Новости БеларусиЭкономика

Не будет уголовки за бизнес без регистрации и полной конфискации имущества. Как изменят статьи по экономическим преступлениям?

Генеральная прокуратура анонсировала изменения уголовной ответственности по экономическим статьям. Они вступят в силу с 19 июля этого года. Из главного — повышение денежных порогов, после которых предприниматель рискует сесть за решетку, отмена уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность без регистрации и исключение из УК статьи «Лжепредпринимательство».

Итак, onliner рассказывает, какие нововведения планируются?

Колония будет грозить, если уклонишься от налогов на сумму больше 51 тысячи

— Во-первых, по экономическим делам крупным будет признаваться размер, или ущерб, или доход в 1000 раз больше базовой величины в день преступления. По подавляющему большинству статей — это порог уголовной ответственности, — говорит начальник отдела гособвинения Генпрокуратуры Эльдар Сафаров. — Особо крупным ущербом — в 2000 и более раз больше базовой, если иное не оговорено в отдельных статьях 25-й главы Уголовного кодекса.

— К примеру, таковой является статья 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов». В данной статье пороги крупного ущерба повышены с 1000 до 2000 базовых, а пороги особо крупного — с 2500 до 3500 базовых, — отмечает правоохранитель.

По сегодняшней ставке базовой величины 25,5 рубля порог крупного ущерба вырастет с 25,5 тысячи рублей до 51 тысячи рублей, а особо крупного — с 63,75 тысячи рублей до 89,25 тысячи рублей

За бизнес без регистрации и лжепредпринимательство не посадят

Во-вторых, исключат уголовную ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность по статье 233. В частности, под исключение попадает предпринимательская деятельность без регистрации в установленном порядке и запрещенная законодательными актами. Но при этом административная ответственность за эти нарушения всё же остается.

— Преступлением будет признаваться только предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии), сопряженная с получением дохода в крупном и особо крупном размере, — отметил Сафаров.

Кроме этого, из кодекса исключат статью 234 «Лжепредпринимательство».

Общей конфискации не будет

Эльдар Сафаров отметил, что общая конфискация имущества как дополнительный вид наказания по экономическим статьям будет исключаться.

 Будет расширяться применение специальной конфискации. Это изъятие в доход государства имущества, соразмерного причиненному ущербу или полученному незаконному доходу, — отметил он.

Специальная конфискация существует в действующем кодексе с 2001 года. Ее суть — принудительное и безвозмездное изъятие в собственность государства орудий и средств совершения преступления, вещей, изъятых из оборота, имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного с использованием этого имущества, предметов, которые непосредственно связаны с преступлением, если они не принадлежат возврату потерпевшему или другому лицу. Если же спецконфискация невозможна, то с виновного в доход государства взыскивается эквивалентная сумма.

— Эта мера защищает права и интересы членов семьи осужденного и других лиц, не являющихся участниками уголовного процесса, — добавил Сафаров.

При этом в законе есть оговорка для тех, по чьим уголовным делам еще не исполнено решение о конфискации. Если на 19 июля конфискации не будет, то осужденных освободят от нее. Если же даже что-то частично конфисковано или конфисковано полностью, то пересмотру эта мера не подлежит.

Взамен конфискации имущества в качестве дополнительного наказания практически во всех статьях по преступлениям против порядка осуществления экономической деятельности введут штраф от 300 до 5000 базовых.

 При этом есть правило, по которому размер штрафа не может быть менее максимального размера штрафа, который назначается за административное правонарушение по статьям, по которым есть административная преюдиция.

На первый раз свободы не лишат, но не во всех случаях

В новом законе предусмотрено положение о том, что суд не может наказать лишением свободы человеку, который впервые попадается на экономическом преступлении, которое не представляет большой общественной опасности.

— Исключения составляют контрабанда, незаконный экспорт или передача в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем.

При этом с 2015 года правоохранители заключают под стражу только когда человек совершил преступление, максимальное наказание по которому превышает шесть лет.

— Лишение свободы назначается лицам, признанным виновными в преступлениях, представляющих повышенную общественную опасность: изготовление, хранение и сбыт поддельных денег и ценных бумаг, уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах, незаконная предпринимательская деятельность, совершенная в составе организованных групп. При этом важным условием является и то, что виновные не возместили причиненный ущерб или не заплатили полученный от преступной деятельности доход, — отмечает Эльдар Сафаров. — В большинстве случаев при экономических преступлениях, по данным генпрокуратуры, суды выбирают альтернативные лишению свободы наказания: как правило, это ограничение свободы без направления в учреждение открытого типа и штраф.


В белорусском Уголовном кодексе экономическим преступлениям посвящена глава 25. В ней 43 статьи. По данным Генеральной прокуратуры, самое распространенное правонарушение — это уклонение от уплаты налогов и сборов. В прошлом году его совершили 45,5% от всех осужденных по экономическим преступлениям. В прошлом году по этим преступлениям свободы лишились 42 человека, из них 18 — за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере.

В прошлом году впервые за 10 лет количество судимых за экономические преступления начало сокращаться. Число осужденных за уклонение от налогов снизилось с 587 случаев в 2017 году до 459 в прошлом.

Эльдар Сафаров объясняет: одна из причин снижения количества преступлений в экономической сфере — либерализация бизнеса. В частности — принятие Декрета № 7 «О развитии предпринимательства».

— Акцент сделан на добросовестности субъектов хозяйствования и минимизации вмешательства госорганов в их предпринимательскую деятельность, — отметил он. — Совпадение по времени принятия декрета и спада экономической преступности позволяет усмотреть взаимное движение государства и субъектов экономики к прозрачности и добросовестности бизнеса.

0
0
Поделись с друзьями