Новости БеларусиОбщество

«Это был расстрел». 28 лет назад на границе с Беларусью убили семь сотрудников литовской таможни

За несколько недель до августовского путча 1991 года на литовско-белорусской границе около Мядининкая произошла страшная трагедия — на временном и на тот момент полулегальном таможенном пункте неизвестные расстреляли 8 литовских таможенников и полицейских. Стреляли в затылок. Литовский суд определил виновных — это бойцы рижского ОМОНа. Однако до сих пор неизвестно, кто был заказчиком убийства. В той трагедии выжил только один человек — таможенный инспектор Томас Шярнас. Тогда ему было 28 лет. Его место жительства тщательно скрывается до сих пор, а сам мужчина постоянно находится под охраной, так как является ключевым свидетелем по делу о расстреле в Мядининкае. TUT.BY поговорил с Томасом и побывал на месте трагедии.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

31 июля 1991 года погибли: Альгимантас Мустейкис, Станисловас Орлавичюс, Ричардас Рабавичюс, Альгимантас Юозакас, Миндаугас Балавакас, Альгирдас Казлаускас и Юозас Янонис.

Жительница небольшого Мядининкая Франтишка — ответственная за мемориал, построенный около литовско-белорусской границы. Она не экскурсовод, в ее обязанности входит встреча экскурсионных групп и открытие комплекса. Смотритель.

Под стеклянным колпаком находится тот самый вагончик, где произошла трагедия. Рядом — 7 белых крестов и деревянная фигура Иисуса Христа. В самом вагончике — все так, как было в ночь с 30 на 31 июля 1991 года: два стола, старый чайник, потрепанный пожелтевший журнал, куда записывали всех проезжающих через таможенный пункт. Поменяли только покрытие пола — оно после тех событий было залито кровью. Правда, оставили кусок старого — со следами крови. А еще на стенах висят портреты — черно-белые — тех, кто погиб, и один цветной — Томаса Шярнаса.

— Хацелі ўсё пакінуць, але зрэлішча вельмі жудаснае. Вагончык адрэставріравалі, але пакінулі адно месца. Тады таможня працавала без тэлефона, электрічнасці і гарачай вады. Прыходзілі да нас, каб зрабіць сабе кофе ці гарбату, — Франтишка говорит на трасянке, подбирает слова и вспоминает, что о трагедии местные жители узнали только из газет. Вырезки из них, кстати, лежат на одном из столов в вагончике.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Франтишка

— Москва тогда хотела все представить так, что расстрел в Мядининкае — результат разборок между белорусами и литовцами. Но все, конечно, было не так, — говорит Томас.

— Не, не. Як жа мы маглі тут адзін з адным ваяваць? Мы ж усе сваякі ў вёсках. Так, забілі ў адным з беларускіх мястэчак участковага. Але гэта ж даўно было. Ніхто тут не сварыўся ніколі, — говорит Франтишка.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Таможенный литовский пост около Мядининкая был в то время не настоящим, а носил скорее символический характер. Литва, говоря о своих намерениях стать независимой, ставила такие вагончики на границе и в пику ОМОНу, который в то время подчинялся союзным властям, создавала свои пограничную и таможенную службы, полицию.

На самопальные таможенные пункты часто нападали.

— Но до той ночи никого не убивали. Избивали, поджигали вагончики… Но у нас была инструкция — не поддаваться на провокации. Да и оружия у нас, таможенников, не было. Через какое-то время к вагончикам командировали бойцов «Арас» (подразделение Литовской полиции по антитеррористическим операциям, созданное 4 апреля 1991 года. — Прим. TUT.BY). Несли службу на границе и полицейские. Вот у них было табельное оружие, — вспоминает Томас.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Томас Шярнас

«Думал, что просто бьют прикладом, но это был расстрел»

4 утра. По воспоминаниям мужчины, было обычное дежурство. Полицейские работали на дороге. В их обязанность входило останавливать и проверять подозрительные машины. Все действия скрупулезно заносили в журнал. Томас медленно рассказывает о том, что произошло на рассвете. Все еще живы. Один из арасовцев стоит около вагончика, его коллега и таможенники — в вагончике.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— В помещение вошли двое вооруженных людей. Приказали всем лечь лицом вниз. Такое было уже. Мы повиновались. Не хотели конфронтации. В какой-то момент я услышал глухие хлопки. Думал, что просто бьют прикладом, но это был расстрел. Пуля в затылок — и все. Что происходило на улице — я не знаю. Только помню, что неизвестные были в камуфлированной форме без опознавательных знаков. Они говорили на русском языке.

Судя по всему, расстрельная операция готовилась заранее. Сначала киллеры подготовили отвлекающий маневр — в ночь на 31 июля они взорвали небольшое количество взрывчатки около штаба части внутренних войск МВД СССР, который не подчинялся властям Литвы. А уже потом направились в Мядининкай.

Взрыв в Вильнсюсе. Фото: Паулюс Лилейкис

Во время следствия и судов Томас опознал одного из подозреваемых по сапогам. Больше во время расстрела ничего не смог увидеть.

Все остальные погибли. Томас, которому стреляли в затылок, пролежал несколько часов на полу вагончика в ожидании помощи. Благодаря стараниям врачей он остался жив. Сейчас мужчина передвигается на инвалидной коляске — у него парализована часть тела.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Я до сих пор не могу оправиться и прийти в себя. Конечно, мне бы хотелось, чтобы я был более подвижным, скажем так.

У одного из расстрелянных полицейских тогда был последний рабочий день перед выходом на пенсию. Мужчина даже не поменял советскую форму на литовскую. В ней его и расстреляли.

У самого Томаса через несколько дней должна была состояться свадьба. Молодые поженились, но несколько позже.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Судьба таможенника сделала крутой поворот. Через какое-то время он стал священником. Окончил университет евангелической теологии в Клайпеде, потом защитил диссертацию в Вильнюсе. Сейчас он пастор реформаторской церкви.

Версии произошедшего

После расстрела таможенников появилось много версий произошедшего: говорили, что это якобы сделали контрабандисты, что все связано с отставкой министра внутренних дел Литвы Марийонаса Мисюкониса, с тем, чтобы сорвать визит президента США Джорджа Буша в Москву, который, кстати, состоялся. Некоторые утверждали, что расстрел — это месть за недавнее убийство вблизи литовской таможни белорусского милиционера. Однако официальная Литва расценивала эту версию как попытку разжечь вражду между сопредельными республиками.

18 мая 1991 года около 13.00 участковый инспектор Вороновского райотдела внутренних дел БССР капитан Александр Фиясь был убит рядом с Шальчининкаем из засады, устроенной специально для поимки поджигателей постов. На следующий день из автомата Калашникова был застрелен капитан пограничной службы Литвы Гинтарас Жагунис, белорусская милиция задержала подозреваемых, среди которых был брат Александра Фияся.

Некоторые историки говорят, что события в Мядининкае — это своеобразная репетиция августовского путча.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Следствие по делу продолжалось 18 лет. Оно пришло к выводу, что исполнителями убийства были сотрудники рижского ОМОНа: Александр РыжовЧеслав Млынник, Андрей Лактионов, Константин Никулин (он получил фамилию Михайлов по программе защиты свидетелей в Латвии по другому делу, но в итоге был выдан Литве. — Прим. TUT.BY). Помогали обвиняемым бойцы вильнюсского ОМОНа. Такие выводы суд сделал по результатам обыска на базе в Риге, где был обнаружен один из трех автоматов калибра 5,45, из которого были сделаны выстрелы.

— А потым на рацэ знайшлі той куламёт. Тым, што забівалі хлопцаў, — говорит Франтишка.

Мядининкайское дело несколько раз возобновляли. Потом его перевели в разряд преступлений, совершенных против человечности. По таким делам нет срока давности.

Весной 2011 года к пожизненному сроку был приговорен Константин Никулин (Михайлов). Виновным он себя так и не признал, подал апелляцию в Европейский суд по правам человека. Его заявка еще не рассмотрена.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В 2016 году обвинительные приговоры заочно вынесли в отношении Андрея Лактионова, Чеслава Млынника и Александра Рыжова. Также подсудимых обязали выплатить Литве компенсацию в размере более 653 тысяч евро.

Рыжов в 2011 году в России получил 15 лет колонии за серию особо тяжких преступлений в составе организованной преступной группы.

Чеслав Млынник, который, кстати, родом из Ивьевского района Гродненской области, позже участвовал в боевых действиях в Чечне, а также в грузино-абхазском конфликте на стороне Абхазии в 1992–1993 годах. С 1994-го по 2003 год был штатным корреспондентом газеты «Возрождение России». Работал на телевидении. В 2004 году Млынник выступил в роли миротворца в политическом конфликте в Абхазии. Пытался баллотироваться в Госдуму.

Андрей Лактионов, по некоторым данным, тоже находился в РФ.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В своем интервью порталу fontanka.ru в 2016 году Млынник говорил, что не считает себя виновным в мядининкайской трагедии.

— Юридических доказательств у суда нет и быть не может. У меня и бойцов есть алиби. Нас не было на КПП. Как раз в ту ночь мы были подняты по тревоге для проверки личного состава. У нас работала Генеральная прокуратура СССР. Могу высказать две версии случившегося. По одной, Горбачев объявил Прибалтику безъядерной зоной. А там было всего предостаточно. Литовцы, когда машины выезжали с их территории, могли сунуть свои носы хоть в топливные баки. По второй версии, таможенники и полицейские погибли из-за литовских властей. 29 июля 1991 года визит в СССР нанес президент США Джордж Буш-старший. Литве нужна была провокация и конфликт.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Погибших таможенников похоронили с почестями в Вильнюсе. Проводить в последний путь их пришел практически весь город. В 1993 году в память об этом трагическом событии рядом с вагончиком был поставлен памятник из черного гранита с семью крестами из белого мрамора. Здесь каждый год проходят траурные мероприятия, а в храмах Литвы 31 июля проводят специальные памятные службы.

Поделись с друзьями