«Так плохо, как сейчас, не было никогда»: какие трудности испытывает фитнес-индустрия после «короны» и выборов

covid-19Выборы-2020Экономика
0
0
Поделись с друзьями

Белорусским качалкам плохо. Индустрия, чья четкая сезонность всегда позволяла строить более-менее уверенные планы, переживает пору неизвестности. И если в сопредельных государствах за это в основном отвечала пандемия, то в Беларуси добавилась еще и поствыборная ситуация. Оnliner поговорил с представителями бизнеса, которые подходят к нему с разных сторон, о потерях, прогнозах и надеждах.

«Весь фитнес в городе могут закрыть арендодатели»

«Адреналин» Олега Шуста — тяжеловес и лидер белорусского рынка фитнес-индустрии. В сети 16 клубов по всей стране. Первый зал открылся в Минске почти восемь лет назад. Мы беседуем в офисе компании на минской улице Железнодорожной. За стеночкой активно потеют физкультурники.

— Был хороший март — как раз сезон. Потом в стране зарегистрировали первый случай коронавируса — и в апреле мы упали на 80% по всей сети. Это и люди, и выручка.

В мае закрывали на месяц один из больших клубов с банями и бассейном. Он находится в минской Чижовке. Еще один клуб мы закрыли вообще. Это Волковыск. Не договорились с арендаторами. Хотя экономика там и ранее была плачевная. Перспектив не наблюдалось на ближайшие год-два. Пока Волковыску нужен пивбар и заведения подобного рода.

Перед пандемией успели открыть парочку клубов по франшизе. Но COVID-19 все стопорнул. При этом в июле, несмотря на тяжелую обстановку, потихоньку стали подниматься. Набрали 50—60%.

Шуст говорит, что беседовал с коллегами из России и свыкся с не самыми утешительными прогнозами, которые сулили хоть какое-то восстановление объемов к весне 2021 года. Но потом случились выборы.

 

Август на выходе — снова падение. Показатели — примерно на уровне апреля.

— Начался сентябрь — вроде вышли на 60% по сравнению с прошлым годом. Хотя в последнее время сезон сместился, и теперь более показательным мне кажется октябрь. После лета все отправляют детей в школу и раскачиваются. До 15 сентября особого движения не наблюдается. Теперь высокий сезон — это октябрь, ноябрь, декабрь. Потом спад. Затем снова подъем — февраль, март, апрель.

Пандемия и поствыборная ситуация снизили покупательскую способность, считает Шуст.

— Плюс волнения среди айтишников — а это очень большой процент клиентов. Кто-то уже уехал, кто-то по-прежнему на удаленке — в таком случае фирмы перестают оплачивать абонементы. Это неприятно. Прямо сейчас средний спад по сети составляет 40% от возможных показателей. Предпосылок к улучшению нет. Примерно на таком уровне и продолжим жить. Может, весной что-то наладится.

Такого еще никогда не было. Мы занимаемся бизнесом, у которого есть четкая сезонность. Потому всегда имели возможность достаточно точного прогноза: январь — провис, июль — август — провис. Можно было считать деньги. Благо у нас сетевая модель, более устойчивая.

Сейчас пробуем все что можно для возвращения клиента. Но понятно, что в данной ситуации главную роль все равно будут играть скидки. Остальное вторично. Вообще, основных критериев два: желание и финансы. Сперва человек головой понимает, что ему нужен фитнес, потом лезет в кошелек. Мы отдаем себе отчет в том, что сейчас посещение тренажерного зала — потребность не первого уровня.

Прогнозы по восстановлению рынка строить сложно, отмечает владелец сети.

— Знаете, я веду бизнес с 1992 года. Не помню, какой это по счету кризис. Нащупывать дно — это нормально. От него всегда можно оттолкнуться и подняться. Вопрос, насколько высоко придется это делать.

Многое, конечно, зависит от нас. Но контролировать все аспекты не получается. Есть затратная часть на аренду. Если вместе с «коммуналкой», то это 40% расходов. Могу сказать так: сегодня весь фитнес в городе могут закрыть арендодатели. Если будет плохо им, однозначно будет так себе и нам. Придут хозяева помещений и скажут: ребята, собирайтесь, до свидания. Другой вопрос: уйдем мы — кто придет на замену? Благо почти везде мы уже договорились.

Аренда в большинстве случаев привязана к валюте. Абонементы продаются в рублях.

— Если сегодня у нас абонемент стоит 90 рублей, в следующем месяце из-за курса доллара он не может стать 117. Но это потери. Потому прогнозировать что-то реально сложно. Вот вам пример. У нас два клуба работают по франшизе. Один открылся в марте в «Столице». Ребята быстро дошли до 100 человек. Но сперва случился COVID-19, а после — массовые собрания возле Красного костела. В итоге клуб закрывают с неприятной регулярностью. Звонок из горисполкома — и ничего не сделаешь, надо подчиняться.

«Решили: если что, последней уйдет уборщица»

Питейная по большей части улица Октябрьская прерывается храмом здоровья. За него здесь отвечает клуб Moby Dick — изначально тренажерный, а потом и бойцовский зал, увесистой прибавкой к которым стала кофейня на первом этаже. Затем ребята расширились в центр города, открыв кафе на Захарова.

Денис Стурченко, Оганес Аванесян, Александр Ефимов открывали Moby Dick на пике хипстерского движения и попали в струю. Следующей весной клубу будет шесть лет.

— Да, были планы на этот год, но даже сейчас мы стараемся от них не отступать. Ясно, что ситуация не совсем такая, как хочется. Но есть кафе на Захарова, которое хочется довести до ума, раздав долги. А что до зала, то мы переделываем сайт и тоже нуждаемся в деньгах.

Ребята отмечают, что их спад, в принципе, был не самый драматический — где-то 50% клиентов.

— Непонятно почему, но те люди, которые занимаются физкультурой в наших помещениях, заняли позицию, будто надо гонять кровь. Типа, усилим иммунитет. Если он нормальный, даже когда нагрянет вся эта тема с «короной», будет не так болезненно.

Вообще, ситуация вышла странная. К пику коронавируса людям надоело сидеть дома. Они стали возвращаться. Это было не очень логично. Многое, понятно, зависело от тренеров. У некоторых произошел колоссальный спад, а кто-то удержал всех клиентов. Понятно, все зависит от личностных качеств специалистов. Многие из них качественно перестроились: проводили занятия в онлайне и на улице.

В итоге половинчатые показатели Moby Dick держались три месяца, наслоившись на несезон. А несезон перешел в поствыборы.

— Обычно летом мы просаживаемся на 35%. В этот раз было, понятно, больше. В июле мы чуть-чуть задышали. Вернулось процентов 20 клиентов. Процессы стали выравниваться, но все закончилось 9 августа. Мы постоянно растем и строимся начиная с 2016 года. Да, неприятно, что рост, скорее всего, остановится. Но все готовы немножко ужаться. Время такое. Вот избавились от администраторов, опять выполняем эти функции самостоятельно. Решили с ребятами: если что, последней уйдет уборщица. Будем сами подметать, как это происходило сразу после открытия.

Знаешь, у нас не все так плохо. Честно, мы были готовы даже к большему удару. Но круто сработали тренеры и весь коллектив. Позиция простая: спорт — самая доступная форма психотерапии. Многие клиенты говорят, что не могут оставаться дома: то COVID-19, то выборы. Надо как-то «сниматься». Мы готовы помогать в этом.

Пандемия — самый серьезный удар за время нашей работы. После этого все грядущие испытания воспринимаются проще. Первое время кажется, что все плохо. Потом что-то перещелкивается — и ты понимаешь, что это норма жизни. Ну, вот такая ситуация, надо перегруппироваться и работать дальше.

Умирать мы не собираемся. Но тенденции не радуют. Если IT действительно устроит массовый релокейт, мы потеряем много клиентов — порядка 40%. Их отток уже ощущается — и в тренажерном зале, и в бойцовском.

Владельцы клуба пока что не видят смысла говорить о покупательской способности.

— В период пандемии она не сильно играла роль. Стояла опасность заражения. Сейчас же люди боятся элементарно оказываться в центре города в вечернее время. А наша локация совсем недалеко от той же площади Независимости. Тем более трех наших работников задерживали. И понятно, новости об этом распространяются по залу.

Пока что у нас еще не такая патовая ситуация, чтобы радикально экономить. Тем более цены невысокие: вход до 16:00 — 7 рублей, после — 10. Мы три или четыре года не поднимаем их. Потому даже не продумывали план по возвращению клиентов. В пандемию это было просто неэтично.

— Что хуже: коронакризис или поствыборы?

— Вообще, сейчас время забыть об эгоизме. Мы думаем не столько о своих финансах и стратегии бизнеса, сколько о глобальных моментах. Важно, чтобы в целом все в стране было хорошо. А с бизнесом как-нибудь разберемся. Мы не можем повлиять на ситуацию и просто наблюдаем. Нужно быть очень одаренным бизнесменом, чтобы все продумать и лавировать в теперешних обстоятельствах. Но мы по ходу не такие. Так что вопрос про прогнозы как будто бы совсем неактуален.

«Если уедут айтишники, будет совсем плохо»

Геннадий Лянго — персональный тренер, который, помимо всего прочего, занимается реабилитационной работой. Человека в профессии 16 лет. Мы встречаемся в фитнес-академии «Cult Тела», чтобы обсудить жизнь ИП в индустрии.

— Есть вопрос по посещаемости и платежеспособности. В начале 2020 года у меня было 26 клиентов, сейчас — 15. Их посещаемость нерегулярна и напрямую зависит от новостей. Две недели после выборов народ особо не ходил: из тренажерки можно было попасть прямиком в ИВС. Люди, понятно, боялись. Утром и в обед ходили, вечером — нет.

При этом и «корона» хорошенько ударила по персональным тренерам, отмечает Лянго.

— В январе было 26 клиентов, в апреле — 10, в мае — 12, в июне — 13—14. В июле я провел примерно 120 персональных тренировок, а в августе — штук 90. Понятно, обидно. Особенно при нынешней ситуации. Пандемия могла сделать так, что традиционной летней просадки не произошло бы. Потому что все в основном сидят в Минске. Но прошли выборы — это сказалось на посещаемости и моем заработке.

Здесь мы снова возвращаемся к айтишникам, которые, оказывается, имеют очень серьезное влияние на отечественный фитнес.

— Часть моих клиентов отвалились из-за релокейта их фирм. Процентов 40 моих ребят — айтишники. Если они уедут, будет совсем плохо.

Знаете, люди по чуть-чуть возвращаются. Хотелось бы в октябре — ноябре выйти на стандартное количество клиентов. Но понимаю, что будет тяжело. Мне кажется, заработок начала 2020-го не восстановится в течение пары лет. Если брать ту же Россию, то там прогнозы по возвращению к привычной посещаемости не самые приятные — полтора-два года. Страх у людей остался. Они какие-то апатичные.

По моим ощущениям, «корона» получилась страшнее поствыборов. Но это пока что. В плане шока мы были уже более-менее подготовлены к августу, хотя никто не мог предположить, что будет именно так.

Прогнозы у Геннадия не очень утешительные. Приходится уходить в онлайн. У него, например, есть дзен-канал. Делает обучающий контент.

— В начале года персональная тренировка в Минске стоила в среднем 20—30 рублей. Сейчас стоимость не особо упала. Ну, лично я понимаю, что в долларах это уже не те суммы. Да и свой труд оцениваю достаточно высоко. Возникшую нехватку денег пытаюсь восполнить уходом в онлайн.

За 16 лет я такого не видел. Так плохо фитнесу не было никогда. Сфера каждый год набирала обороты. Плюс мы жили постоянной надеждой. К нам же все доходит чуть позже, чем в Россию или Украину. А там фитнес — это уже реальная индустрия с очень мощными оборотами.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close