Хроника выборов 2020 в Беларуси: 9 августа — «до» и «после»

В странеВыборы-2020Общество
0
0
Поделись с друзьями

Президентские выборы 9 августа 2020 года разделили Беларусь на «до» и «после». С формального старта кампании прошло всего четыре месяца, а само голосование состоялось месяц назад, но кажется, что наша страна давно существует в какой-то новой реальности, а важных эпизодов было так много, что им уже нужна своя летопись. TUT.BY не знает, насколько насыщенным будет окончание этого года, но решил уже сейчас представить свою хронику важнейших событий.

8 мая. Выборы все же будут

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Еще зимой все ожидали повторения выборов образца 2015 года — с предсказуемыми кандидатами, понятными цифрами и неизменным результатом.

Ожидания большинства обывателей и аналитиков были довольно скромными: президентские выборы должны были стать кратковременной площадкой для активности «старой гвардии», а также малоизвестных кандидатов, которые после голосования должны были кануть в политическое небытие.

Президентские выборы в нашей стране назначает парламент, по закону они должны были пройти не позднее 30 августа в воскресенье, так что среди возможных вариантов было 9, 16, 23 и, собственно, 30 августа. Еще в 2019 году глава ЦИК Лидия Ермошина говорила, что именно последняя дата вероятнее всего станет днем выборов, однако, выступая на внеочередном заседании парламента 8 мая, внесла предложение провести голосование 9 августа — депутаты его поддержали.

Эти выборы изменили неожиданные кандидаты.

15 мая. Новые лица

Документы на регистрацию инициативных групп подали 55 человек — абсолютный рекорд. Но ключевыми, помимо действующего президента, стали всего три фигуры.

Сергей Тихановский, предприниматель и видеоблогер, благодаря YouTube-каналу «Страна для жизни» всего за год стал известен по всей Беларуси: его ролики, где жители регионов в формате «открытого микрофона» обсуждали проблемы, набирали сотни тысяч просмотров. Блогер заявил о вступлении в кампанию из-под стражи: он был задержан 6 мая, основанием для чего стало его участие в акции против интеграции с Россией еще в декабре 2019 года.

Валерий Цепкало — выходец из «системы». Выпускник МГИМО, он был первым замминистра иностранных дел Беларуси, пять лет проработал послом в США, занимал пост помощника президента в сфере науки и технологий и 11 лет возглавлял ПВТ. А в 1994 году он входил в предвыборный штаб Александра Лукашенко.

Виктор Бабарико почти 20 лет занимал пост председателя правления «Белгазпромбанка», который покинул с выдвижением. Помимо успехов в бизнесе, он стал известен как благотворитель и меценат, благодаря которому в страну попали многие полотна белорусских художников «Парижской школы», в том числе знаменитая «Ева» Хаима Сутина. Бабарико был публичной фигурой и не раз критиковал власть, в том числе за проведение Европейских игр и действия руководства страны в условиях пандемии.

20 мая. Выдвижение кандидатов

ЦИК зарегистрировал 15 инициативных групп потенциальных кандидатов, в том числе Александра Лукашенко, Виктора Бабарико, Валерия Цепкало. Также зарегистрировали группу главы БСДГ Сергея Черечня, сопредседателя «Говори правду» Андрея Дмитриева, бывшего парламентария Анны Канопацкой, а также депутата Олега Гайдукевича, фермера Юрия Ганцевича, пенсионера Владимира Непомнящих, предпринимателя Натальи Кисель, сопредседателя БХД Ольги Ковальковой, главы движения «За Свободу» Юрия Губаревича, и. о. председателя ОГП Николая Козлова, музыканта Александра Таболича.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Валерий Цепкало. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Сергей Тихановский. Фото: Сергей Комков, TUT.BY

От имени Сергея Тихановского документы в ЦИК подавала его жена Светлана. Инициативную группу Тихановского не зарегистрировали — формальным поводом стало отсутствие его подписи на поданном заявлении.

Светлана Тихановская ушла и вернулась под конец рабочего дня ЦИК — она подала документы на регистрацию своей собственной инициативной группы.

Блогера освободили из-под стражи 20 мая, хотя административный арест по трем протоколам должен был закончиться во второй половине июня. Сам он полагал, что его заберут «досиживать» остаток срока тогда, когда это будет необходимо властям, причем выдвижение жены, по его словам, стало для него шоком. Тем не менее он возглавил инициативную группу супруги.

Голос регионов

На первых столичных пикетах 24 мая стало понятно, что классической кампании не будет. И обилие желающих оставить подпись за кандидатов, и пандемия с ее дистанцированием создали один из символов всей кампании — цепочки людей, которые растянулись на сотни метров.

Но еще больше удивили регионы, где почва была уже подготовлена Сергеем Тихановским и куда он отправился уже 25 мая, начав со Слуцка. Дальше были БарановичиМогилев и, наконец, Гомель 28 мая. Там на пикеты за выдвижение Светланы Тихановской люди выстаивали длинные очереди, а сам блогер был, безусловно, в центре внимания. Народ часами стоял в ожидании возможности поставить подпись и тем не менее не расходился, причем массовость и решительность собравшихся людей удивляли даже самого Тихановского. Он говорил, что его супруга — технический кандидат, а стратегия — бойкот выборов, «если в них будет участвовать Лукашенко, а голоса считать Ермошина», и использовал легальную возможность для продвижения своих идей и встреч с людьми.

29 мая. «Дело Тихановского»

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Вечером 29 мая на пикете в Гродно был задержан Сергей Тихановский и еще несколько человек. Очевидцы говорили о провокации, а представители МВД заявили, что в конфликте с участием блогера на городской площади пострадали двое милиционеров, по факту чего возбуждено уголовное дело.

Обыск у Тихановского прошел сначала в его офисе в Гомеле, а 4 июня — на даче блогера в 30 километрах от областного центра, где после 12-часовых поисков было обнаружено 900 тысяч долларов. Удалось это только третьей по счету следственной бригаде, причем, по словам очевидцев, часть суммы нашли за диваном, а остальное — в открытых местах.

Задержанным по «делу Тихановского» предъявили обвинения по части 1 статьи 342 (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок), а одному из них — по статье 364 (Насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел) Уголовного кодекса. Позже выяснилось, что Тихановскому добавили еще и статью 191 (Воспрепятствование осуществлению избирательных прав либо работе ЦИК) по заявлению главы Центризбиркома Лидии Ермошиной, которая, по ее словам, посчитала угрозой высказывания о желании блогера поставить пикет возле ее дома.

Фигурантов в деле со временем становилось все больше, в их число неожиданно вошел бывший кандидат в президенты 2010 года Николай Статкевич: ему предъявили обвинения по статье 342 Уголовного кодекса, а потом дела его и задержанного по той же статье блогера Дмитрия Козлова («Серый Кот») объединили с «делом Тихановского».

Через месяц после задержания блогера Александр Лукашенко сказал, что именно он «дал сигнал с Тихановским».

4 июня. Новое правительство

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

О своем намерении сформировать новое правительство до выборов Александр Лукашенко заявлял еще 25 мая.

Уже через полторы недели в стране был новый премьер-министр — 46-летний Роман Головченко, выпускник МГИМО, владеющий четырьмя иностранными языками и работавший в Совете безопасности, Генеральной прокуратуре, Администрации президента, на дипломатической службе в Польше и ОАЭ, а также в Госкомвоенпроме. Первым вице-премьером стал бывший замглавы Администрации президента и посол в Китае Николай Снопков, а занимавшего ранее этот пост Дмитрия Крутого сделали заместителем главы Администрации президента. Вице-премьером стал отозванный из Москвы Александр Субботин — там он был членом коллегии по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии, а до этого занимал должность помощника президента по Витебской области и министра сельского хозяйства. Руководить КГК поставили Ивана Тертеля, более 11 лет являвшегося вторым человеком в КГБ, а новым министром информации стал Игорь Луцкий, возглавлявший до этого ЗАО «Столичное телевидение» (телеканал СТВ).

5 июня. Пикет за Лукашенко

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Лишь через две недели после старта кампании по сбору подписей за выдвижение кандидатами в столице наконец появился первый пикет за Александра Лукашенко: совсем не в центре города, хотя тоже в оживленном месте — возле торгового центра Dana Mall. В его организации принимали участие «Белая Русь», БРСМ и Федерация профсоюзов, туда же пришел и глава последней, по совместительству руководитель предвыборного штаба Лукашенко Михаил Орда. Он заявил, что к тому моменту за выдвижение его кандидата собрано уже около миллиона подписей. Очереди на пикет тоже были, хоть через пару часов после начала заметно поредели.

На пикете произошла неловкая ситуация: девушки из БРСМ, которые настойчиво интересовались у журналистов, сколько им заплатили, обратились с этим же вопросом к Михаилу Орде. Глава профсоюзов растерялся.

Очереди на Комаровке

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Казалось, после ареста Сергея Тихановского люди только активизировались. Вновь, как и столетия назад, городская рыночная площадь стала местом политических дебатов — речь о столичной Комаровке. Там в выходные проходили пикеты за альтернативных кандидатов, в том числе и тех, о ком меньше говорили в СМИ: Анну Канопацкую, Сергея Черечня, Николая Козлова, Ольгу Ковалькову. Люди, стоя в очередях, обсуждали грядущие выборы, политическую ситуацию, спорили о путях развития страны и пытались делать прогнозы. За всем наблюдали сотрудники в штатском, фиксируя происходящее на видео. С пикетами на Комаровке связаны задержания двух известных оппозиционных политиков: 31 мая сообщили о задержании Николая Статкевича, который как раз направлялся к рынку на пикет, а Павел Северинец оказался под стражей сразу после пикета 7 июня.

11 июня. «Дело „Белгазпромбанка“»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После того как штаб Виктора Бабарико объявил о том, что собрано 167 тысяч подписей, а именно 11 июня, в главный офис «Белгазпромбанка», который потенциальный кандидат до выдвижения возглавлял 20 лет, с обыском пришли сотрудники Департамента финансовых расследований КГК. В тот же день обыски прошли в компаниях «ПриватЛизинг» (эту структуру упомянул Лукашенко, говоря о мошеннических схемах, в которых якобы участвовал Бабарико), «Кампари» и «Кентавр» (руководители последних состояли в инициативной группе Бабарико). Глава КГК Иван Тертель рассказал о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч. 2 ст. 235 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере». Сообщалось о задержании 15 человек: действующих топ-менеджеров банка, его бывших сотрудников из других компаний, членов инициативной группы кандидата.

Вскоре Нацбанк Беларуси ввел в «Белгазпромбанке» временную администрацию, новым главой стала бывший руководитель центрального банка страны Надежда Ермакова. Позже оказалось, что помогать ей будут менеджеры двух госбанков — «Беларусбанка» и «Белагропромбанка». Сам банк почти на 100% принадлежит российским акционерам — «Газпромбанку» и «Газпрому». Последний охарактеризовал действия властей как незаконные и совершенные с грубым нарушением законодательства Беларуси, а Виктор Бабарико назвал ситуацию рейдерским захватом со стороны государства. Потенциальный кандидат в президенты не сомневался, что такие действия направлены в первую очередь против него.

18 июня. Задержание Бабарико

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Уже через неделю после начала эпопеи с банком, 18 июня, задержали Виктора Бабарико и его сына Эдуарда. Обоих утром доставили в КГК для дачи показаний, однако адвокатов к ним не допустили, сославшись на «учения».

Глава КГК заявил, что Бабарико задержан как организатор противоправной деятельности, включавшей в себя хищения, махинации с векселями на сумму свыше 60 миллионов долларов и вывод средств за границу, отмывание денег, взяточничество со стороны должностных лиц банка за предоставление кредитов предпринимателям и лицам «с плохой кредитной историей», принуждение граждан к получению кредитов на свое имя. Причем «кукловодами» он назвал «больших начальников в „Газпроме“, а может быть, и выше». По телевидению рассказали о схемах вывода денег за границу через латвийские и британские компании и кипрские офшоры, а также показали кадры допросов бывших и действующих топ-менеджеров «Белгазпромбанка», где они говорят об участии в них Бабарико.

КГК передал материалы в Генпрокуратуру, а там решили, что описанные преступления создавали угрозу интересам национальной безопасности нашей страны, поэтому переквалифицировали дело по частям 2 и 3 статьи 285 (Создание преступной организации либо участие в ней) Уголовного кодекса Беларуси. С этого момента дело расследует КГБ.

В итоге Виктору Бабарико были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 235 (Легализация («отмывание») средств, полученных преступным путем, совершенные повторно, либо должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, либо в особо крупном размере), ч. 2 ст. 243 (Уклонение от уплаты налогов, повлекшее ущерб в особо крупном размере) и ч. 2 ст. 431 (Дача взятки повторно либо в крупном размере) УК РБ. Его сына Эдуарда, который руководил краудфандинговыми платформами Ulej и MolaMola, обвинили по ч. 2 ст. 243 (Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере) УК РБ.

Цепь солидарности

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Минск тут же отреагировал на задержание Бабарико «цепью солидарности». Акция стартовала с пикетов по сбору подписей за выдвижение альтернативных кандидатов возле филармонии. После окончания рабочего дня люди постепенно стали выстраиваться цепочкой вдоль главного столичного проспекта, и примерно к десяти вечера она добралась до площади Независимости. К участникам акции присоединился Валерий Цепкало. Причем для собравшихся не стал помехой даже летний ливень с градом — большая их часть продолжала стоять, а разошлись люди только ближе к часу ночи. Участники акции скандировали «Выпускай!» и «Жыве Беларусь». Не обошлось и без задержаний.

Сошли с дистанции

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Так и не дойдя до дня регистрации кандидатами в президенты, из предвыборной гонки вышли некоторые претенденты. Раньше всех, 26 мая, это сделал лидер ЛДПБ и депутат парламента Олег Гайдукевич — позже он стал одним из доверенных лиц Александра Лукашенко.

Потом последовала предприниматель Наталья Кисель, которая заявила, что изначально планировала сняться с выборов в пользу Гайдукевича.

А к 19 июня — последнему дню подачи в ЦИК подписей за выдвижение — снялись лидер движения «За свободу» Юрий Губаревич, которого до этого приговорили к 15 суткам ареста за пикет на Комаровке (по его словам, «з-за таго, што адбываецца»), а также музыкант Александр Таболич, не сумевший набрать 100 тысяч подписей.

Еще четыре потенциальных кандидата — Ольга Ковалькова, Владимир Непомнящих, Юрий Ганцевич и Николай Козлов — так и не предоставили собранные подписи и необходимые документы в ЦИК.

22 июня. Власть пытается говорить с народом

Ближе к концу июня показалось, что руководство страны решило вступить в диалог с общественностью. Первой на контакт пошла председатель Совета Республики Наталья Кочанова, которая 17 июня в Барановичах встречалась с представителями альтернативных штабов. Говорила, что по поручению президента узнает о вопросах, которые есть к действующей власти. Она призывала не выходить на площади, а решать все мирным путем, защищала политику властей в отношении пандемии, а также рассказывала о широкой поддержке действующего главы государства в обществе.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by

А уже 22 июня Александр Лукашенко, посещая Брест в рамках памятных мероприятий по поводу годовщины начала Великой Отечественной войны, встретился с лидерами «антиаккумуляторного» движения — впервые за два года протестов. Он пообещал провести после президентских выборов местный референдум по вопросу дальнейшей судьбы аккумуляторного завода в городе, что предусмотрено Конституцией, а также заверил, что до этого пусконаладочных работ на предприятии не будет. В начале 2019 года местные активисты уже обращались в Брестский райисполком с тем же предложением о проведении местного референдума, но тогда им отказали, а сам Лукашенко за восемь месяцев до встречи, в преддверии парламентских выборов, говорил о брестских активистах как о «гвалтующих» людях, которые лишь хотят выдвинуться в депутаты.

30 июня. Проверка подписей

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В ЦИК 30 июня закончили проверять подписи, поданные претендентами в кандидаты. Больше всего их ожидаемо оказалось у Александра Лукашенко — почти два миллиона. На втором месте оказался Виктор Бабарико с чуть более чем 165 тысячами, причем его штаб отчитался о том, что сдал около 365 тысяч подписей — таким образом, примерно 200 тысяч не признали. Еще один из главной троицы альтернативных потенциальных кандидатов — Светлана Тихановская — также преодолела 100-тысячный рубеж, превысив его почти на пять тысяч. А вот Валерий Цепкало был остановлен уже на этом этапе — у него признали действительными только чуть более 75 тысяч подписей из 160 тысяч сданных.

При этом у оставшихся троих претендентов количество подписей, о подаче которых они сами заявляли в СМИ, почему-то увеличилось при объявлении результатов подсчета ЦИК. У Анны Канопацкой количество отличалось более чем на 36 тысяч, у Сергея Черечня на 37 тысяч. Андрей Дмитриев заявлял о том, что сдал 107 тысяч, после проверок у него обнаружилась 106 841 подпись, при этом сообщалось об отбраковке как минимум нескольких сотен подписей за него в регионах. Сами претенденты в кандидаты на нестыковки отреагировали по-разному: Канопацкая и Дмитриев сказали, что на самом деле сдали больше подписей, чем заявляли журналистам, а Черечень заявил, что вопросы по расхождению в цифрах — «это не к нам».

14 июля. Регистрация кандидатов

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Накануне регистрации, назначенной на 14 июля, адвокаты и доверенные лица Виктора Бабарико ознакомились в ЦИК с результатами проверки документов — по их словам, все было в порядке. На самом заседании Бабарико, тем не менее, не зарегистрировали.

Основанием стало письмо из КГК, которое зачитала глава Центризбиркома Лидия Ермошина: там говорилось о том, что доходы Бабарико выводились за границу и упоминалось «порядка девяти миллионов долларов дивидендов», картины, апартаменты. По словам Ермошиной, все это не указано в его декларации о доходах. Также в письме шла речь о том, что работники «Белгазпромбанка», вошедшие в штаб Бабарико, использовали «ресурсы банка» для своей политической активности — пользовались рабочими телефонами и оргтехникой, а также услугами водителя. Все это было расценено как участие иностранной организации и иностранного финансирования в его кампании.

Валерию Цепкало было ожидаемо отказано в регистрации из-за нехватки принятых ЦИК подписей, но добавилось еще одно обстоятельство — в декларации о доходах его жены Вероники не было указано, что она владеет акциями Приорбанка.

Основания для отказа в регистрации Светланы Тихановской тоже нашлись — в декларации не был указан дом в Гомельской области. Светлана объяснила, что муж оспаривал статус этого дома, документы на него забрали для следствия, а получить новые она не смогла без доверенности. В итоге решено было ее все же зарегистрировать.

Также зарегистрировали кандидатами Анну Канопацкую, Андрея Дмитриева и Сергея Черечня.

В тот же вечер страна отреагировала на новости из ЦИК акциями протеста, самые масштабные из которых прошли в Минске. Участники собирались в разных точках города, выстраивались в «цепи солидарности», скандировали лозунги и речовки. В итоге были задержаны несколько сотен человек — некоторые из них довольно жестко. Произошли и стычки протестующих с сотрудниками милиции. Люди разошлись только ближе к ночи.

15 июля. Очереди в ЦИК

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На следующий день после регистрации кандидатов и акций протеста возле ЦИК выстроились привычные для этой президентской кампании очереди — на этот раз сотни людей хотели лично подать жалобу на отказ в регистрации кандидатами Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Учитывая количество желающих, стоявшие в очереди понимали, что подать жалобу до конца рабочего дня успеют не все, и тем не менее стояли по несколько часов — многие из них говорили, что важно продемонстрировать решимость бороться за свои права. Ближе к вечеру показалась милиция и автозаки — людей просили разойтись до 19.00. После этого времени начались задержания, среди схваченных омоновцами оказался даже гражданин США.

Со следующего дня ЦИК стал принимать письменные обращения граждан только по почте, за исключением подаваемых самими кандидатами и их доверенными лицами. И хотя лично подать жалобу удалось всего около полутора сотням человек, всего в адрес Центризбиркома Беларуси пришло более пяти тысяч жалоб.

16 июля. Женское трио

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

16 июля штабы незарегистрированных кандидатами Виктора Бабарико и Валерия Цепкало заявили об объединении со штабом Светланы Тихановской. Инициатива переговоров исходила от штаба Бабарико, а окончательно договориться сумели, сформулировав пять главных принципов, не вызывавших ни у кого дискуссий: призывать голосовать только 9 августа, освободить политических и экономических заключенных, провести повторные президентские выборы, рассказывать избирателям о способах защиты их голосов, участвовать в инициативах за честные выборы.

И хотя штабы стали координировать свои действия друг с другом, а не полноценно слились, это стало важным событием в Беларуси, где альтернативные и оппозиционные политики годами не могли договориться о едином кандидате и поддержке усилий.

Фото «трех граций» — главы штаба Бабарико Марии Колесниковой, супруги незарегистрированного кандидата Вероники Цепкало и Светланы Тихановской — облетело все белорусские и крупнейшие зарубежные СМИ. Жесты девушек на нем (сердце, сжатый кулак и «виктория») также стали символом протеста.

19 июля. Первый митинг Тихановской

Фото: Twitter / @franakviacorka
Фото: Twitter / @franakviacorka

Уже 19 июля прошел первый митинг Светланы Тихановской в Дзержинске. Непривыкшего к публичности кандидата на сцене поддерживали Мария Колесникова и Вероника Цепкало, а сценарий мероприятия, впоследствии расширенный и доработанный, стал стандартным для других митингов. Тихановская говорила о муже, его борьбе и о том, что ее выдвижение стало лишь ответом на его задержание; Мария Колесникова и Вероника Цепкало, выступая со сцены, говорили о проблемах страны, а также о пяти принципах, на которых объединились три штаба. С этого момента «новая искренность» становится фактором в президентской кампании, а полное отсутствие у кандидата опыта неожиданно привлекало в разы больше избирателей, чем отталкивало. Девушки призывали людей становиться наблюдателями на выборах, а также говорили о разработке IT-решения, которое поможет свести к минимуму фальсификации — платформе «Голос».

Митинг вызвал интерес в небольшом городе, на него пришли сотни людей, а внимание к регионам вновь утвердилось как еще одна заметная черта кампании.

21 июля. Выступления кандидатов по ТВ

Раз в пять лет, во время президентской кампании, для белорусов появляется шанс услышать по государственному телевидению и радио оппозиционную власти точку зрения и критику действий руководства страны — такая возможность предусмотрена избирательным законодательством. Хотя каждому кандидату было предоставлено лишь два телевыступления хронометражом до получаса, все, кроме действующего президента, этой возможностью воспользовались.

21 июля Светлана Тихановская в своем выступлении говорила о том, что, по ее словам, не расскажут по телевизору: низком рейтинге Лукашенко, протестах населения и задержании участников акций, гораздо больших масштабах смертей от коронавируса, чем об этом говорит Минздрав — и озвучила пять тезисов из программы объединенных штабов. Андрей Дмитриев раскритиковал действующую власть, которая «предлагает потерпеть», «оторвалась от людей» и «за людей решает, что им нужно». Сергей Черечень с экранов телевизоров сказал, что в случае эпидемии решения должны принимать специалисты-медики, а не Администрация президента. Анна Канопацкая говорила о проблемах демографии и экономики и предлагала пути их решения, европейском пути развития страны.

«Ты что, не за нашу Светку?!»

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В январе Сергей Тихановский во время поездки по Брестской области посещал малую родину супруги — город Микашевичи Лунинецкого района. Тогда, пообщавшись с людьми, он сделал вывод, что больше половины населения поддерживает Александра Лукашенко и будет голосовать за него на выборах.

Уже в конце июля, судя по тому, что увидел корреспондент TUT.BY, настроения в населенном пункте изменились. Теперь кандидатом была Светлана Тихановская, которую в городке многие помнят как прилежную и активную ученицу из простой семьи, где мама работала поваром, а отец — водителем. Здесь, как и во многих уголках Беларуси, в политику окунулись даже те, кто ею никогда до этого всерьез не интересовался.

29 июля. «33 боевика из ЧВК Вагнера»

В ночь на 29 июля 33 гражданина России, участников частной военной компании Вагнера, задержали в санатории «Белорусочка» под Минском. Утверждалось, что они планировали «дестабилизировать обстановку в период избирательной кампании перед президентскими выборами», а всего в Беларусь прибыли более 200 боевиков. 33 россиянина обвинили в «организации массовых беспорядков» и связали с делом Тихановского и Статкевича.

Россия заверила, что целью въезда в Беларусь «боевиков ЧВК Вагнера» был транзитный проезд, конечной целью их путешествия было одно из государств в Латинской Америке, Лукашенко утверждал, что их конечной точкой была Беларусь и что он знает, кто отдавал им приказы.

Киев попросил выдать часть «боевиков» в Украину — они принимали участие в событиях на Донбассе в составе незаконных вооруженных формирований. Но вскоре после выборов задержанные россияне тихо покинули Беларусь. Владимир Путин назвал их задержание в Беларуси акцией украинских и американских спецслужб. А с легкой руки главы МИД России Сергея Лаврова 200 боевиков, о которых говорили власти, превратились в «200 экстремистов, тренированных на Волынской территории».

30 июля. Массовый митинг Тихановской в Минске

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На следующий день после задержания «боевиков из ЧВК Вагнера» госсекретарь Совбеза Андрей Равков вызвал кандидатов в президенты в ЦИК и предупредил, что это окажет влияние на ход предвыборной кампании.

Поэтому митинг Светланы Тихановской 30 июля в парке Дружбы народов в Минске прошел при повышенных мерах безопасности. Он больше походил на музыкальный фестиваль, чем на агитационное мероприятие, — на нем выступили Лера Яскевич, группа Litesound, Alexander Kiss, Александр Kosmas.

Митинг стал самым массовым в истории независимой Беларуси (но после выборов все изменилось). По оценкам правозащитников, на него пришли 63 тысячи человек. По данным МВД, через контрольно-пропускные пункты, оборудованные ручными металлодетекторами, прошли чуть больше 18 тысяч человек.

4 августа. «Любимую не отдают»

4 августа Александр Лукашенко выступил с полуторачасовым эмоциональным посланием к парламенту и народу во Дворце Республики.

В своей речи он опять повторил, что Беларусь избрала верный путь в борьбе с коронавирусом, пообещал рост зарплаты в два раза, высказался о молодежи: «Всех, кто думает айфоном, будут кромсать, долбать и зомбировать», и об изменении Конституции: «Я не святой, но готовы ли вы эти полномочия с этой Конституцией передать другому?».

Собравшиеся — а это около 2,5 тысячи человек — проводили его продолжительными аплодисментами. Овации длились три минуты, но Александр Лукашенко после слов о Беларуси, что «она наша, она любимая, а любимую не отдают», покинул сцену.

Во время выступления он выглядел не очень хорошо, что сам Лукашенко позже объяснил коронавирусом, который ему «подкинули».

6 августа. Диджеи перемен

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На 6 августа команда кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской анонсировала новый большой митинг в Минске. Но в парке Дружбы народов власти срочно решили провести праздник, посвященный Дню железнодорожных войск, остальные пять разрешенных площадок оказались заняты различными мероприятиями.

В итоге команда Тихановской решила посетить День открытых дверей учреждений дополнительного образования в Киевском сквере. На провластном мероприятии что-то пошло не так, и в 19.00 со ступенек кинотеатра «Киев» зазвучало оглушительное «Перемен» Виктора Цоя.

Диджеев Кирилла Галанова и Влада Соколовского задержали в тот же вечер, а на следующий день дали 10 суток административного ареста.

В Беларуси они стали одним из символов протеста, но вскоре после своего освобождения, по их словам, из-за угроз и давления со стороны милиции парни уехали в Литву, но надеются вернуться на родину.

9 августа. День выборов

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

9 августа на участках для голосования в столице, регионах и за границей — при посольствах и консульствах Беларуси — наблюдался небывалый ажиотаж: люди несколько часов стояли буквально в километровых очередях, чтобы отдать свой голос.

С некоторых участков поступала информация о том, что не хватает бюллетеней, а явка, по информации независимых наблюдателей, учитывая данные о досрочном голосовании, превышает 100%. На некоторых участках в Минске люди не успели проголосовать до их закрытия в 20.00: где-то собравшихся разгонял ОМОН, где-то работу комиссий продлили. На один из участков приезжала спикер Совета Республики Наталья Кочанова.

К концу дня выборов у пользователей массово пропал мобильный интернет, а около десяти вечера Беларусь была практически изолирована от мировой Сети — на три дня. Наблюдались затруднения в работе мессенджеров, а также сайтов ведущих СМИ страны: TUT.BY, Onliner, «Комсомольская правда в Беларуси», «Наша Ніва» и других. Из-за отсутствия интернета практически невозможно было вызвать такси, даже по телефону.

В эфире государственных телеканалов озвучивались предварительные результаты экзитполов — опроса избирателей на выходе с участков. Они говорили об убедительной победе Лукашенко — 79,7%.

Люди не расходились с участков, ожидая оглашения результатов. На некоторых из них комиссии зафиксировали победу Тихановской, часто с большим отрывом.

Напряжение нарастало.

Ночь после выборов

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

К вечеру в Минск стала стягиваться спецтехника. На дорогах, ведущих в город, работали военные патрули. Силовики перекрыли центральные улицы, в некоторых районах не работал наземный общественный транспорт, были закрыты отдельные станции метро.

Ближе к девяти вечера тысячи людей стали собираться на большом промежутке от Немиги до стелы «Минск — город-герой» и дальше по проспекту Победителей, а также по проспекту Машерова — вплоть до супермаркета Bigzz. Там развернулись главные события: люди выходили на проезжую часть, силовики оттесняли их из района Немиги; возле стелы и Машерова протестующие пытались строить баррикады из мусорных баков и металлических ограждений. Силовики применяли водометы, резиновые пули, слезоточивый газ и светошумовые гранаты. Было много пострадавших, в том числе и тяжело: в толпу въехал автозак — были ранены люди. Происходили отдельные стычки с ОМОНом, те отвечали дубинками. Вытесненные с проспекта Победителей люди двигались в сторону площади Победы, там их тоже встречали силовики, были задержания. Столкновения прекратились только глубокой ночью.

Протесты прошли также во всех областных центрах, самые серьезные стычки с силовиками были в Бресте. Много людей выходило на улицы в Полоцке и Новополоцке, Бобруйске, Солигорске, Волковыске, Барановичах, Кобрине, Жодино, Молодечно. На следующий день МВД сообщило, что протесты прошли в 33 городах страны, было задержано около трех тысяч человек.

10 августа. Результаты выборов

Утром 10 августа глава ЦИК Лидия Ермошина объявила результаты выборов. По предварительным итогам выборов, Александр Лукашенко набрал 80,23% голосов, за Светлану Тихановскую проголосовали 9,9% избирателей. За Андрея Дмитриева отдали голоса 1,04% (60 543 человека), за Анну Канопацкую — 1,68% (97 926 человек), за Сергея Черечня — 1,1% (65 784 человека). Против всех — 6,02%.

Через несколько дней ЦИК опубликовал итоговые данные, они изменились незначительно: за Александра Лукашенко проголосовали 80,1% избирателей, за Тихановскую отдали 10,1% голосов.

Александр Лукашенко получил поздравления с победой на президентских выборах от глав следующих государств: КНР, Россия, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Молдова, Армения, Турция, Венесуэла, Вьетнам, Никарагуа, Сирия.

В то же время Европейский союз не признал результаты президентских выборов в Беларуси, в ОБСЕ назвали их не соответствующими демократическим стандартам. Министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб назвал белорусские выборы сфальсифицированными и заявил, что его страна не признает их результаты. Украина была более дипломатична и заявила о том, что результаты не вызывают доверия в белорусском обществе.

Первый погибший

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Протесты 10 августа не уступали тем, что были в ночь выборов. Люди опять собирались на Немиге, но главные события развернулись в районе станции метро «Пушкинская» и универсама «Рига»: вновь тысячи людей, перекрытая проезжая часть, баррикады, а также жесткие задержания, светошумовые гранаты, резиновые пули и водометы. За сутки в Беларуси задержали еще 2 тысячи человек.

В тот вечер на «Пушкинской» погиб первый протестующий, Александр Тарайковский: в милиции заявили, что он пытался бросить в ОМОН самодельное взрывное устройство, которое сработало у него в руках. Однако очевидцы рассказывали, что у мужчины в руке ничего не взрывалось. В свидетельстве о смерти указано, что основная причина смерти Александра — открытая рана грудной клетки, он умер от массивной потери крови. Позже появилось и видео — на нем мужчина держится за грудь, по которой расплывается огромное красное пятно, в руках у него ничего нет.

Похороны Александра Тарайковского прошли 15 августа. На прощание пришло огромное количество людей, тысячи собрались на месте его гибели в районе станции метро «Пушкинская». Мужчине было 34 года, у него осталась 3-летняя дочь.

На месте его гибели появился стихийный мемориал — люди несли цветы, которые ночью убирали, но наутро там вновь появлялись свежие. Надпись «Не забудзем» коммунальники засыпали солью, но местные жители выходили с ведерками и совочками и расчищали ее. В итоге надпись просто закрасили белой краской.

По факту гибели Тарайковского проводится проверка. Уголовное дело не возбуждено.

Отъезд Тихановской в Литву

10 августа Светлана Тихановская в сопровождении адвоката пришла в ЦИК с жалобой. Проведя там несколько часов с представителями госорганов, она покинула здание одна через другой вход. Тогда же председатель КГБ Беларуси Валерий Вакульчик рассказал, что силовики охраняли объединенный штаб в день выборов в целях предотвратить покушение на жизнь Тихановской. На следующий день стало известно, что кандидат в президенты находится в Литве. Было распространено видео, в котором Тихановская по бумажке зачитывает текст с призывом к ее сторонникам отказаться от массовых протестов, однако появились сомнения в том, что это обращение было сделано добровольно.

По словам Тихановской, она вернется в Беларусь, когда поймет, что ее семья и она будут на родине в безопасности.

Пока же Тихановская проводит встречи с европейскими и американскими дипломатами. Представители российской стороны разговаривать с ней не желают.

11 августа. Второй погибший

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Протесты 11 августа были уже не столь многочисленными, но силовики действовали по-прежнему жестко. В Минске в первом часу ночи большая часть протестующих была либо разогнана, либо задержана. Их отлавливали во дворах, выламывали двери подъездов, где они скрывались от милиции. Поступали сообщения, что силовики стреляли резиновыми пулями в окна, из которых свидетели задержаний осыпали их бранью. В тот день в Беларуси задержали еще тысячу человек.

В Гомеле в тот день скончался второй протестующий. Александра Вихора задержали 9 августа, когда он ехал к своей девушке. Родные искали сына несколько дней, но так и не смогли получить никакой информации. А 12 августа, когда приехали в РОВД писать заявление о пропаже человека, стало известно — его еще с 11 августа нет в живых. Как оказалось, за участие в акции его осудили на 10 суток и отправили отбывать наказание, и тут у парня резко ухудшилось самочувствие. Его доставили в больницу, где он скончался.

13 августа, со слов сестры умершего, следователь сообщил семье, что Александр умер от передозировки. Родных такое заявление шокировало: ведь, говорят, Саша даже не курил.

В заключении о его смерти написано «причина устанавливается». Следственный комитет сообщил, что по этому факту проводится проверка; во время первичного осмотра телесных повреждений, которые могли стать причиной смерти, не обнаружено. Уголовное дело не возбуждалось.

12 августа. Женская акция

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Протесты и задержания продолжались в Беларуси — милиция задержала около 700 человек. Но именно на четвертый день после выборов белорусы перешли к тому формату протестов, который сохраняется до сих пор — с цветами, плакатами и массовыми демонстрациями.

Днем 12 августа по всей стране на улицы начали выходить женщины с цветами — в знак протеста против жестокости силовиков. К ним присоединились и медики.

14 августа. Координационный совет

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Светлана Тихановская, находясь в Литве, 14 августа объявила о создании Координационного совета, призванного вступить в диалог с руководством страны по поводу трансфера власти. Она заявила, что в совет могут войти представители гражданского общества, уважаемые и известные белорусы, профессионалы своего дела. Представители объединенных штабов заверили, что структура не ставит целью захват власти и какой-либо политической программы. Первое заседание Координационного совета состоялось 19 августа. Там было заявлено о безуспешной попытке Совета войти в контакт с Администрацией президента, а также был избран его президиум: Мария Колесникова, нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, юрист Лилия Власова, член стачкома МТЗ Сергей Дылевский, юрист штаба Бабарико Максим Знак, доверенное лицо Тихановской Ольга Ковалькова и уже бывший на тот момент директор Купаловского театра Павел Латушко.

Последний лишился поста, когда открыто 13 августа поддержал коллектив театра, требовавший прекращения насилия со стороны силовиков и пересчета голосов: Латушко заявил, что глава МВД и ответственные сотрудники должны уйти в отставку, а позже подписал обращение к белорусам и армии по ситуации в стране. Бывший министр культуры и дипломат, он оказался одним из немногих чиновников, кто предпринял подобные шаги.

Государственные СМИ приписали Координационному совету программу, в которой якобы значится разрыв дружественных связей с Россией и исключение русского языка из числа государственных, ссылаясь на то, что она появилась в интернете и тут же была удалена. Однако представители Совета подобные документы отрицали.

Уже 20 августа генпрокурор Беларуси заявил о возбуждении уголовного дела по факту публичных призывов к захвату власти, а членов президиума Совета, в том числе писательницу Светлану Алексиевич, стали вызывать на допросы.

Сейчас в Беларуси на свободе остались только один член президиума КС: Светлана Алексиевич. Остальные были вынуждены покинуть Беларусь или оказались задержаны.

Пострадавшие и задержанные

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В конце первой недели после выборов по всей стране начали отпускать задержанных. Они рассказали об избиениях при задержании, истощении от отсутствия сна, еды и воды, переполненных даже не в разы, а в десятки раз камерах, где трудно даже стоять — мест не хватало настолько, что часть людей ночевала в прогулочных двориках. Почти всем требовалась медицинская помочь, некоторые части тела были синими и черными от гематом. Люди говорили и об откровенных пытках, в том числе электрошокерами, а также моральных унижениях и запугивании. Большинство в один голос говорило, что это делают омоновцы.

Однако у некоторых ситуация была еще хуже: тяжелораненые, пострадавшие на протестах от резиновых пуль, светошумовых гранат или дубинок, оказались в реанимации, некоторых привозили прямо из РУВД или с Окрестина. Они рассказывали в том числе о средневековых зверствах тех, кто их задерживал.

Всего за первые дни протестов было задержано около 7 тысяч человек. К концу августа правозащитники собрали информацию о более чем 450 случаях избиений и пыток со стороны сотрудников правоохранительных органов. Однако ни одно уголовное дело на тот момент так и не было возбуждено.

Взаимопомощь и волонтерство

Добровольная безвозмездная помощь белорусов стала в ходе кампании только ширилась, а некоторые всерьез заговорили о небывалом сплочении белорусов и рождении нации. Волонтеры работали с самого начала в штабах кандидатов и даже занимались их охраной. На призывы инициативы «Честные люди» становиться независимыми наблюдателями откликнулось огромное количество людей. Для защиты волеизъявления граждан онлайн-платформам «Голос» и «Зубр» с разработкой и обработкой информации также помогали волонтеры. С помощью краудфандинга всем миром финансово поддерживали лишившихся работы за выражение гражданской позиции сотрудников и до сих пор собирают деньги на штрафы.

Во время жесткого подавления акций протеста для оказания медицинской помощи пострадавших в столице стали самоорганизовываться волонтеры. Затем большое количество неравнодушных людей, которые понимали, что задержанным тоже потребуется помощь, организовали дежурство возле ЦИП на Окрестина Часто людей выпускали без личных вещей: ключи, телефоны, деньги оставались в изоляторах. Выпущенных кормили, давали им позвонить, оказывали медицинскую, психологическую и юридическую помощь, подвозили — все безвозмездно. С людьми общались священнослужители разных конфессий. Часто помогать приходилось и родственникам пострадавших. Никаких организаторов у «городка помощи» не было, он возник спонтанно.

16 августа. Митинги — за и против власти

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Первое воскресенье после выборов ознаменовалось самой массовой протестной политической активностью белорусов за всю историю. В полдень в Минске на площади Независимости был запланирован митинг в поддержку Александра Лукашенко. Людей туда свозили колонны автобусов со всей страны, прибывали участники и по железной дороге. Не все хотели ехать добровольно: некоторым за отказ угрожали принять меры вплоть до увольнения. Перед собравшимися людьми с эмоциональной речью выступил сам президент: говорил о достижениях, угрозах и о «меньшинстве», которое должно «считаться с мнением подавляющего большинства». Запоминающейся стала своеобразная перекличка Лукашенко с участниками, когда на его вопросы, хотят ли они свободы и перемен, люди хором отвечали «нет».

Однако в Минске, областных городах и райцентрах к тому моменту уже собирались люди — протестовать против действий властей. В столице жители собирались группами в разных районах, а затем двигались в направлении стелы «Минск — город-герой» и площади Независимости. Многие были с БЧБ-флагами, а самым популярным лозунгом этого дня на протестных акциях было лаконичное «Уходи!». К протестующим присоединилась и Мария Колесникова.

По подсчетам TUT.BY, на пике возле стелы находилось около 220 тысяч человек, а некоторые аналитики заявляли и о 300 тысячах (с учетом ротации) — столько людей не собирала ни одна массовая акция в нашей стране за всю историю. По той же методологии количество участников провластного митинга варьируется от 12,6 до 31 тысячи, хотя МВД заявило 65 тысяч человек. Число участников протестных акций по всей стране в этот день оценить еще сложнее.

Мэр Бреста лицом к лицу с народом

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Многотысячные протестные акции не обошли стороной и Брест, но там 16 августа к людям вышли мэр Александр Рогачук, а также руководители областной милиции, городской прокуратуры и Следственного комитета. По информации правозащитников, на площади Ленина тогда собралось около 30 тысяч жителей. Люди требовали привлечь к ответственности виновных в насилии над демонстрантами и задержанными в первые дни протестных акций, а также наказать причастных к фальсификации выборов. Люди выкрикивали требования из толпы, а также могли подойти к микрофону.

Однако ответы чиновников, которые находились за металлическим ограждением и под охраной сотрудников МВД, собравшимся не понравились: те утверждали, что приказов истязать задержанных никто не отдавал, машины без номеров и опознавательных знаков с силовиками по городу не ездили. Тем не менее они пообещали сделать все возможное для того, чтобы находящиеся под стражей были как можно быстрее отпущены.

В итоге к утру следующего дня на свободе оказались около 200 человек из брестского СИЗО № 7.

17 августа. Забастовки

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Слухи о забастовках или протестных настроениях на крупных предприятиях поползли уже через пару дней после выборов. Среди перешедших к активным действиям были коллективы промышленных гигантов, где формировались стачкомы, сотрудники устраивали многотысячные митинги прямо на предприятиях, а также присоединялись к другим акциям протеста. Общими требованиями было прекращение насилия, наказание виновных, проведение новых выборов. Акции солидарности и частичное прекращение работы произошли на «Беларуськалии», «Нафтане», МЗКТ (там гендиректор, общаясь с трудовым коллективом, признал, что Лукашенко не выиграл выборы), МТЗ, МАЗ, БМЗ, БЕЛАЗе, «Полоцк-Стекловолокно», «Полимире». Чтобы поддержать бастующих рабочих, начались сбор и распределение средств, поступивших в качестве благотворительности от белорусов.

Александр Лукашенко воочию увидел настроения рабочих 17 августа, когда посетил МЗКТ и пообщался с коллективом предприятия. Президент прибыл на завод на вертолете и выступал перед сотрудниками в цехах, где сказал, что забастовки грозят серьезными потерями для экономики, а участвует в них на отдельных предприятиях не более 150−200 человек. Затем он вышел к собравшимся снаружи рабочим, где его встретили криками «Уходи!» Лукашенко ответил, что не будет ничего предпринимать под давлением: «Пока вы меня не убьете, других выборов не будет».

19 августа. Еще одна смерть — в Бресте

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

19 августа скончался еще один пострадавший — 44-летний Геннадий Шутов, отец пятерых детей, младшему из которых три года. Он получил огнестрельное ранение в голову 11 августа во время протестов в Бресте в районе администрации Московского района. МВД тогда сообщало, что на милиционеров напали агрессивные люди с арматурой в руках, а предупредительные выстрелы их не остановили, так что силовикам пришлось открыть огонь на поражение, ранив одного нападавшего. Позже в Следственном комитете заявили, что нападавших было двое и они пытались завладеть табельным оружием.

Родственники мужчины, в свою очередь, рассказали со слов очевидцев, что он не проявлял агрессии в вечер трагедии, не вступал ни в какие конфликты, а просто шел по улице. Люди, которые наблюдали его гибель, говорили близким, что выстрел по нему мог быть сделан с крыши здания.

Семья Шутова не могла найти его двое суток, а затем узнала, что он находится в областной больнице, откуда его затем вертолетом переправили в военный госпиталь в Минск. По словам дочери мужчины, у него было обширное повреждение мозга, а врачам не удалось сразу извлечь пулю — возможно, потому что она резиновая и ее сложно обнаружить с помощью рентгена. Спасти Геннадия не удалось, а его тело родственникам выдали не сразу, сославшись на проведение необходимых экспертиз. Похоронили мужчину в Жабинке, проститься с ним пришли около 100 человек.

22 августа. Кругом враги

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Все лето Александр Лукашенко рассказывал, как Беларусь очутилась в кольце врагов.

Еще до выборов в качестве основных недоброжелателей назывались Россия и США, но отмечалось, «что пакостей надо ждать с любой стороны».

— Честно признаюсь, и, наверное, вы мне нового не скажете: мы не знаем, на что они способны. Мы даже не знаем, кто они. Или это американцы с натовцами, или из Украины нас кто-то поджимает, или нас восточные братья так сильно «любят» — мы даже не знаем. Идет гибридная война против Беларуси, и мы должны ждать пакостей с любой стороны. Что мы, кстати, и делаем, — отмечал Лукашенко 6 августа.

После выборов риторика кардинально изменилась — Россия из «партнера» вновь превратилась в «старшего брата», а Александр Лукашенко поочередно обвинил в управлении акциями протеста Чехию, Польшу, Великобританию, Украину, Нидерланды, Литву, Латвию, США, и в целом — Евросоюз и НАТО.

Больше всего досталось Польше — власти этой страны Лукашенко обвинил в том, что они хотят «хотят отсечь Гродненскую область». 22 августа Александр Лукашенко сообщил о решении привести основные части Вооруженных сил Беларуси в полную боевую готовность.

23 августа. Лукашенко с автоматом

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

23 августа по всей Беларуси вновь прошли акции протеста, традиционно самой массовой из них стало шествие в Минске. Она запомнилась стелой в окружении колючей проволоки и появлением Александра Лукашенко с автоматом.

Удивлять белорусов стали с утра, и первой неожиданностью стало заявление министра обороны Виктора Хренина, который на фоне стелы возле Музея Великой Отечественной войны заявил: «В случае нарушения порядка в этих местах вы будете иметь дело с армией». Стелу и музей окружили колючей проволокой и военными.

А мимо ко Дворцу независимости шли тысячи людей. Возле резиденции их встретил заслон ОМОНа. Люди, дойдя до дворца, традиционно проскандировали лозунги и разошлись.

После этого из резиденции вышел Александр Лукашенко с автоматом, рядом с ним шел его 15-летний сын Николай: в камуфляжной форме, бронежилете и тоже с автоматом. Подойдя к омоновцам, Александр Лукашенко назвал их «красавцами», после чего ему зааплодировали.

Регионы не умолкают

Активно митингует не только Минск, но и регионы. Люди продолжают выходить на акции протеста. Например, в Гомеле 23 августа в шествии участвовали несколько тысяч человек, однако местные власти всячески пытались воспрепятствовать тому, чтобы люди пришли на традиционные точки массового сбора: площадь Ленина уставили сельскохозяйственной и пожарной техникой, площадь Восстания перекрыли и пытались провести там ярмарку, а возле цирка наспех организовали выставку детских рисунков.

30 августа. День рождения — грустный праздник

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

30 августа — 66-й день рождения Александра Лукашенко — выпало на воскресенье, когда протесты в Минске и регионах особенно массовые. На этот раз акции в Минске напоминали карнавальное шествие, а участники соревновались в творческом переосмыслении значения даты. Все начиналось буднично: перекрытые центральные площади, военная техника и силовики в обмундировании, проблемы с интернетом, задержания. Десятки тысяч человек пришли ко Дворцу независимости, принеся «подарки»: игрушечные автозаки и вертолеты, тапки, шарики с надписями, плакаты, цветы — все это сложили на асфальте. У ограждения также оставили черный гроб с цветами и картонного таракана. В колоннах протестующих большой баннер «Спортсмены с народом» несли известные атлеты: Александра Герасименя, Елена Левченко, Никита и Егор Мещеряковы, Артур Удрис.

Ближе к вечеру начался сильный дождь, что означало окончание праздника. Когда людей у Дворца независимости оставалось немного, к ним внезапно вышел помощник президента Николай Латышенок и даже вел с ними дискуссию, где главными его тезисами были: «ну какое вас большинство?» — о массовости протестов; «все, что показано в СМИ, — это умножено на 100» — о жестокости силовиков.

А еще в этот день Александр Лукашенко вновь позировал фотографам с оружием. Правда, на этот раз с территории резиденции он к охранявшим подходы силовикам так и не вышел.

31 августа. «Священнослужители, остепенитесь и займитесь своим делом»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Власть и религия долгое время шли рука об руку в Беларуси, но это лето показало, что Александр Лукашенко готов относиться к священнослужителям лояльно только тогда, когда «они не вмешиваются в политику».

— Меня удивляет позиция наших конфессий. Дорогие мои священнослужители, остепенитесь и займитесь своим делом. В храмы люди должны приходить молиться! Церкви, костелы — не для политики. Туда люди душой должны приходить, как это было всегда, — сказал он 22 августа. — Не идите на поводу у отщепенцев. Вам будет стыдно и позорно за то, какую вы, некоторые, позицию занимаете сейчас. И государство с безразличием на это смотреть не будет.

Возможно, его недовольство вызвал тот факт, что глава БПЦ навестил пострадавших от действий силовиков в БСМП, а глава католической церкви в Беларуси как раз накануне встретился с главой МВД Юрием Караевым, и оба неоднократно обращались к властям с просьбой остановить насилие.

И если митрополит Павел в итоге подал в отставку, и у Белорусской православной церкви появился новый глава — Вениамин, то белорусские католики и вовсе лишились своего митрополита. Тадеуша Кондрусевича, гражданина Беларуси, попросту не впустили в Беларусь, когда он возвращался из зарубежной поездки.

Позже Александр Лукашенко сказал: все потому, что митрополит попал в общий для России и Беларуси список невъездных. Он также рассказал, что появилась информация о возможности наличия у Тадеуша Кондрусевича не одного гражданств, и что глава белорусской католической церкви получал определенные задачи в Варшаве.

Это произошло через несколько дней после того, как на площади Независимости ОМОН во время разгона протестующих заблокировал убегавших и верующих в Красном костеле. В МВД же заявили, что омоновцы защищали от толпы митингующих тех, кто молился в храме.

Санкции стран Балтии и разворот к России

Разделяя позицию ЕС по непризнанию результатов выборов, Литва, Латвия и Эстония запретили въезд 30 белорусским официальным лицам. Возглавил список Александр Лукашенко, также в нем глава Администрации президента Игорь Сергеенко и его заместители, Лидия Ермошина и другие члены ЦИК, руководители и сотрудники силовых ведомств. На следующий день стало известно, что три страны договорились не покупать белорусскую энергию, хотя еще в июне Александр Лукашенко был уверен в обратном. Покусились даже на святое — Латвия попросила Международную федерацию хоккея перенести чемпионат мира 2021 года, проведение которого было запланировано совместно в Минске и Риге, в другую страну.

Лукашенко тут же пригрозил, что Беларусь откажется от перевалки грузов через литовские порты и найдет альтернативу в России или Украине, а глава МИД нашей страны заявил о подготовке асимметричных санкций в отношении прибалтов. Белорусский президент вновь заговорил о россиянах как о партнерах и братьях, заявив, что его разворот на Запад — «чисто медийная выдумка» и «Беларусь никогда не отворачивалась от России».

1 сентября. День знаний и журналистских задержаний

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Первый день осени ознаменовался акциями исторически самого протестного, наряду с рабочими, профессионально-корпоративного сообщества — студентов.

В Минске на улицы вышли студенты крупнейших вузов — БГУ, МГЛУ и других. Они выстраивались в цепи солидарности и маршами шли по центру города, а силовики старались преградить им путь и рассечь колонны. Те, в свою очередь, пытались их обходить и пройти не там, где их ожидают, — получались своеобразные догонялки-салочки.

Шедших рядом с колонной протестующих студентов возле стадиона «Динамо» журналистов TUT.BY, «Комсомольской правды в Беларуси» и БелаПАН — всего шесть человек — задержали как участников несанкционированной акции, хотя они делали свою работу, имели при себе необходимые документы и были обозначены жилетами с надписью «ПРЭСА». В итоге все шестеро были признаны виновными и приговорены к трем суткам ареста, которые уже успели к тому моменту отбыть. В суде творились странные вещи: свидетелями обвинения выступали люди с измененными именами и закрытыми лицами, часто путавшиеся в показаниях, — оказывается, так можно.

«Площади Перемен» в каждом дворе

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Протест стал ярко проявляться в спальных районах, где жители большое внимание уделяют символам — БЧБ-флагам (часто длиной в несколько этажей или вывешенным в необычных и труднодоступных местах), а также граффити. В этом смысле показательным стал двор среди многоэтажек на Сморговском тракте в Минске: туда регулярно приезжает милиция и коммунальники — закрашивать мурал с «диджеями перемен», снимать БЧБ-флаги и ленты. Но жители домов тут же смывают краску и восстанавливают прежний внешний вид своего двора. Неизвестно, чем закончится это идейно-символическое противостояние и кто сдастся раньше, но жители настроены решительно.

Во многих других столичных дворах соседи наконец нашли повод познакомиться и сплотились, совместно выражая свою гражданскую позицию. Некоторые жители даже рассуждают над тем, что подобная взаимовыручка и мирные дискуссии впоследствии могут привести к развитию местного самоуправления.

4 сентября. Ник и Майк

2 сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров рассказал о том, что некие структуры в Украине провоцируют радикальные действия в нашей стране и даже на своей территории готовят экстремистов, а в Беларуси уже находятся около 200 из них.

На следующий день Александр Лукашенко развил эту тему, обвинив Польшу, Чехию, Литву и Украину в координации протестной активности в Беларуси. Тогда же в Минск приехала российская делегация во главе с премьером Михаилом Мишустиным: обсуждались перенаправление грузопотока в порты России, погашение долгов за газ, которые составили более 300 миллионов долларов. Но главная сенсация вышла из рассказа белорусского президента российскому премьеру о перехвате белорусскими спецслужбами разговора «Варшавы с Берлином», который якобы доказывает, что отравление Алексея Навального, случившееся за две недели до этого, — мистификация, призванная «отбить охоту Путину сунуть нос в дела Беларуси».

4 августа этот разговор был опубликован в виде аудиозаписи сразу с русской озвучкой: абоненты «Ник» и «Майк» обсуждают, готовы ли «материалы по Навальному», а один из собеседников признается, что дела у Варшавы в Беларуси «не очень». Запись вызвала у многих экспертов и обывателей скепсис, а часто и улыбку, так что фразы о «крепком орешке», профессионализме и организованности, а также верности белорусских чиновников и военных президенту тут же стали поводом для шуток.

6 сентября. Вновь за 100 тысяч

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Традиционные воскресные акции по всей Беларуси 6 сентября прошли во многих городах, но неожиданно массовыми, несмотря уже не самую теплую погоду и проливной дождь, были в Минске. Люди вновь подтягивались большими группами из разных районов города, вливаясь в общую толпу, которая на этот раз не стала задерживаться у стелы «Минск — город-герой», а сразу двинулась ко Дворцу независимости, причем это место такого наплыва людей до сих пор не знало. По оценке TUT.BY, здесь собрались не менее 100 тысяч человек. МВД утверждает, что по всей стране вышли не более 31 тысячи человек.

Когда акция подходила к концу и основная масса людей ушла, начались брутальные задержания: вы наверняка слышали об избитых людях, разбитой главой ГУБОПиК стеклянной двери кафе, спасавшихся от дубинок правоохранителей в водах Свислочи участниках акции и оказавшихся в отделении милиции за помощь им сотрудниках ОСВОД, а также о задержанном 12-летнем мальчике. Всего, по данным МВД, было задержано 633 человека.

«Более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции» нет нигде в мире

Глава МВД Беларуси Юрий Караев заявил, что «более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции» нет нигде в мире. Он напомнил о пострадавших во время протестов силовиках. «Но я хочу снова вспомнить, что нас тут пытаются затроллить какими-то синяками. Я скажу так, что с девятого по десятое — восемь наездов [автомобилей], специально совершенных! У некоторых тройные переломы. Слава богу, что все живы. Это можно сравнить с синяками?» — заявил министр.

Ранее он озучивал статистику по пострадавшим в ходе протестов милиционерам. По его словам, пострадал 131 сотрудник МВД, а 28 из них все еще находятся в больницах. Он рассказал, как лично посетил троих пострадавших, в во время протестов общался с сотрудником, у которого был перелом руки. Министр пообещал найти всех, кто «поднял руку на сотрудника милиции», но пообещал, что люди, находившиеся поблизости из любопытства, привлечены к ответственности не будут.

Исчезновение Колесниковой — «спецоперация»?

Утром 7 сентября прохожие увидели, как неизвестные задержали и увезли Марию Колесникову. О ее местонахождении не было никакой информации и у представителей Координационного совета, а позже его члены Антон Родненков и Иван Кравцов также перестали выходить на связь.

Утром следующего дня госсми сообщили, что Родненков и Кравцов ночью «сбежали за границу», Госпогранкомитет заявил, что они «убыли в сторону Украины», а Мария Колесникова задержана. Тогда же Александр Лукашенко сообщил журналистам, что, по его информации, все трое «бежали в Украину», но спутники Колесниковой выбросили ее на ходу из машины на участке между погранпереходами двух стран. Ранее Мария Колесникова говорила близким, что не собирается покидать Беларусь ни при каких обстоятельствах.

Наконец, в Киеве объявились Родненков и Кравцов, которые на пресс-конференции расскзали свою версию событий: 7 сентября их обоих задержали неизвестные, уговорами и угрозами пытались склонить к выполнению плана — отъезда их и Колесниковой в Украину. По их словам, Колесникову посадили к ним в машину уже на границе, но она порвала свой паспорт и выбралась через окно — двери были заблокированы, после чего пошла в сторону Беларуси.

TUT.BY

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close