Новости БеларусиОбщество

«Не надо бояться и отчаиваться». Как Павел в 34 года впервые вышел на работу

Павлу Корончику 34 года. Однажды пожилой врач посмотрел его на комиссии, сказал «все страшно», дал первую группу инвалидности и, как говорит Паша, обрезал ему крылья. 13 лет парень пытался найти работу, но везде отказывали. Повезло полгода назад: ассистент по трудоустройству Анастасия Пигулевская познакомила его с директором Галереи «Ў». И теперь Паша работает здесь смотрителем. «Я очень хотел работать, потому что понимаю: надо самому себя обеспечивать, родители, как говорится, не вечные. Помимо зарплаты, у меня есть пенсия: собираю деньги на жизнь и на свои мечты».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Каждый день Павел тратит полтора часа, чтобы добраться на работу: сначала на троллейбусе, потом на метро — из Малиновки на Первомайскую. Признается, что первое время опаздывал: засмотрится на что-то, не успеет добежать до остановки — планировать свой день, как все, он еще только учится, рассказывает TUT.BY.

Детский сад для взрослых

— Когда учился в школе-интернате в Ивенце, к нам приехали врачи. Пожилой доктор начал проверять, как я двигаюсь, могу ли я работать. Посмотрел, как я хожу, какие у меня руки. И говорит: «Все страшно, ставим первую группу». А с первой группой, как я узнал, никуда не берут на работу. Я сильно плакал. Но мама сказала: «Не расстраивайся, что-нибудь придумаем!»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В школе-интернате Паша оказался, потому что не хотел учиться на дому: не хватало общения с детьми, а в обычную школу его с ДЦП не брали. Родители постоянно приезжали к нему в Ивенец, а на выходные забирали домой в Минск. Пока не было работы, просто сидел дома.

— Ко мне приходил хороший учитель, который научил меня работать на компьютере. А потом я свою маму научил, я сам ее научил! — с гордостью говорит Паша. — Но учитель ушел. Я еще какое-то время ходил на кружки, в центр. Но там все по-детски, поделки какие-то лепили. Мне это не нравилось. Детский сад для взрослых, а я хотел нормальную работу, как у всех.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На «нормальную» работу Павла не брали. Единственное место, где ему не отказали, — мастерская при Свято-Елисаветинском монастыре в Новинках.

— Мы делали бубенчики для колокольчиков, — вспоминает наш герой. — Но у меня не получалось: все сыпалось, разваливалось. А еще там целый день нужно было сидеть на одном месте, а мне по здоровью это нельзя, нужно вставать. И я ушел.

Как Анастасия помогла Павлу

Несколько лет назад Павел познакомился с Анастасией Пигулевской, которая работала в Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам (БелАПДИиМИ).

— Я запомнила Павла как очень мотивированного парня. Он еще лет пять назад говорил мне, что очень хочет быть самостоятельным. И когда я начала работать по программе сопровождаемого трудоустройства, сама ему позвонила.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Смысл программы в том, что ассистент пошагово сопровождает человека с инвалидностью — от момента, когда он начинает искать работу, до момента, когда у него на работе все получается и начальство, коллеги ему полностью доверяют.

— Когда к нам обращается человек с инвалидностью, мы сразу смотрим индивидуальную программу реабилитации — медицинская комиссия дает заключение, где есть перечень работ, которые запрещены в связи с заболеванием. Дальше заполняем анкету — образование, навыки, опыт, чем бы клиент хотел заниматься и чем бы не хотел, какие есть пожелания к графику, коллективу, — объясняет Анастасия. — Уже на первом интервью видно, какая у человека мотивация, что ему больше подойдет — работать с техникой или людьми. Изучив клиента, начинаем поиск работы на открытом рынке труда. Дальше ассистент связывается с нанимателем. Первый раз помощник приезжает на предприятие сам, чтобы изучить условия труда, рабочее место. Если все хорошо, второй раз ассистент приезжает на собеседование уже с клиентом. Мы помогаем и работодателю: рассказываем, какие есть льготы, помогаем оформить документы. Еще один важный момент: если требуется, ассистент присутствует также на медкомиссии, стараемся на всех этапах помочь человеку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

БелАПДИиМИ давно сотрудничала с Галерей «Ў» — проводили совместные выставки и другие мероприятия.

— На одной такой встрече мы узнали от директора Валентины Киселевой, что они решили работать с инклюзией. У них уже работал экскурсовод на инвалидной коляске. И во время экскурсии познакомили Валентину с нашим Павлом, он ей очень понравился: общительный парень, хочет работать. И решили взять его на должность смотрителя залов, — вспоминает Анастасия.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Первые дни я, конечно, волновался, — не скрывает Паша. — Мне здесь сразу понравилось. Я смотрю, чтобы люди ничего не трогали и с ногами никуда не залезали — такие мои обязанности. Тут не надо целый день сидеть на одном месте, можно походить, с людьми поговорить, посмотреть фото и картины. Я дружу с Лешей, с девочками-коллегами. Мы даже на кальян ходили! Скоро будет полгода, как я работаю. Быстро время идет.

Рабочий день у Павла — с 13 до 20 часов. Он попросил, чтобы ему разрешили работать в субботу и воскресенье, потому что в эти дни больше всего посетителей. Так что выходные у него среди недели.

Чего боятся работники и работодатели

— Первое время я сопровождаю клиента от двери дома до двери работы, — говорит Анастасия. — У нас есть клиенты с ментальными особенностями, нужно учитывать все моменты, иногда недостаточно просто сказать номер троллейбуса и название остановки. Кроме того, я детально расписываю график работы, что нужно сделать. Некоторые тоже теряются на этом моменте. Сколько понадобится времени на сопровождение, зависит от особенностей каждого человека. У нас был парень с синдромом Дауна, который сейчас работает в отеле, его я сопровождала четыре месяца. С Павлом было проще.

Два месяца у Анастасии ушло на то, чтобы оформить все документы. Паша признается, что без нее бы не справился:

— Если бы не Настя, думаю, я бы остался без работы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мы устраивали Павла по программе адаптации людей с инвалидностью, — объясняет ассистент. — Молодым людям с инвалидностью, у которых нет опыта работы, но есть разрешение от медкомиссии, первый год зарплату платит государство, то есть возмещает затраты нанимателю. Таким образом, компания получает сотрудника, а Фонд соцзащиты населения платит деньги. Это очень выгодно для работодателя. Если все хорошо, человек показал себя как ответственный работник, со второго года зарплату ему платит уже наниматель. Не каждая компания знает об этом. Мы объясняем, помогаем собрать все документы.

По словам Анастасии, работодатели часто боятся, что человек с инвалидностью может упасть в обморок или что-нибудь себе повредит, а отвечать придется компании.

— Руководители внимательно изучают программу реабилитации. Просят, чтобы первое время работника сопровождал ассистент. Хотят убедиться, что состояние стабильное, ничего на рабочем месте не случится.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Есть сомнения и у потенциальных сотрудников. Больше всего клиент с инвалидностью, по словам Анастасии, боится, что потеряет пенсию.

— Обязательно напишите: большинство пенсию не теряют. Стандартная пенсия остается в полном объеме. Единственный момент — человек теряет талоны на питание (3 рубля в день), но их дают тем, у кого доход ниже прожиточного минимума, то есть очень редко. По выплатам в ФСЗН — с зарплаты человека с инвалидностью удерживается 7%. Рабочий день у инвалидов первой и второй группы должен быть на час меньше, для третьей группы такого исключения нет.

Важный момент — поддержка семьи. По словам Анастасии, бывает, что человек с инвалидностью хотел бы работать, но родные отговаривают — говорят, пенсию потеряешь, не справишься…

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Паша, а ты сам хотел выйти на работу?

— Конечно, сам, — говорит парень. — Я же понимаю, что мне надо самому себя обеспечивать. Родители, как говорится, не вечные. Помимо зарплаты у меня есть пенсия, которую я старательно откладываю: собираю на жизнь и на мечты.

— А какие у тебя мечты?

— Моя первая мечта — купить себе немецкую овчарку. У нас была такая собака. Папа нашел на остановке. Пришла к нам, как своя, всех облизала. И прожила у нас 13 лет. Потом заболела, у нее был рак, не смогли спасти. Она со мной ходила рядом, никогда не убегала. Все завидовали мне. Выходят люди из поликлиники — смотрят на нас. Даже теперь, бывает, спрашивают: «А где твоя собака? Почему не ходишь с ней?» Говорю, нет больше моей собаки.

— А вторая мечта?

— Найти девушку, чтобы мне было о ком заботиться, потому что одному прожить можно, но не с кем заговорить, не с кем пообщаться. Собака — это радость, скажем так. Но человека она не заменит, это другое.

— Павел — золотой человек, — говорит Анастасия. — Видите, какая правильная у него мотивация: встретить девушку, чтобы о ней заботиться, а не наоборот.

— Я люблю, когда я о ком-то заботиться могу, а не когда обо мне заботятся, — говорит он.

Почему выгодно развивать сопровождаемое трудоустройство

Программа по сопровождаемому трудоустройству работает больше шести лет. С 2018 года проект БелАПДИиМИ работает по государственному соцзаказу в Московском районе Минска. Это значит, что зарплату Анастасии как ассистенту платит местный бюджет. Но помочь она пока может только жителям того самого Московского района в столице (инвалидам І и ІІ группы в возрасте от 18 до 45 лет). Важно, чтобы проект развивался и дальше.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На текущей сессии парламента депутаты рассмотрят проект Закона «Об изменении законов по вопросам соцзащиты инвалидов в целях реализации Конвенции о правах людей с инвалидностью». Последняя редакция документа предусматривает, что содействие в трудоустройстве является составной частью трудовой реабилитации инвалидов. И впервые в Законе закрепляется услуга персонального ассистента для человека с инвалидностью. В БелАПДИиМИ подсчитали: за каждый потраченный рубль на работу персонального ассистента возвращается 14 рублей. Так что развивать это направление экономически выгодно для страны.

На прощание спрашиваем у Павла, что бы он хотел сказать другим ребятам, таким же, как он, которые все еще сомневаются, стоит ли им искать работу.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Не бойтесь и не отчаивайтесь! — говорит он. — Старайтесь найти работу, потому что нужно себя обеспечивать и жить самостоятельно.

1
0
Поделись с друзьями