Мы уже столько кризисов переживали. Чем этот нас может удивить?

covid-19Экономика
0
0
Поделись с друзьями

Кризис, к которому привела пандемия коронавируса, сравнивают с Великой депрессией и называют сильнейшей подножкой экономике. 2020 год останется отмеченным в истории масштабным обвалом мировой экономики, беспрецедентными мерами борьбы с эпидемией и невиданным до этого объемом поддержки национальных экономик в надежде удержать их на плаву.

Фото Pixabay

TUT.BY разбирает по пунктам, почему этот кризис так пугает правительства стран и международные финансовые институты и что он несет людям.

1. Почему все озабочены экономикой. Не важней ли сейчас вопрос жизни людей?
Жизни и здоровье людей, безусловно, стоят на первом месте. О сохранении жизней и выздоровлении заразившихся в Беларуси заботятся 25 тысяч медиков. Борьба с коронавирусом стоит на первом месте у медработников. Однако эпидемия имеет не только медицинские, но также социальные и экономические последствия. В центре всех происходящих процессов стоит человек. Можно сравнить две семьи, одна из которых борется с самой болезнью, отца увезли на скорой в реанимацию, и без помощи медиков он, скорее всего, не победит заболевание. Крайне важно оказать ему своевременную медицинскую помощь, что медики и делают.

Есть другая семья, которую сам вирус еще не коснулся. Но один партнер работает в сфере услуг, одной из наиболее пострадавших от снижения спроса отраслей, а второй на небольшом предприятии, включенном в цепочку экспортной деятельности. Первого сократили, потому что организации больше нечем платить зарплату, второй сначала побыл в вынужденном неоплачиваемом отпуске, а теперь работает на полставки. Учитывая, что у среднестатистической белорусской семьи нет сбережений на много месяцев, пособие по безработице мизерное, а найти новую работу в своей отрасли сложно, скоро жить этой семье будет не за что.

Именно поэтому международные организации призывают правительства к тому, чтобы меры по охране здоровья, социальная защита населения и поддержка экономики предпринимались параллельно и комплексно.

2. Мы уже столько кризисов переживали. Чем этот нас может удивить?
Белорусы пережили 2011 год с его еженедельными сюрпризами на валютном и финансовом рынках. Преодолели 2008 год, потрясший весь мир. И этот кризис тоже переживут. Вопрос в потерях: жизней, рабочих мест, доходов, компаний. В стране, даже без введения карантина или каких-либо значимых ограничений, ставится на паузу или вовсе останавливается деятельность компаний, люди уходят в вынужденные отпуска, трудятся неполный рабочий день или остаются без работы, теряя доходы, сокращая спрос и количество уплаченных налогов. Беларусь также оказалась в числе стран, из которых в связи с кризисом стали утекать инвестиции. Иначе говоря, потоки доходов из разных источников истощаются или пересыхают, а необходимость в дополнительных расходах как минимум на здравоохранение и социальную сферу увеличивается.

При этом Беларусь не имеет запасов, способных перекрыть экономические потери, неизбежные во время эпидемии. Все кредиты, которые страна брала ранее, вложены в модернизацию предприятий, инфраструктуру или проедены. Доходы на сырьевых рынках, имеющие весомую долю в доходной части казны, тоже тратились на текущие расходы. А в этом году нефтепереработка не принесет ожидаемой прибыли. В последние пару лет Минфин создал небольшую подушку безопасности, способную сгладить удар для социальной сферы и немного компенсировать недополученное от налогов закрывающихся компаний и затянувших пояса людей. В самом крайнем случае есть золотовалютные резервы, более 7 млрд долларов. Но в условиях полного неведения в части продолжительности эпидемии и, соответственно, кризисных явлений начинать тратить запасы слишком рискованно. Ведь если эпидемия продлится дольше пары месяцев или будет вторая волна с вытекающими последствиями наподобие ограничения экономической активности и не получится привлечь займы, то собственных запасов государству может и не хватить. Найти баланс между поддержкой населения и экономики, исполнением висящих над правительством обязательств по внешнему долгу, попытками растянуть небольшую кубышку на более длительный срок, сохранить хоть какие-то доходы в бюджет и снизить его необязательные расходы — задача сложная.

3. Чем этот кризис отличается от предыдущих?
Каждый кризис индивидуален, но между ними есть много общего. В первую очередь это то, что причинами мировых кризисов чаще всего выступают чисто экономические факторы. Например, финансовый кризис 2008 года начался с рынка недвижимости в США, усугубился нестабильностью финансовой сферы в мировой экономике, перейдя впоследствии и на реальный сектор. В борьбе с кризисом страны активно смягчали денежно-кредитную политику и принимали другие меры по стимулированию экономики. В складывающейся сейчас ситуации нельзя обвинить финансовые системы, инвесторов, банкиров или экономические власти стран. В то же время использовать привычный набор мер преодоления кризиса многим странам не удается уже сейчас.

Первое отличие в том, что причиной нарастающего кризиса стал внешний фактор — эпидемия, из-за которой мир вынужден был встать на паузу ради спасения людей. Если говорить упрощенно, то экономика — это производство компаниями товаров и услуг и их потребление людьми или другими компаниями. Это постоянное взаимодействие спроса и предложения, в результате удовлетворения которых блага оседают в карманах занятых в этом процессе людей, на счетах компаний, в казне государств в виде уплаченных налогов и других платежей. Заморозка экономик привела к критическому падению как спроса, так и предложения. В итоге компании перестали зарабатывать, люди начали терять доходы и работу, но усилилась необходимость увеличения расходов на медицину и соцзащиту. Экономические власти вынуждены закрывать столько дыр, сколько не прорывалось одновременно в других кризисах.

Особенность этого кризиса также в неопределенности. Никто не знает, сколько продлится влияние эпидемии на жизни, социальные привычки, экономики стран, какой окажется глубина и интенсивность шока. Еще недавно сложно было представить, что мировая экономика будет зависеть от эпидемической обстановки, от того, насколько эффективно медицина сможет бороться с вирусом. А сегодня любой экономический прогноз, планы государств, компаний и отдельных людей делаются с поправкой на одну неизвестную — развитие ситуации с коронавирусом.

Тем не менее уже видно, что экономический спад затронет практически все регионы и страны. МВФ прогнозировал сокращение мировой экономики на 3% в 2020 году. Но теперь оценивает ситуацию более пессимистично.

4. В Беларуси нет карантина. Почему экономика страдает?
2020 год обещал быть для белорусской экономики непростым и без эпидемии. В начале года упали объемы переработки нефти, в первом квартале падение составило 42% год к году. Значит, существенно сократились доходы от экспорта нефтепродуктов. Были низкими объемы продаж калийных удобрений, в частности потому, что еще не был подписан крупный контракт на продажу калийных удобрений в Китай. В первом квартале в доходах от этих отраслей бюджет недосчитался 350 млн рублей.

С закрытием границ и остановкой производств во многих странах спрос на товары и услуги целых отраслей сильно просел. Из самых заметных и масштабных можно назвать практически полную остановку туризма и связанных с ним направлений, авиа- и наземных перевозок. Но есть и неочевидные — невозможность заказать необходимые комплектующие для производства и срыв контрактов или отсутствие спроса на некритичные товары. Конечно, это не самое важное в условиях эпидемии. Но даже в период борьбы с вирусом и сразу после него у людей остается актуальным вопрос доходов для удовлетворения базовых потребностей.

Как люди переносят по-разному вирус (кто-то переболеет и даже не заметит, а кто-то, особенно с ослабленным иммунитетом, сможет побороть его только при помощи медиков), так и странам с хронически болеющей экономикой намного сложней преодолеть катаклизмы. Государства со слабой экономикой сильней ощущают негативные последствия мирового кризиса, страны с открытой экономикой более чувствительны к происходящему в мировой торговле. Беларусь — это страна со слабой и открытой экономикой. Да, население не удивить анонсом очередного кризиса. Но от этого будет не менее сложно преодолевать кризисный период бюджету страны, компаниям и конкретным семьям.

5. Если неизвестно, как сложится ситуация, какой толк волноваться?
Волноваться толку мало. Но действовать, причем как можно скорей, надо как в медицине, так и в экономике, чтобы максимально смягчить удар. Промедления и ошибки в первой чреваты человеческими потерями, а во второй — падением качества жизни людей, их доходов и социальной защищенности, а также замедлением экономического развития.

Правительства большинства пострадавших стран обеспечили масштабные спасательные пакеты для выживания своей экономики. Чтобы вернуть экономики в нормальное состояние с наименьшими потерями, страны потратят 9 трлн долларов. Причем многим государствам эти деньги придется занимать у стран-партнеров и международных финансовых организаций.

От того, как поведут себя правительства и госслужбы, лидеры стран и отдельных компаний, будет зависеть, в какой степени потом восстановится уровень доверия к ним. И если недоверие и потеря уверенности в работодателе приведет к уходу работников в другую компанию, то снижение доверия к правительству и экономике страны чревато уходом инвестиций, сворачиванием или уходом в соседние страны бизнеса, сокращением международных проектов и оттоком рабочей силы. Получается, что не только от распространения и влияния вируса, но и от решений, которые принимаются властями сегодня, зависит, как и когда будет восстанавливаться экономика.

// TUT.BY

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий