«Когда я высказываюсь – мне страшно…»: Откровенное интервью с Натальей Астаховой

ЛюдиОбщество
5
0
Поделись с друзьями

Друзья! В рамках рубрики «Люди» Newgrodno.by продолжает знакомить вас с удивительными и яркими людьми нашего города. Сегодня мы хотим рассказать вам о чудесной ведущей и потрясающей маме. Знакомьтесь: Наталья Астахова.

Неделю назад Instagram взорвался от поста Натальи, в котором она сообщила о своем уходе с радио. Сумасшедшая обратная связь ее слушателей и просто комментарии неравнодушных людей. Когда профессионалы своего дела уходят с работы – это цепляет, буквально, всех. Мы не могли не поддержать этого прекрасного человека и пройти мимо этой новости.

Читайте наше интервью с душевной Натальей Астаховой. Оно получилось сильным, откровенным и местами даже интимным. Юмор этой смелой женщины, которая обладает какой-то невероятной внутренней силой, нельзя не оценить по достоинству.

Хочется подчеркнуть, что Наталья Астахова сейчас в поисках новой творческой работы. Друзья, вы же знаете, что делать…

Наталья, на той неделе вы всколыхнули Instagram, когда сообщили о своем уходе с радио. 166 комментариев оставили неравнодушные гродненцы под этим постом. Расскажите нашим читателям о причинах своего ухода.

– Я ушла с радио, потому что поняла, что во мне отпала необходимость. Скорее всего, своим уходом я кому-то облегчила жизнь. Хотелось бы подчеркнуть: мне пытаются приписать какие-то политические мотивы. Но давайте говорить открыто: я ни разу в своей «радийной жизни» за 8 лет не сказала ни слова о политике. Все свои 42 года я была далека от этой темы. Просто не интересовалась.

Августовские события меня очень расстроили. Лишили покоя. Я человек-эмоция. Но в эфире не трогала эти темы. Это был мой осознанный выбор. Считаю, что моя миссия радиоведущего состояла из того, чтобы люди отвлекались от всего плохого, что происходит в их жизни. Пусть и ненадолго. У нас у всех много проблем.

Причин моего увольнения очень много. Пока мне трудно об этом говорить. Конечно, пройдет время – я расскажу. Скажем так, основная причина – действия одного конкретного человека. Бороться с которым я не могла. На это у меня не было сил, да и, честно говоря, желания.

8 лет работы в одном месте.

Огромный срок. В первую волну Covid-19 вы даже вещали из собственной квартиры. Вы – это всегда про любовь к своей профессии. Расскажите про свои эмоции. Потому что даже у нас – ваших коллег, случился шок.

– Эмоций было очень много. И у меня, и у моих друзей, и да, у вас – коллег. До последнего момента я думала, что просто быстренько соберу свои вещи и убегу. Очень не хотелось сцен прощания. Все вышло иначе…

И я тронута таким отношением к себе. Коллеги приготовили свои прощальные речи, а также цветы и подарки. Я расплакалась. Да что там говорить. Я плакала еще 2 дня после.

Хочу сказать, что на Гродно плюс (на телевидении и радио) работают честные и талантливые люди. К сожалению, произошло то, что произошло. Мне пришлось с ними расстаться. 8 лет – большой срок. Вы правы. И это, действительно, работа мечты. Работа на радио. Работа ведущего эфира. Моя мечта осуществилась, и я очень надеюсь, что когда-нибудь к этой работе я, все же, вернусь. Потому что это были самые счастливые моменты жизни. Вот вы спросили меня, а мне опять захотелось плакать.

Как родные восприняли ваш уход с радио?

– В целом, конечно же, поддержали. Пожалуй, они не верили в серьезность моих намерений. Знают, что радио значит для меня. Это не было решение одного дня. И я давно к этому шла. До последнего верила, что останусь, а уйдет тот человек, который не должен там находиться.

В последнее время я стала болеть. Появился кашель, похожий на астму. Психолог сказал мне, что, скорее всего, это нервное. Даже в выходные дни я думала о своей работе. Я так обожала свою работу, что если бы меня ночью позвали вести эфир – я бы поехала. Уверяю вас, я бы поехала! В отпуске слушала другие радиостанции и думала о том, а как бы я раскрыла эту тему? А еще, конечно же, о том, что скажу своим слушателям в первый день своего выхода из отпуска.  В такси часто писала подводки к программе. Я жила радио. Искренне и честно вам говорю. Мой муж очень переживал за меня. Видел все мои записочки для подготовки к эфирам. Даже на отдыхе я думала о работе. Не расставалась с блокнотом. Супруг боялся того, что я просто слягу, если останусь без радио.

Однако в последнее время негативные эмоции и мое нежелание идти на работу стало очевидным всем. Муж сказал: все, пожалуй, хватит. Родные, которые уже в возрасте, очень расстроились. Мой дедушка очень любил смотреть мои интервью по-женски. Мама постоянно слушала меня. Конечно, они опечалены. У них страх: «а что со мной будет дальше?

Вы активны в Instagram. Ваша откровенность, прямота и порядочность подкупает многих гродненцев. Ваши посты часто ироничны, остры и, безусловно, актуальны. Вы можете назвать себя блогером?

– Мне кажется, что некоторые личности дискредитировали это понятие. Теперь все блогеры. По сути, все люди, которые часто делают публикации, могут отнести себя к этому понятию. Поэтому, наверное, да. Это мой блог. Моя история жизни. Я, действительно, никогда не вру. Пишу то, что думаю.

Правда, сейчас я стараюсь делать это реже. Я очень эмоциональный человек. И если не выскажусь на какую-то тему, которая меня беспокоит – меня просто «разорвет». Не могу иначе. Другой вопрос в том, что раньше меня фотографировали мои любимые коллеги на работе. А теперь некому. Вот появятся фото – я опять активно начну писать посты. (смеется)

Порой кажется, что вы – «железная леди». Все в тех же постах отсутствие страха, осуждение насилия и мнение… Мнение яркой личности города. А порой вы настолько ранимы и открыты. Вам больно от каких-то жизненных несправедливостей. Наталья Астахова, какая она в действительности?

– Знаете, я на самом деле довольно откровенна. Я могу назвать друзьями тех людей, которые могут понять мои шутки. Не все их могут воспринимать правильно. Порой они где-то грубоваты, порой, пошловаты. Я довольно прямолинейная. Возможно, вспыльчивая. Я не люблю, когда меня критикуют нечестно. Когда в словах людей обо мне – откровенная ложь. Всегда высказываю в лицо. Делать за спиной, исподтишка — не мои методы.

Но при этом всем, я очень ранимый человек. Меня ранить легче, чем ребенка. Я человек, который воспринимает критику буквально. Как призыв срочно что-то менять. Когда мне знающие люди делали замечание по эфиру, я старалась это исправить в тот же момент. Я – хороший исполнитель. Если чем-то занимаюсь, то делаю это очень хорошо. У меня «синдром отличницы». Обожаю хорошие компании людей, с которыми можно посмеяться. Но и люблю людей, с которыми можно просто помолчать.

Бывает ли вам страшно высказываться против каких-то вещей?

– Мне страшно постоянно. Недавно приснился сон, как будто мне стучат в дверь. Я подхожу и в глазок вижу человека в балаклаве. Во сне я понимаю, что ничего не сделала. Что живу свою жизнь правильно. Но, видимо, страх того, что придут какие-то неизвестные тебе люди, оболгут тебя и будет привлечение ни за что – конечно же, есть.

И да. Я бы хотела быть, как те люди, которые не читают новости и отстранены от всего происходящего. Я таких личностей знаю. Про себя они говорят что «держат нейтралочку». Мне кажется, если бы я могла также – была бы гораздо спокойнее и счастливее. Но я так не могу. Все читаю и смотрю. И поэтому мне трудно сохранять нейтралитет. Это невозможно. И молчать об этом, просто, непорядочно. Когда я высказываюсь – мне страшно. Когда не высказываюсь – я думаю о своих детях и о том, что они подумают о своей маме.

Яркая личность выглядит соответствующе. В своем гардеробе вы предпочитаете насыщенные цвета. Выделяетесь из толпы. У вас, однозначно, есть свой стиль во всем. Расскажите нам о нем. Как вы выбираете одежду? Как вы нашли свой «имидж»?

– Когда говорят, что я стильная – мне очень приятно. Но, на самом деле, я подбираю одежду так, чтобы скрыть недостатки фигуры. Если бы у меня была красивая фигура, я бы так не подбирала одежду. Носила бы джинсы и многочисленные футболки.

Признаться честно, очень дорогих вещей у меня в гардеробе мало. До пандемии мы семьей много путешествовали по Европе. Там огромные скидки. Себя я могу назвать «шмоточницей». Мне нужна отдельная комната для одежды.

Кстати, раньше у меня был принцип: каждый день приходить на работу в новом луке. Возможно, это все идет из детства. И у меня, и у брата, который живет в Германии, есть такой пунктик. Удержаться от покупки новой одежды нам с ним очень сложно. Я не покупаю одежду на рынках и в белорусских магазинах. Никого не хочу обидеть. Это часто красиво – спору нет. Но, неоправданно, дорого. И у белорусских дизайнеров цены тоже очень кусаются. Жду открытия границ, чтобы обновить свой гардероб. Казалось бы: все есть, но ведь как девочке все равно хочется.

Очень хотелось бы узнать о вашем жизненном пути. Где выросли? Что заканчивали? Где работали до радио? Когда создали свою семью?

– Я родилась в Гродно, но все свои каникулы проводила в Лиде у дедушки и бабушки. Поэтому Лиду считаю вторым любимым городом. Мечтала поступить в театральное. Но надо было ехать в Минск, мама не пустила.

Пошла по стопам все той же мамы – поступила на педагогический факультет. Работала 14 лет в детском саду. Кстати, в студенчестве подрабатывала внештатным корреспондентом газеты «Биржа информации» и писала статьи о молодежной жизни.

Однажды на форуме увидела объявление о том, что в Гродно открывается новая радиостанция и проводится кастинг. Записалась, хотя не верила ни секунды в свой успех. К моему великому счастью – прошла именно я. За это я всегда буду благодарна первому шеф-редактору Наталье Виноградовой. Так начался мой путь на радио.

Как мы отметили ранее – вы очень открыты в интернете. Очень много ваших постов в Instagram посвящено вашей семье. И они без неискренности и притворства. Часто с юмором. Но, однозначно, про дружность, про любовь и про поддержку друг друга. Расскажите нам про своего супруга. Про вас можно сказать, что вы находитесь за крепким мужским плечом?

– Рассказывать про своего супруга – сложно. Он у меня человек из 90-х. Он есть в Facebook, но с Instagram не знаком. Он не понимает, зачем что-то рассказывать о себе на такую широкую аудиторию. Ну и про это интервью, конечно же, скажет: зачем я его в разговоре с вами упомянула. (смеется)

У нас разница в возрасте 5 лет. И да, действительно у нас отношения «без соплей», не романтические. Раньше мне этого не хватало. Сейчас иногда супруг назовет меня каким-то банальным ласковым словом и меня встряхнет. Ну не про нас это. Мой муж – мой лучший друг. Когда мы встретились, я сразу же подумала о том, что хочу за него замуж. От него шла какая-то мужская сила и уверенность. Дома у нас все девочки. Даже собака. И наш «папа-муж» – наш рулевой. Он заботится о нас. Я не феминистка. Мне очень нравится, что за все отвечает он. Именно он знает меня лучше всех. Да что там. Он 21 год видит меня без макияжа. Знаете, это еще то испытание! (смеется)

Он знает меня настоящей. Думаю, он видит меня не с самой приглядной стороны. Никогда не сомневалась в его любви. Я всегда вижу его переживания, связанные со мной. Самое удивительное, что нашему браку 21 год. И с каждым днем я влюбляюсь в него сильнее. Я очень люблю Бреда Пита. И муж знает про это. Относится терпимо, наверное, потому, что актер живет далеко (смеется).

А я смотрю на других мужчин и понимаю, что выбрала для себя самого лучшего. Да, действительно, я за крепким мужским плечом.

Прекрасная мама двух дочек.

Вы – мама. Вы – про абсолютную любовь к детям. Вы – про духовную близость с детьми. Расскажите подробнее нам про свое материнство. Какое оно еще?

– Разница у моих дочек – 6 лет. У меня очень сложное материнство. Когда мы поженились с мужем, мне врачи сделали не очень хороший женский прогноз о том, что я не смогу стать мамой. Я была далека от веры. В Фарном костеле молилась перед одной иконой. Конечно же, забеременела. Еще до УЗИ знала о том, что ношу под сердцем дочь, которую мы назовем Марией. У меня была сложная беременность и роды, которые чуть не закончились трагедией. Я рожала весь день 14 декабря. И Машенька родилась 15 числа в 00.02.

С тех пор я перестала заморачиваться над подарком мужу (смеется). Я подарила ему самое главное. Я подруга своим девочкам. Не скажу, что рада этому. Это вышло само собой. Я никогда не воспитывала их. У нас был не очень хороший случай в 6 лет Евы (примечание редакции: младшая дочь Натальи). Мы чуть не потеряли нашу малышку.

После него я поняла, что миссия родителей – беречь здоровья детей. Делать их жизнь, максимально, счастливой. Ведь мы не знаем, что с ними может произойти завтра. Я не особо интересуюсь их оценками. Я не считаю это таким важным. Для меня гораздо важнее их саморазвитие и состояние. Мои девочки доверяют мне свое сокровенное. Я этим доверием очень дорожу и берегу его. У нас полно секретов от папы. Ах, если бы наш папа все знал! (смеется).

Мои девчонки такие же эмоциональные, как и я. А еще – прямолинейные и честные. Конечно же, в нашей семье мы можем поругаться. Но это все на пару минут. Мы один за одного. Я всегда хвалю своих малышек. Говорю им о том, что они самые лучшие и красивые. Мне кажется, что каждый родитель должен так делать — поддерживать и верить в своих детей. А еще у нас есть семейный чат в Telegram, где ежедневно мы что-то обсуждаем. Машенька же в Польше.

Сложно ли было отпустить старшую дочь учиться в другую страну?

– Очень сложно. Я была единственным членом семьи, которая была против этого. Думала о том, что она не справится. И первое, что мне написала дочь по приезду в Варшаву: «мам, я заправила одеяло в пододеяльник…»

Оказалось, что Маша – самостоятельный человек, которая прекрасно справляется без меня. Первый год разлуки было сложно. Я спала на ее подушке. Часто плакала. Конечно, не хватало. В Польше не такая система медицины. Там не так просто попасть на прием к врачу. И случилось так, что у Марии было 4 ангины подряд. Она присылала фотографии своего горла. И уже гродненский врач говорил, что надо делать.

А теперь представьте мое состояние, как мама. Скорая помощь к ней не едет. Ребенок с плохим самочувствием, с высокой температурой. А мы в Гродно. Было сложно. Муж не выдержал и ночью поехал забирать домой дочь. Тогда было все равно на сессию и на чужую страну. Хорошо, что все разрешилось. Сейчас у Марии последний год учебы и я, конечно, привыкла. Мы общаемся по видеосвязи. Наша нить мамы и дочери никогда не разорвется. Обо всех ее событиях, жизненных моментах и покупках я узнаю первая. Конечно же, спасибо все той же видеосвязи.

Считается, что душа за детей с их взрослением начинает еще больше болеть у мам. «Маленькие детки – маленькие проблемы, большие детки – большие проблемы» Это правда?

– Я была в декретном отпуске и только узнала из интернета о таком понятии, как «чайлдфри». Тогда я не могла этого понять. Конечно, где-то внутри себя осуждала. Но потом, когда я столкнулась со всеми проблемами материнства и вкусила все его «прелести» – я стала понимать этих людей.

Женщина должна осознавать, что ее личная жизнь заканчивается с рождением детей. Ты живешь их жизнью. Ты себе, по сути, не принадлежишь. Больше нет понятия «время для себя». В твоей голове всегда осознание того, что ты мама. Все равно ты держишь под контролем каждый момент жизни своих детей. Мои малышки уже взрослые. Но при этом всем, я остаюсь мамой. Все равно с моей стороны присутствует гиперзабота и гиперопека. Беспокойство никуда не уходит. Я не понимаю этого: «жить для себя». Не осуждаю, но и не понимаю. Я живу для детей.

У вас много друзей? В жизни вы такой же открытый человек? Легко прощаетесь с людьми, если того требуют обстоятельства?

– Да, друзей много. И я очень этому рада. Я открытый человек. У меня не может быть секретов, если я близко подпускаю к себе человека. Как у меня на душе, так я и буду говорить. Есть такие друзья, которые живут на расстоянии. Мой друг Сергей Корнеев живет в Киеве. Это один из моих близких друзей. Я знаю, что всегда могу рассчитывать на него.

Был период, когда Еве были нужны лекарства, которые продавались только в России. Еще один мой друг объездил всю Москву и решал вопрос с доставкой до Гродно. В общем, я очень ценю своих друзей. Но если того требуют обстоятельства – легко вычеркиваю из жизни непорядочных людей. Если я узнаю, что «друг оказался вдруг», то да, я с ним попрощаюсь. Некоторые вещи в дружбе я категорически не приемлю.

Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной?

– Конечно. Я считаю, что все, что говорят на этот счет – ложь. Более того, друзей мужчин у меня больше, чем друзей женского пола. Мне с ними гораздо комфортнее. Женщину ты невольно сравниваешь с собой. С мужчинами такого нет. Хотя в моей дружбе с мужским полом, вообще, нет гендерного понятия.

У вас есть имя в городе. У вас есть репутация. У вас есть проекты, которые вы создали. У вас есть прекрасная семья. Порассуждайте, пожалуйста, о роли женщины в обществе. Как вам кажется: кому сложнее строить карьеру? Мужчинам или женщинам?

– Ну, имя – это громко. Надеюсь, что у меня есть репутация. Я не считаю себя публичной личностью. Когда таксисты узнают меня по голосу или когда в магазине ко мне подходят люди сказать о том, что видели мои интервью – это для меня удивительно.

Касательно проектов. Это уже не мои проекты. Уже не моя собственность. Самый главный мой проект – моя семья. Я создала и сохранила это.

Роль женщины в обществе – быть женщиной. Создавать уют. Я далека от феминизма. А еще роль женщины в обществе – поддерживать мир и спокойствие. Как бы громко это не звучало.  Уже что-что, а белорусские женщины показали всему миру свою силу, доброту и смелость.

О чем вы мечтаете? Какие у вас дальнейшие планы на жизнь?

– Я мечтаю о том, о чем мечтают многие люди. Что наступит такой день, когда мы будем обниматься друг с другом и пить много шампанского. Раньше я мечтала о банальном. О домике на берегу моря. В месте, где не бывает осени. Я терпеть не могу осень. Все самые плохие событие в моей жизни случались именно осенью. Эту свою мечту отдаю на мечту большинства. Планы на будущее уже не строю. Как только осуществится моя мечта – восторжествует справедливость, все получат по заслугам и каждый из нас будет на своем месте.

У вас очень красивая, звучная фамилия. Более того, она очень «подходит» вашему голосу. Наталья, вы гордитесь своей фамилией или не считаете такую мелочь важным?

– Да, я горжусь своей фамилией. Она девичья. Мой прадедушка воевал, погиб совсем молодым парнем. Горжусь этим. В браке я взяла фамилию мужа. Но на радио решили с редактором для эфира взять девичью фамилию. Мне сказали, что она звучит «по-радийному».

Все-таки, когда мы выходим замуж и если мужу это принципиально важно – конечно же, надо брать фамилию супруга. У меня раздвоение личности (смеется). По всем документам я ношу фамилию мужа. Но, конечно, из-за работы на радио меня больше знают под «Астаховой».

Радио. Печатные СМИ. Телевидение. Интернет-журналистика. Ваш выбор, казалось бы, очевиден. Но вы прекрасно пишите. Представляете себя в каких-то других смежных отраслях журналистики? Или ваше сердце навсегда отдано радио-эфирам?

– Я люблю писать. И я бы с удовольствием писала бы для печатных и интернет СМИ. Просто я не очень продвинутый человек в плане техники. Конечно радио – моя любовь. Я могу бесконечно говорить о нем. Я люблю говорить с людьми. Мне очень нравится то, что при этом всем, люди меня не видят. Это придает какую-то особую атмосферу. Какую-то интимность и откровенность. Поэтому я спокойно представляю себя во всех смежных отраслях журналистики. Правда, кроме телевидения. Я не могу смотреть на себя в кадре. Не мое.

Случались ли у вас форс-мажорные ситуации? Стрессовые для вас (звонок неадекватного человека, серьезные жалобы и т.д.)? Как вы себя вели?

– Форс-мажорные ситуации, мне кажется, случались у любого ведущего. Расскажу вам пару случаев.

Однажды в вечернем прямом эфире до меня дозвонился не очень здоровый человек. И чтобы как-то остановить его поток не очень хорошей речи, я сказала, мол, давайте мы об этом поговорим с вами завтра. Так вот. Утром я проснулась от разрывающего телефона. Звонили коллеги. Оказывается, этот мужчина нашел адрес радиостанции и пришел увидеть меня. Воспринял мои вчерашние слова буквально.

Вторая история. Был еще один поклонник. Раньше я работала с Ярославом Чичиным. Потом он от нас ушел. И в одном эфире я сказала о том, что смотрю на свободное кресло и мне одиноко в эфире. В общем, однажды ко мне в студию врывается человек. Садится напротив и говорит, что пришел меня спасти от одиночества. Я тогда сильно испугалась. Какое-то время мне было страшно выходить из студии на улицу.

А еще когда я только начинала работать, какая-то слушательница позвонила редактору и про меня сказала: «как можно смеяться таким голосом?». Я тогда очень расстроилась. Наталья Виноградова сказала мне: вспомнишь мои слова – твой смех станет фишкой. Так и вышло. Сейчас, когда я ушла, мне многие пишут, о том, как они будут без моего смеха?

Ну и последнее: иногда я просто забывала выключать микрофон. И в эфир шло, как я подпевала зарубежным исполнителям (смеется). Мне кажется, у любого ведущего эфира таких историй очень много.

Если бы можно было назвать всего один жизненный принцип Натальи Астаховой. Как бы он звучал?

– Хочу вспомнить Кэти-Скарлетт О’Хара. Мне очень нравится ее девиз: «Я подумаю об этом завтра…» Очень часто руководствуюсь в своей жизни этим прекрасным советом. Но самый главный жизненный принцип: «главное, чтобы все были здоровы». Это мое желание на все праздники.

Есть ли у вас «учителя» по жизни? Если да, то без кого не состоялся бы ваш личностный рост?

– Я обожаю писателя Рея Брэдбери. Я считаю его провидцем. Но это ближе к развитию, для души.

Что касается знакомых людей. Конечно же, муж. Его поддержка всегда придает мне уверенности. А еще Наталья Виноградова, которую я несколько раз упомянула в нашем разговоре. Я думаю, ее многие знают в нашем городе. Это первый шеф-редактор радио, на котором я работала. Именно этот человек изменил мою жизнь. Именно она на кастинге обратила на меня внимание. Учила быть ведущей. То радио, которое мы открывали в 2012 году в составе нескольких человек – я не забуду никогда. Это было самое счастливое время.

К сожалению, наши пути разошлись. И мне ее очень не хватает. Я скучаю. Хочу воспользоваться случаем и еще раз сказать «спасибо» Наталье Виноградовой. Никогда не забываю о том, что она для меня сделала. Женщины кумиры для меня следующие радиоведущие: Рита Митрофанова, Ксения Стриж и, конечно же, Ольга Шелест.

Как вы относитесь к тренингам личностного роста? И книгам: «Как заработать миллион», «Как стать счастливым?»

– Отношусь очень настороженно. Очень много непорядочных людей стали пользоваться возможностью заработать большие деньги. Что касается названных вами книг – к таким отношусь плохо.

Знаю одну женщину, которая не имеет диплома психолога. Но учит других, хотя сама в жизни не устроена. А с другой стороны, есть много крутых тренингов, которые ведут профессионалы. К примеру, тренинги по развитию речи. Учеба – это всегда замечательно, когда вам преподают профессионалы.

Про вас можно сказать, что вы – счастливый человек?

– Счастливый ли я человек? Спросили вы у меня через 5 дней после увольнения с работы моей мечты (смеется). А еще после всего того, что происходит у нас в стране. И знаете, все-таки, мой ответ: да.

Если следовать моему главному принципу: «главное, чтобы все были здоровы». То да. Получается, что да. У меня есть люди, которых я люблю. Они живы и здоровы. Значит, я счастливый человек.

Работа на радио обязывает всегда быть в настроении. А как быть, если программа через 10 минут, а день не задался с самого утра? Надо же выходить в эфир и дарить людям хорошее настроение…

– А вот в этом сложность. Главное правило ведущего: «ты всегда должен говорить новости на улыбке». От этого, кстати, меняется интонация речи. Улыбаться иногда не хочется совсем.

Я помню, как был предпраздничный эфир 6 января. Надо было много шутить, дарить подарки. А утром мне позвонили и сказали о том, что моя любимая бабашка в коме. И я ревела и ехала на эфир. Но правила игры такие: «о том, что тебе больно и страшно не должен знать никто». И ведь я отвела этот эфир.

Пока звучала музыка –  звонила родным и снова плакала. Когда болела моя дочь – было также. Мы делали юмористическую программу «Душки шоу». Это моя гордость. В ту пору, поверьте, мне было совсем не до смеха. Плюсы радио в том, что тебя слышат, но не видят. Очень часто это спасает.

Ведущих на радио учат стрессоустойчивости. И ситуации бывают разные. Какая ошибка ведущего обойдется ему и радиостанции дороже всего?

– Пожалуй, мат в эфире. Если что-то сказать матом, то все закончится увольнением. Еще недопустимо выходить в эфир подшофе. Теперь думаю самое страшное – сказать что-то политическое в микрофон.

Вы еще совсем ничего с трудовой книгой на руках. Скучаете по микрофону?

– Я скучаю по рабочей атмосфере. Когда ты приходишь на работу, громко включаешь музыку и делаешь кофе. Говоришь с любимыми коллегами. Потом закрываешься в студии и выходишь в эфир. Это такое настроение. Вам не передать словами. Поймут только люди, которые работают на радио.

Следили ли вы за профессиональным успехом своих коллег конкурирующих радиостанций? Или вы всегда предпочитаете оставаться собой, ни с кем себя не сравнивать и делать что-то свое?

– Никогда не отслеживала работу своих коллег.

Я думаю: элементы конкуренции есть только у руководителей. Я никогда не следила за тем, кто, чем занимается. Никогда не отслеживала чьи-то фишки эфиров. Даже не знаю, есть ли в Гродно ди-джей женщина. В Минске да.

На «Радио Гродно» есть Ярослав Чичин, с которым мы раньше работали, Дима Лютомский и Дима Чекан. Раньше был Рустам Дранников. Этих людей я знаю лично. И это большие профессионалы своего дела.

Знаете, я верю в «радиостанцию будущего». Это будет, когда у нас произойдут боффльшие изменения. Это будет одна волна. Одно общее дело. Уверена, что у каждого из нас есть свой слушатель и своя аудитория. Есть люди, которые нас любят и есть те, которые нас не выносят.

2020 год вас изменил?

– Конечно, изменил. Я никогда не интересовалась политической ситуацией в стране. Пандемия и меня коснулась. Я была убита отношением к такой серьезной болезни. У меня все разрывалось внутри. Мы переболели всей семьей. Мы знаем, как это серьезно и опасно. И мне было очень больно смотреть на все происходящее в стране.

Когда позже я увидела сцены насилия, я поняла, что у меня есть какая-то психологическая проблема. Я не могла понять, как «свои» могут бить «своих». Память себе не выключить, забыть невозможно. Я всегда знала, что я трусиха. Но я не знала, что умею свой страх выключать.

Кроме того, в этом году на меня завели первое административное дело за участие в митинге. Представляете? Ну а еще 2020 сделал меня безработной.

Вы позволяете себе маленькие глупости и радости? Позволяете себе побыть в некоторых моментах маленькой девочкой? И позволяете себе быть просто собой?

– Конечно, еще как позволяю. Я могу купить себе что-то вкусненькое и скушать это в одиночку. Я люблю смотреть глупые реалити-шоу. К примеру, меня смешит программа: «А что было дальше». Многие не понимают. А мне интересно.

Кроме того, у меня много друзей, которые гораздо младше меня. И я с ними чувствую себя их ровесницей. И меня воспринимают также. Очень радует быть с ними на одной волне.

А еще, вы же помните про мою бесконечную любовь к шопингу? Какую сумму денег мне не дать – я ее всю потрачу. Я позволяю себе поспать подольше, выключить будильник, если вдруг есть такая возможность. Я позволяю себе посмотреть фильм Тарантино до четырех утра. Это глупо. Но это удивительные моменты. А еще я позволяю себе быть глупой и смешной.

Перепечатка любых материалов портала Newgrodno.by (фото, видео, текст, другой фрагмент публикации) запрещена без письменного разрешения редакции. Обращаться по адресу info@newgrodno.by.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close