Новости БеларусиОбщество

«Милиционеры обычно „забивают“ ноги, грудь и плечи». Глупые вопросы татуировщику

Это больно, дорого и на всю жизнь. Это не про рубрику «Бытовуха», это про татуировки. Рубрика «Бытовуха» вряд ли проследует с вами через всю жизнь, хотя, как показывает практика, она крайне живучая. Напоминаем: мы вообще не стесняемся задавать глупые вопросы знающим людям, чтобы сделать собственное представление о чужой жизни чуть богаче. Профессионалы ведут себя вежливо и любезно живописуют яркие подробности каждодневного труда. Сегодня вот onliner.by рассказывает про татуировщика Колю Гагарина. Мастер говорит о плаче клиентов, стойкости девушек, которой позавидуют парни, тыкве в качестве тренажера, моде, стиле и татуировках на лице.

«Девочки терпят боль лучше мальчиков»

— Это больно?

— Да. Потому что игла травмирует кожу. А человеческое тело устроено так, что травмы не приносят удовольствия. В любом случае будет больно. Можно постараться, конечно, но все равно ощущения не самого большого комфорта останутся.

Вообще, это вопрос распространенный. Когда его задают, я просто отвечаю, что да, будет больно. Дальше уже выбор человека. Захочет — придет. Не захочет — не придет. Но обычно приходит.

— Самые неприятные для татуировок места человеческого тела?

— Лично мне было очень больно, когда набивали рисунки в районе почек. Ну, и за ушами. Внутренняя часть руки, ближе к подмышке — тоже больно. Очень больно, но почки больнее, на первом месте. Вообще же, у всех по-разному. Есть люди, которые вообще безразличны к болевым ощущениям. Делаешь парню три часа ребра: «Ты нормально?» — «Да, без проблем». И он действительно не врет.

У меня как-то был клиент, тогда еще совсем молодой. Делали ему рисунок на груди. Очень ныл, прямо очень. Мы крайне быстро делали, часа за полтора. Я попытался крайне ускориться, чтобы он дотерпел. А в остальном нормально. Девочки могут чуть поныть перед сеансом — даже не поныть, а поволноваться. Правда, когда начинаешь делать, они такие: «А, так это все? Ну окей». И улыбаются.

— Правда, что девочки терпят боль лучше мальчиков?

— Правда. Это какой-то физиологический момент. Не знаю, то ли эволюция, то ли еще что. Они могут терпеть долгую и монотонную боль. А мужчине, наверное, надо, чтобы враги мечом рубанули и он не отключился.

Еще есть герои. Помню, мальчик с девочкой пришли. Парень был очень настроен на процесс. Вел себя не то что вызывающе, но действительно самоуверенно. А потом просто потерял сознание. То есть я просто провожу полоску — и он затухает. Откачали парня, он подышал, водички попил, доделали — ушел.

— Анестезию можно использовать?

— Можно, но лучше не делать. Кожа становится плотная и грубая. Плюс с анестезией лучше работать людям с медицинским образованием. Никто не знает, как человек поведет себя под ней. Если очень больно, правильнее разбить сеанс на пару раз.

— Клиенты когда-нибудь засыпали?

— Достаточно часто, и это очень хорошо. Значит, человеку комфортно. Пусть лучше поспит.

— Люди когда-нибудь плакали во время сеанса?

— Пару раз, но на пятом-шестом часу. Смотришь на человека с пониманием, протягиваешь салфетку.

— Бесит, когда спрашивают «А еще долго?»?

— Нет, человеку же больно. Ему интересно, сколько еще терпеть. Когда мне бьют, я тоже спрашиваю.

«Некоторые татуировщики учатся на бананах»

— Почему так дорого?

— У кого-то дешево. Каждый оценивает свой труд по-своему. Есть люди, которые и за 20 баксов тебе сделают. Все дело в расходниках и руках. Татуировка, сделанная на хорошем оборудовании, с хорошими расходниками и хорошими руками, будет стоить дорого. Нужно окупить хотя бы рисунок. Плюс работа татуировщика, что еще дороже, надеюсь.

Средний ценник часа работы татуировщика по Минску — 100—120 рублей. Но это в студиях, хороших студиях. А дома и за пиво можно набить.

— Ты за пиво набивал?

— Нет, я набивал бесплатно.

— Твоя первая татуировка?

— На мне — птичка. Попросил у родителей, они были не против. Мы с папой съездили, мне все сделали.

А когда мне было 18, я сделал свою первую татуировку другому человеку. Работал два месяца в морозилке, накопил денег, купил оборудование и стал пробовать что-то. В итоге позвал товарища, мы сделали ему маленькую надпись. Все.

Знаешь, первая татуировка получилась неплохой. Вот потом уже пошли плохонькие. Ты же все равно учишься. Нельзя сразу сесть и хорошо поехать на автомобиле. Но потихонечку-потихонечку разгоняешься и начинаешь чувствовать себя увереннее.

— Самая ужасная татуировка из начального периода?

— Чуваку на спине сделал череп. Очень плохой. Причем я его потом встречал, предлагал поправить. А он такой: «Да не! Все классно! Мне нравится!» Это было очень странно. Здесь важно брать работу, которая тебе по силам. Лучше не пытаться прыгать выше головы. А понемногу улучшать свой уровень.

— На чем тренируются татуировщики?

— На людях. Есть лайфхак: я брал тыкву и на ней учился водить полоски. Красить на ней в любом случае не научишься, да и по полоскам есть вопросы, но хоть как-то можно привыкнуть к весу машинки. Некоторые учатся на бананах. Правда, это неудобно: банан маленький. А тыква — прикольно. Линолеум? Первый раз слышу. Я на линолеуме только с горки в детстве катался. Знаю, продается какая-то кожа искусственная, но, говорят, не то. Ну и я не пробовал.

— Это на всю жизнь?

— Ну да. Уже никуда не денется. Хотя если плохо набить, татуировка может просто выпасть. Получится не на всю жизнь. Но если нормально делать, нормально будет.

— Что такое «выпасть»?

— Если неглубоко вбить, если мастер неопытный, рисунок может получиться плохим и выпасть. Еще если человек будет плохо заживать и не будет за этим следить, все покроется коркой и тоже выпадет.

«Ну хочется человеку тату на лице, он так себя выражает»

— Будешь работать с клиентом, если он тебе не нравится?

— Такое редко происходит. Встречаются хамоватые люди. Звонят в 22:00: «Братан! Мне вот только что набили татуировку, надо перебить, сча подъеду!» Понятно, с таким тебе работать не захочется. Но опять же это редко.

— Как часто отговариваешь людей от тату?

— Прям отговаривал всего пару раз. Приходил парень, просил на шее сделать. Ему только-только 18 исполнилось. Татуировок вообще нет. Я переубедил, на шее делать не стали. Он походил пару недель. Решили делать на предплечье. Провел пару полосок, он говорит: «Я больше не буду набивать никогда!»Больно было. На шее пришлось бы еще хуже. Плюс он где-то на заводе работал. На шее рисунок ему точно не был нужен.

— Случалось, что ты отказывался воплощать идеи клиентов?

— Приходит человек, просит волка, но плохого волка. Ты дорабатываешь его внешний вид. Получается хороший, красивый волк. Клиенты в основном всегда соглашаются. Ты профессионал. Ты знаешь. Ты должен предлагать хорошие варианты.

— Желание клиента — закон?

— Нет. Я лучше знаю, как ему будет лучше. Я же не прихожу на СТО и не объясняю пацанам, которые там работают, смысл их трудовой деятельности. Слесарь лучше знает, ему виднее. Просто ты, как профессионал, должен подтолкнуть человека к чему-то лучшему. Чтобы оно смотрелось хорошо, чтобы тебе было интересно, чтобы человек потом не жалел.

— У тебя были несовершеннолетние клиенты?

— Конечно. Приходят родители, заключают договор, официально все разрешают, мы садимся и делаем. 16-летние по вкусам не сильно отличаются от клиентов постарше. Кому-то хочется логотип любимой группы набить, кому-то — русалку в традиции. Хотя, мне кажется, чем моложе, тем более классический подход. Есть ребята, которые на лице просят тату. Но это исключения.

— Твое отношение к тату на лице?

— Да пожалуйста, не жалко. Это же не мне бьют. Если бы хотел, сделал бы себе. Я вот не хочу, потому не делаю. Но если речь о клиенте, я, конечно, сперва поговорю с ним.

— Некоторым кажется, это что-то психическое.

— Ожирение в некоторых случаях — это тоже психическое. Человек жрет не в себя и ничего не может поделать. И тату на лице может быть такой же историей, а может быть и не такой же. Ну хочется человеку, он так себя выражает.

— Тяжело работать тату на лице?

— На самом деле очень удобно. И судя по отзывам, достаточно небольно. Но я делал только два-три раза.

— С тату могут не взять на хорошую работу?

— Меня вот взяли. Хотя понятно, что некоторым фирмам (юридическим, например) тату на видном месте может не понравиться. У них своя пуля в голове. Хотя все течет, все меняется. Копы в США вон выкладывают много фоток со своими татухами. И у наших милиционеров они есть. Просто не видно. Я делал несколько работ силовикам. Такие же татуировки, как у всех. В основном на груди, на ногах, на плечах.

«А сколько будет стоить татуировка размером с iPhone?»

— Можно стать мастером-татуировщиком, не умея рисовать?

— Ну я ж как-то стал. Хотя, если серьезно, до какого-то момента ты протянешь, но потом лучше все равно начать рисовать. Будешь развиваться, когда-нибудь надоест делать то, что просят, захочется реализовывать собственные проекты. А для них нужны художественные умения. Плюс понимание процесса — как тени накладывать и так далее. Ну и в конце концов, тату — это изобразительное искусство.

— Быть татуировщиком модно?

— Наверное, мода в данном отношении циклична. Лет шесть-семь назад был резкий скачок. Года два назад — та же история. Но я не жалуюсь. Ну да, появляется много новых ребят, они начинают демпинговать, мешают жить людям, которые в профессии уже давно. Но все спокойно. Они появляются, бьют, потом ты все это исправляешь, потом они опять появляются, опять бьют, и ты опять все это исправляешь.

— Самая странная татуировка, которую ты делал?

— Чуваку на щеке делали ротвейлера. Стилизованного векторного ротвейлера. Странно было. Вот думаю, может, он рэпер? Ну по всем внешним признакам был похож. Нормальный парень, приятный, приходит, забивается.

— Татуировки должны быть со смыслом?

— Не знаю, как ответить. Для кого-то стул набить — это смысл. Ну в определенный момент жизни было важно. А может, тупо понравился стул. Бывают же красивые стулья.

— Как все это будет выглядеть в старости?

— Посмотрим. До старости дело пока не дошло. Мне кажется, это не очень важно. Татуировка и татуировка. Не больше и не меньше. Просто татуировка. Когда вижу взрослых или пожилых людей с татуировками, улыбаемся друг другу. Бывает, идет тебе дядька забитый навстречу. Ты ему махнешь, он тебе кивнет. Ну это ж классно!

— Сколько татуировок в день ты делаешь?

— Лучше делать одну большую либо две небольшие. А как-то случился день, когда я набил восемь. Но они были совсем-совсем маленькими. Процесс подготовки занимал больше времени, чем работа. Буковку набить… Все-таки девять за день, а не восемь.

— Размер татуировки еще измеряют спичечным коробком или пачкой сигарет?

— Да. Это очень неправильно. Некоторые пишут: «А сколько будет стоить татуировка размером с iPhone?» Или с ладошку. А вообще, самая распространенная система оценки труда татуировщика — почасовая. Она удобная и объективная.

— Татуировки как у звезд еще просят?

— Всегда будут просить. Хотя прошла эпоха, когда массово били звезды как у Тимати. Лет шесть уже не делал. Но ты все равно пытаешься перенаправить человека к чему-то своему. Если набить тату как у Анджелины Джоли, Анджелиной Джоли не станешь. Зачем подсасывать, лучше сделать что-то интересное свое.

— Тату-мастер может быть без татуировок?

— Да, некоторое время. У нас был коллега без тату, потом набил.

Поделись с друзьями