Белорусский сценарий? Как Швеция борется с коронавирусом и что об этом думают в стране

В странеОбщество
0
0
Поделись с друзьями

Швеция выбрала «неклассический» способ противостояния коронавирусу, он отличается от того, которого придерживаются другие европейские страны. По статистике, количество умерших от COVID-19 в Швеции превышает показатели соседних Дании, Финляндии и Норвегии до 17 раз. Западная пресса то и дело возвращается к обсуждению ситуации в этом регионе на Скандинавском полуострове, рассказывает Onliner.by.

Почему так? Критики подхода считают, что проблема в нежелании шведского правительства останавливать экономику — и вводить тотальный карантин. Власти инициировали определенные ограничения, однако не все довольны и этим. В Швеции запрещено проводить массовые мероприятия (более 500 человек), были закрыты вузы, ученикам старших классов рекомендовали не ходить в школу.

Фото: Pexels.com

Но границы остаются открытыми, а гражданам рекомендовали соблюдать социальную (или, правильнее, физическую) дистанцию, взять на себя часть ответственности за собственное благополучие. Рестораны и бары открыты, начальные школы работают, бóльшая часть бизнеса продолжает действовать. Молодежь тусуется на улицах, вечером в питейных заведениях немало народу, хотя не так много, как раньше.

Академики, вирусологи и инфекционисты подписали открытое письмо в адрес правительства, в котором попросили пересмотреть подход. Пресса тем временем указывает на рост количества зарегистрированных случаев коронавируса и смертей от вызванного им заболевания. Проблемы возникают в некоторых медицинских учреждениях и домах престарелых.

Правительство в ответ действует, но неторопливо, считает часть жителей страны и специалистов. Кого больше — тех, кто полностью поддерживает принимаемые меры, или тех, кто нет, неизвестно, так как озвучиваются полярные мнения.

Фото: Pexels.com

«Правительство боится признать свой провал и не признает ошибку», — примерно так звучат слова вирусолога Лены Айнхорн, которую The Guardian назвал одним из главных критиков подхода официальной Швеции к проблеме коронавируса. «Они говорят, что им очень жаль, дело в обучении персонала, они проводят расследование, но не признают, что бессимптомное и предсимптомное распространение COVID-19 является основным фактором риска», — комментирует специалист ситуацию с пожилыми людьми, которые относятся к группе риска.

На прошлой неделе шведский премьер действительно признал наличие сложностей в уходе за старшим поколением, пообещав принять меры.

Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл, который является «архитектором» выбранного мягкого подхода, сказал на днях: принятая стратегия приносит свои плоды. 19 апреля Тегнелл заявил прессе: «Мы вышли на своего рода плато». Как пишет Bloomberg, стратегия базируется на медицинской системе Швеции, которая считается одной из лучших в мире. Поэтому медики не столкнулись с недостатком оборудования, лекарств, СИЗ и т. п., а временные полевые госпитали остаются пустыми.

Эксперты из HSBC Global Research считают, что шведскому правительству, может, и досталось за «неправильный» подход к борьбе с коронавирусом, а вот с точки зрения экономики провал на фоне остальных будет менее значительным. Это положительный момент, но с условием, что кривая заражений перестанет идти вверх.

Доказательством доверия правительству стал его возросший рейтинг — ведь власти делятся информацией, признают недочеты, если они есть, отвечают на критику и даже вступают в открытый диалог с теми, кто недоволен принимаемыми мерами.

Фото: The Conversation

Onliner побеседовал с Александром, который переехал из Беларуси в Швецию 18 лет назад. Он поделился своим видением ситуации в стране, где живет и работает.

— В Швеции изначально все было организовано так, чтобы не перегружать систему здравоохранения — после эмигрантского кризиса 2015 года (Европейский миграционный кризис. — прим. Onliner) она находится не в лучшем состоянии, у нее ограничены резервы.

Решили, что будем вводить как можно меньше ограничительных мер с тем расчетом, чтобы не обрушить экономику. То есть что-то делать надо, но никакого жесткого карантина. Народ всячески этот подход поддерживает — таких 70—80%, у правительства даже рейтинг растет, я сам удивился.

— В Швеции практика «легкого карантина», когда ограничений — минимум. Это правильно? Как вы относитесь к статистике по коронавирусу в стране?

— Чем больше (заражений) сейчас, тем меньше будет в будущем. Если пойдет вторая волна, Швеция будет к ней подготовлена с точки зрения выработки группового иммунитета, процесс будет менее болезненным в сравнении со странами, где его нет. Да, они пересидят в карантине сейчас, но потом у них повторится приблизительно все то же самое. Лучше не рубить хвост по кусочкам, а сделать это за один раз.

Экономика страдает меньше. Грубо говоря, если у вас дети не ходят в школу, с ними нужно сидеть. Вы не ходите на работу, ваше предприятие загнется спустя несколько месяцев такого испытания. Иногда можно минимизировать потери в случаях, когда можно перейти на удаленную работу. В других случаях предприятия либо работают, как обычно, либо закрываются. Какой-то бизнес страдает в любом случае: гостиничный, туристический, ресторанный, авиакомпании и так далее.

Фото: NBC News

— Есть «чувство пандемии»? У нас, например, людей на улицах стало меньше.

— В магазинах, кажется, меньше народу, в ресторанах. Опять же, зависит от того, где живешь — я живу в небольшом городе. У нас не так заметно. Машин на улице две недели назад было меньше. Сейчас, по-моему, все как прежде.

Ну да, расклеили везде пленку на полу — держать дистанцию. Экраны на кассах поставили прозрачные, чтобы не плевали в кассира, а он не отплевывался (смеется. — Прим. Onliner).

С продуктами и с ценами ничего не случилось. Недели две-три назад, когда все начиналось, скупили дешевую муку и макароны, туалетную бумагу… Оно не исчезало, на прилавках остались марки подороже. А через неделю навалили всего в каких-то диких упаковках на 10—15 кило, год можно есть.

— Как действует шведский Минздрав?

— Минздрав каждый день проводит пресс-конференцию, иногда с участием эпидемиологической службы. На прошлой неделе премьер-министра пригласили, он пару утешительных слов сказал. Они озвучивают новые цифры, пересчитывают статистику за предыдущие дни.

Кардинальное отличие с Беларусью в том, что у нас существует большое количество мнений и ведутся дискуссии по этому поводу. Они открытые, народ спокойно пишет о своей точке зрения. Недавно 22 профессора написали развернутую статью о том, что меры недостаточны, нужно бы объявлять карантин. И последующие три-четыре дня главный эпидемиолог отвечал на вопросы по этой статье пункт за пунктом. Идет диалог.

Правительство не особенно стремилось принимать решения, но в данном случае это оказалось плюсом. Оно просто сказало: «Мы умываем руки, у нас есть эпидемиологическая служба, вот она советует это, мы будем этому следовать. Поэтому все претензии не к нам, а к ним».

С одной стороны, это правильно, с другой — серьезные действия все равно требуют политических решений. Эпидемиологическая служба не может сказать: мы все закрываем. Здесь достаточно сложная система управления, требуется разрешение парламента и так далее.

— Сможете оценить ситуацию в Беларуси?

— Я не связан с системой здравоохранения Швеции и Беларуси, чтобы проводить сравнения или оценивать. Мне кажется, что Александру Григорьевичу следовало бы больше давать слово специалистам.

Может, в формате наподобие ток-шоу они попытались бы убедить население, что то, что делается, правильно. Не один чтобы был оратор, а чтобы были люди, у которых есть соответствующее образование. Причем лучше бы это были не чиновники — у них своеобразный сленг. Это могут быть какие-нибудь грамотные эпидемиологи, вирусологи, которые связаны с разработкой тестов, вакцин.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий