Ударили ли протесты по экономике Беларуси? Мнение экспертов

Экономика
0
0
Поделись с друзьями

После выборов в Беларуси ежедневно проходят акции сторонников оппозиции. Волна забастовок затронула не менее 30 крупных предприятий по всей стране. Как протесты повлияли на экономику республики, на которой уже сказалась пандемия COVID-19, рассказали Sputnik эксперты.

Обошлось без серьезных потерь

Ущерб от протестов в Беларуси уже составил не менее 500 миллионов долларов, сообщил ранее помощник Александра Лукашенко по вопросам финансово-кредитной системы Валерий Бельский. Но в экспертной среде считают, что ситуация не столь драматична.

«Я склонен рассматривать эту цифру (500 миллионов долларов – Sputnik) как верхний предел оценки потерь. Думаю, что реальные потери меньше, потому что системообразующие предприятия белорусской экономики, которые формируют в том числе и экспортную выручку, от протестов пострадали мало», — считает доктор экономических наук, проректор Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец.

Падение экспорта товаров из Беларуси по ряду отраслей
© SPUTNIK
Падение экспорта товаров из Беларуси по ряду отраслей

По его мнению, забастовки, которые проходили, например, на нефтеперерабатывающих заводах и предприятии «Беларуськалий» больше походили на «акции в свободное время».

«Рабочие собирались, писали петиции, а потом возвращались на рабочее место. То есть полноценной остановки производств не было ни на одном из крупных предприятий, формирующих экспортную выручку», — объясняет собеседник Sputnik.

Таким образом, подчеркивает Зубец, экономические последствия протестов «не столь велики, как может показаться на первый взгляд».

«Да, действительно, это неприятно, есть потери ВВП, но за оставшуюся часть года недопроизведенную продукцию можно догнать. Если конвейеры машиностроительной продукции останавливались, то просто им придется более активно работать. То есть мы можем говорить о том, что пока обошлось без каких-либо серьезных проблем для белорусской экономики», — заключил эксперт.

К тому же, несмотря на забастовки на предприятиях, в республике есть определенный запас товаров на складах, и ситуация не должна была сильно отразиться на внешней торговле при условии восстановлении регулярного производства, отмечает кандидат политических наук, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Елена Кузьмина.

Ранее в издании РБК подсчитали, что в Беларуси акции протеста затронули не менее 30 предприятий с общей выручкой 27% ВВП. Эксперты с такой оценкой не согласны.

«На мой взгляд, это некорректные подсчеты. Если на Минском тракторном заводе бастует 300—400 человек — это не есть бастующее предприятие. Если останавливается один конвейер из пяти — это тоже не есть бастующее предприятие. Перепутали забастовку всего предприятия и невыход на работу группы лиц или остановку одной линии, или одной печи», — рассуждает руководитель Центра белорусских исследований Института Европы РАН Николай Межевич.

Он объясняет, что «любая забастовка – это проблема для экономики, и чем она крупнее, тем больше проблем». Но пока таких забастовок, которые, например, сотрясали Российскую империю в 1917 году или Великобританию в середине 1920-х годов, «и рядом нет в Беларуси».

Как коронавирус повлиял на внешнюю торговлю

Статистику по влиянию митингов на экономику Беларуси можно будет проанализировать через два-три месяца, говорит Елена Кузьмина. Но сейчас можно сделать выводы о ситуации во внешней торговле за первое полугодие. На эту сферу серьезно повлияла пандемия COVID-19.

«Основные торговые партнеры Беларуси — Россия, Китай и Европейский союз. Экономики этих стран претерпели негативные явления в связи с закрытием границ, в связи с тем, что был объявлен режим изоляции. Люди какое-то время не работали, производства не функционировали, что особенно сильно сказалось на среднем и малом бизнесе», — отмечает кандидат политических наук.

Согласно официальной статистике Евразийского экономического союза (ЕАЭС), на которую ссылается Кузьмина, с января по июль 2020 года, по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, торговля Беларуси с третьими странами (вне ЕАЭС) сократилась практически на 30%. В первую очередь, это Европейский Союз и Китай.

«Это, конечно, большая цифра. Но и ситуация была, мягко говоря, неординарная. Больше всего сократился экспорт минеральных продуктов и продукции химической промышленности. Хотя значительно выросли поставки из Беларуси продовольственных товаров и продукции сельского хозяйства – на 52,5%. Республика сохранили свои позиции в продаже древесины. Все остальные секторы достаточно серьезно пострадали», — объясняет эксперт.

По данным Национального статистического комитета (Белстат), за последние полгода экспорт продукции химической промышленности Беларуси упал на 17,5%, минеральных продуктов – на 60,3%.

«Во время карантина останавливались сельхозработы в некоторых странах. На этом фоне вполне допускаю, что потребители не закупали удобрения. Хранить удобрения – это плохая история. Все видели, что было в Бейруте. Конечно, речь идет не об азотных удобрениях, а о калийных. Но большинство покупателей используют именно смеси удобрений. А все азотные соединения плохи в длительном хранении», — объясняет сильное падение экспорта белорусских минеральных продуктов руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА (Аналитическое кредитное рейтинговое агентство) Максим Худалов.

Для Беларуси важной сферой экономики является машиностроение, отмечает Кузьмина. Но уже в первые полгода экспорт машин, оборудования, транспортных средств в третьи страны упал на 9,3%, в страны ЕАЭС — на 12,6% . Это говорит о том, что на складах республики скопился некоторый запас машиностроительной продукции. Это связано, в первую очередь, с тем, что в большинстве стран-партнеров  на время пандемии приостанавливались производство и внешняя торговля, а «зеленые коридоры» в торговой сфере были, но в основном для продовольствия и медицинских товаров.

По данным Белстата, ВВП Беларуси в январе-июле этого года, до протестов и забастовок, снизился на 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Цифры в 1-2 процента говорят о том, что государство в целом справилось с эпидемиологическими и экономическими трудностями. В это плане экономическая реакция Беларуси оказалась вполне достойной», — утверждает Межевич.

Однако оказанный эффект на экономику политической нестабильностью оценивать рано, уточняет глава Центра белорусских исследований Института Европы РАН. Масштаб влияния станет понятен по итогам третьего квартала.

Россия поможет Беларуси компенсировать ущерб от протестов

Между Беларусью и Россией обсуждается вопрос о валютной помощи, в том числе за счет рефинансирования ранее выданных кредитов на миллиард долларов, сообщил ранее Александр Лукашенко.

«Если это произойдет, то у Минска появится дополнительная возможность на миллиард долларов для того, чтобы стабилизировать собственную валютную систему и не дать ее расшатать и обрушить», — подчеркивает Зубец.

Позитивные прогнозы

Сейчас в Беларуси непростая обстановка, но президент Лукашенко держит руку на пульсе и в целом сохраняет контроль над экономикой, считает Елена Кузьмина. Производства прекратили деятельность ненадолго, поэтому пока это обратимый процесс.

«Если предприятия остановятся на значительный срок, то можно потерять устоявшиеся рынки сбыта своей продукции. Улучшить ситуацию может стабильная работа производств и их модернизация.  А также необходимо налаживание новых торговых связей как с помощью возможностей ЕАЭС , так и в двустороннем формате», — считает эксперт.

Она отмечает, в последние годы Минск уже начал работу по расширению своих рынков в Китае, других азиатских странах, в Африке и Латинской Америке. Так, благодаря подписанию ЕАЭС договора о Зоне свободной торговли с Вьетнамом Беларусь наладила поставки в эту страну своей машиностроительной продукции.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close