. Судя по всему, поехать в Эстонию в ближайшее время он не сможет, так что у него тоже все «повисло».

Чтобы не терять время зря, Илья уже успел найти работу по специальности в Беларуси. Он говорит, что произошло это «по счастливой случайности».

— Неизвестно, чем вся ситуация закончится, а сидеть без денег как-то не очень. Я и так уже много просидел, не работая, поэтому пришлось что-то искать. В строительстве всегда было легко найти работу, а сейчас начал мониторить рынок труда — и подходящих вакансий просто нет. Так что мне еще повезло. Специальность та же, только зарплата в пять раз меньше. Здесь платят 900−1000 рублей, а в Эстонии я получал 2000 евро. Там еще было жилье за счет фирмы, транспорт до работы, а здесь все за свой счет. К счастью, я сам минчанин, сейчас живу дома, так что хотя бы снимать ничего не надо.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Помимо зарплаты Илья потерял еще и налоговый вычет, который должен был получить в апреле. Он положен тем, кто работает в Эстонии, но не является гражданином.

— У меня получалось около 1000 евро. Чтобы их забрать, необходимо личное присутствие, самому подавать документы. Так что эти деньги пропали, от этого я тоже пострадал. Возможно, сроки получения вычетов продлят, но пока ничего не ясно, — говорит Илья. — Да и в целом сложно сказать, как будет развиваться ситуация с границами дальше. Пока особо о своем будущем не думаю. Подождем, когда все это закончится, а дальше будем смотреть по фактам.

«Белорусы, с которыми я работал, жалеют, что испугались и уехали из Москвы. Сейчас страх безденежья сильнее»

Андрей (имя изменено. — Прим. ред.) работает в Москве на деревообрабатывающем предприятии конструктором мебели. Собеседник говорит, что однажды «поехал на заработки и случайно задержался на 10 лет».

— Обычно я уезжаю в Москву на месяц-полтора, работаю, а потом на две недели возвращаюсь домой. Получаются такие вахты, — объясняет Андрей. — На работе я живу в общежитии, условия там отличные, руководство относится к нам очень хорошо. На моем предприятии вообще работает очень много белорусов: столяры, отделочники, монтажники, есть даже начальник цеха.

В конце марта, вспоминает Андрей, директор сообщил, что хочет отправить как можно больше людей на «удаленку».

— Москвичи разъехались по домам, тем более что у них объявили режим всеобщей самоизоляции. Какая-то часть белорусов осталась жить на территории предприятия, она закрытая. Я сгонял на свои объекты, сделал все замеры, а 31 марта выехал обратно в Беларусь. С тех пор сижу здесь и пытаюсь работать из дома. На «удаленке» мне сложно: я никогда так не работал и не могу самоорганизоваться. Вот потратил целый месяц на то, что чертил один шкаф, — смеется Андрей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Тем не менее та работа, которую можно было сделать из дома, уже заканчивается, а когда появится новая, неизвестно. Для этого нужно будет снова ехать в Россию, которая пока закрыла границы на неопределенный срок.

— Сейчас я закончу этот шкаф, потом останется еще одно изделие — и буду сидеть без работы. Чтобы мне было чем заниматься, надо приехать на объект, все замерить. Сделать это дистанционно я не могу, — объясняет Андрей. — Оклада у меня нет, оплата сдельная. Так что если я не буду выдавать чертежи, то, соответственно, останусь и без денег.

Собеседник говорит, что общается с друзьями-белорусами, которые остались на производстве. В основном они боятся ехать домой, потому что непонятно, когда получится вернуться обратно.

— Поэтому ребята решили остаться на неопределенный срок, чтобы хоть что-то высылать семьям. Они все в основном из регионов: Бобруйска, Рогачева и так далее. Там с работой совсем напряг, так как деревообрабатывающие фирмы, на которых мы работали в том же Бобруйске, в основном работают на Россию, — поясняет Андрей. — Когда все это только начиналось, у нас уехали четверо монтажников. Я с ними созванивался, они жалеют, что испугались пандемии, говорят, надо было оставаться в Москве. Сейчас страх безденежья намного сильнее. Фирма им переводит немного денег, но это в долг, потом нужно будет отработать.

Андрей признается, что сам он работает в Москве неофициально, поэтому у него нет возможности, к примеру, уйти в оплачиваемый отпуск и переждать это время. Также коллегам-москвичам выплачивают компенсацию за отсутствие работы — 1000 российских рублей в день (примерно 33 белорусских). Белорусские работники ее не получают, и от этого, говорит Андрей, «есть чувство несправедливости».

— Работаю я на этом предприятии уже давно. Мне не раз предлагали брать семью и переезжать, но я отказывался, потому что мне нравится жить в Минске. Поэтому я уверен, что руководство меня дождется. Но проблема в том, что совершенно непонятно, когда это вообще произойдет, — говорит Андрей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Пока он еще не задумывался всерьез над другими вариантами работы или подработки: надеется, что сначала «все это успокоится».

— Денежный запас есть, протянем какое-то время. Еще до всей этой истории я подрабатывал на одной фирме в Минске, мне предлагали там постоянную работу, но не устроила зарплата. Она в разы ниже, а требования к чертежам намного выше. Пока я еще рассчитываю, что получится съездить в Москву, но, если честно, в глубине души все-таки уже думаю об увольнении, — признается Андрей. — Такие мысли иногда посещали меня уже давно, а ситуация с вирусом и закрытой границей стала последней каплей. Поэтому, когда станет можно, съезжу на работу, закончу свои объекты, а потом буду искать новое место уже тут. Так что, может, эта история подтолкнет меня к тому, чтобы что-то в жизни поменять.

«Даже если границы сейчас откроют, ничего хорошего в первое время не будет»

До недавнего времени у минчанки Алины было сразу две работы в сфере туризма: первая — управляющим менеджером в офисе, вторая — сопровождающим в турах за границу.

— Возить кого-то за границу мы сейчас не можем, соответственно, работы по созданию и координации туров пока тоже нет. Так что еще в начале года у меня было две официальные работы, а сейчас они обе, так сказать, «на стопе», — комментирует Алина.

Девушка рассказывает, что в качестве сопровождающей чаще всего ездила в туры выходного дня в Украину или страны Евросоюза. Свой график она описывает так: «выезжаешь в четверг, возвращаешься в понедельник или вторник, день спишь — и все заново».

— Такой режим у меня был не только летом, но и зимой, осенью — люди ездили всегда. Бывало, что в поездках я проводила больше времени, чем в Беларуси. Домой приезжала буквально поспать одну ночь, — говорит Алина.

В свой последний на данный момент тур она успела съездить в феврале. Тогда же, вспоминает собеседница, людей уже стало намного меньше, хотя коронавирус еще только появился в Европе, а закрытие границ сложно было даже вообразить.

— Туры не укомплектовывались или отменялись, многие страны начали предупреждать, что у них неблагоприятная обстановка. Потом «закрылась» Европа. После этого еще оставалась надежда на Украину, у меня это основное направление — Львов, Карпаты. Но когда границы закрыла и Украина, все остановилось окончательно.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Алина признается, что по поводу будущей ситуации в отрасли «сейчас вообще ничего не понятно».

— Очень много сопровождающих осталось без работы. У нас есть огромные чаты, и там все просто в панике. У многих это был основной источник заработка, при этом у людей есть семьи, дети, кредиты. Пока тешим себя надеждой, что восстановится хоть что-то, хотя уже понятно, что лето будет провальным. Даже если границы откроют, ничего хорошего в первое время не будет. Например, в конце марта у нас была необходимость выехать в Украину по рабочим вопросам. После возвращения мы все подписали документы о том, что обязуемся самоизолироваться на две недели. Приходила милиция, проверяла, сидим ли мы по домам. Понятно, что даже если границы откроют, это требование так быстро не отменят. Кто поедет отдыхать, зная, что после этого нужно будет две недели безвыходно провести дома? — рассуждает Алина.

Если говорить о зарплатах, то они у сопровождающих были неплохими, говорит собеседница. За один тур выходного дня в среднем получалось 160−170 долларов «за вычетом своих расходов в поездке», за сопровождение недельного тура по Европе можно было получить около 400 евро.

— В месяц выходило очень даже хорошо, особенно с учетом того, что работа не самая сложная: заселяешь людей в отели, болтаешь с ними, развлекаешь, — объясняет Алина. — По образованию я переводчик, поэтому сейчас, чтобы не сидеть без денег, занимаюсь переводами документов. Многие ребята пошли работать вообще не по профессии, например мерчендайзерами. Словом, на такую работу, где не нужно связывать себя контрактами и можно получить какую-то денежку. Все надеются, что скоро туризм понемногу начнет восстанавливаться и люди снова начнут куда-то ездить.

По словам Алины, самым большим ударом для тех, кто работал в автобусных турах, стал провал апрельских и майских праздников.

— Их весь туризм каждый год ждет как манну небесную и готовится за полгода. Это всегда бешеное количество автобусов, все сопровождающие нарасхват, огромный выбор, куда пойти и с кем поехать. Зимой у нас на это время уже было запланировано больше 45 автобусов, а в отелях уже не было свободных мест. Сколько денег там сейчас заморожено — даже считать страшно. Люди уже оплатили эти туры и пока не могут вернуть деньги, — поясняет Алина. — Мы общаемся с коллегами за границей, там тоже все сложно, отели и гиды без работы. Тот же Львов живет за счет туризма.

Пока Алина и ее коллеги «чуть-чуть делают ставку на июльские».

— На это время у нас тоже было сделано много броней. Пока не знаем, что сказать людям. Ждем, а вдруг что-то разрешится, — говорит собеседница.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий