«Оказались не готовы к дистанционке». Белорусский преподаватель про учебу во время пандемии

В странеОбщество
0
1
Поделись с друзьями

С понедельника дети вернулись в школы — по подсчётам минобразования, от 30 до 40% учеников. На последней неделе каникул учителя раздавали детям задания в Viber, осваивали Zoom и другие сервисы, заводили классы на образовательных платформах, раздавали ключи — учились учить онлайн. Но оказались не готовы к дистанционке. «А должны были», — говорит преподаватель Сергей Ольшевский. И утверждает, что систему дистанционного образования должны были разработать и внедрить ещё в 2016 году — на это выделяли миллионы долларов. Куда они ушли — неизвестно.

dev.by побеседовал с Сергеем, чтобы разобраться, какие есть ресурсы и площадки в стране, чтобы дети могли учиться дистанционно. Что должны были разработать и внедрить по планам министерства образования. И куда делись деньги.

Национальный белорусский Zoom, который не случился

В интервью Euroradio вы отметили, что на развитие школьного образования вообще с 2007 по 2016 годы выделили более 100 миллионов долларов, в том числе — на дистанционное. На что пошли эти деньги?

Было много позиций: на новые учебники, на современные методики. Но по факту: программы каждый год режут и меняют, учебники — дерьмо. Но самое интересное, что деньги выделялись и на разработку ПО, чтобы внедрить в школах дистанционное обучение, которое сейчас, как мы слышим от министерства образования, «не предусмотрено».

Я уже писал, что с 2011 по 2015 годы было выделено более 15 млрд. неденоминированных рублей (около 1,5 млн новыми) на «электронное обучение и развитие человеческого капитала». За эти деньги должны были, среди прочего, создать/разработать:

  • национальную систему электронных образовательных ресурсов (учебники, тесты, уроки, видео-курсы, упражнения и проч.);
  • интернет-сервисы для взаимодействия школ, органов управления и учеников;
  • «виртуальное образовательное пространство» для видео обучения (типа Zoom).

Более 12 млрд неденоминированных рублей должны были потратить на то, чтобы:

  • разработать до 2018 года «Мультимедийную библиотеку школьника»;
  • внедрить мультимедийные технологий в образовательный процесс;
  • внедрить в систему образования электронные ресурсы, которые разработали с 2012–2014 год и функционируют на базе LMS Moodle.

LSM — Learning Management System — система управления обучением, программное приложение для администрирования учебных дистанционных курсов, вроде конструктора.

Были и другие программы. А теперь министерство почему-то заново изобретает велосипед и костыли — ну, ребята, у меня очень много неудобных вопросов.

Это каких?

Давайте по списку: ПО для дистанционного обучения должны были разработать к 2016 году. За следующие четыре года что мы внедрили? Ничего! Зачем разрабатывали? Куда пошли средства? Дальше: деньги выделяли, чтобы создать белорусский аналог Zoom — где он? Нету.

В рамках госпрограммы «Белтелеком» тащил ко всем школам оптоволокно и в 2014 году отчитался: всё сделано. Но учителя говорят, что в их классах интернета нет. Это что, мы оптику у школы закопали, а по кабинетам не разбросали?

Сергей составил электронное обращение в Комитет госконтроля, а также в МВД, в котором изложил требование разобраться, на что были потрачены деньги, и все ли пункты программы были выполнены.

Так во всём: писались отчёты, исполнители рапортовали. 13 апреля пресс-секретарь минобразования сообщает, что они «дорабатывают национальную платформу». Ещё дорабатывают! — так ведь по их бумагам всё уже давно разработано и внедрено.

Во время каникул мы проводили опрос, какой процент школ готов предложить дистанционное обучение — 90% родителей со всех областей ответили, что им не предлагали «дистанционку». Будем объективными: ничего не наладится. Пора завершать учебный год.

А учителя-практики, которые сами осваивают Moodle и Discord, ещё и помогают министерству составлять рекомендации. Хотя я бы посоветовал: не нужно — не латайте дыры, дайте Титанику утонуть.

Частное рекомендуют, о своём — не слышно

Как бы вы оценили то, что всё-таки сделано? Какие платформы есть? 

  • Образовательный портал https://adu.by, создавался в том числе при моём участии. С боем добились возможности выложить туда PDF-учебники;
  • http://e-vedy.adu.by/ — там на Moodle криво-коряво запилены учебные материалы;
  • Мультимедийная библиотека школьника mbook.by, на которую потратили 7 млрд старыми (около 700 тыс. новыми). Но библиотекой никто не пользуется — платить за то, чтобы открыть электронную версию учебника, пусть и с озвучкой, так себе удовольствие. А сейчас ещё и издательство «Аверсев» предоставило удобный способ просмотра электронных версий. И бесплатно.

Плюс есть сайты учителей-энтузиастов, которые сами делают материалы и выкладывают их в сеть, но это не системное решение для всей страны. Системы нет.

Вот что примечательно: в министерстве образования составили рекомендации — памятку для школ, какие интернет-ресурсы стоит использовать для дистанционного обучения. Почти все — частные. Среди них Zoom, Facebook, Google Docs, EDPuzzle, Wizer.
Сервисы, которые в том числе рекомендует использовать Минобр для обучения. 

«Лебедь, рак и щука»

Объясните, что не так с госплатформами? Почему на них нельзя вести обучение?

Назовите хоть одну, на которой я как учитель смог бы зарегистрировать класс и вести уроки. Нет таких. Недавно Минский городской институт образования предложил собственную разработку на Moodle — так система не выдержала нагрузки: все стали регистрироваться и сайт лёг.

Поставить LMSку — 3 часа работы. А вот довести её до ума, чтобы каждая школа «заводилась» автоматически, чтобы ученики получали доступ ко всем дисциплинам на весь период обучения, как мы сделали это в ГГУ им. Янки Купалы, и чтобы автоматом из библиотеки добавлялись все пособия и учебники — на это нужно гораздо больше времени. Как раз такой национальной системы у нас и нет.

А кто разработчик госплатформ?

e-vedy.adu.by разрабатывал Национальный институт образования, образовательный портал edu.by делал Центр информационных ресурсов и коммуникаций БГУ. vuchan.by разрабатывал Минский городской институт развития образования. Дальше — куча частников.

Кто сейчас ответственен за переход школ на дистанционное образование, кто курирует? 

(Смеётся). А вот это интересно. Смотрите:

  • информатизацию системы образования курирует Главный информационно-аналитический центр (ГИАЦ),
  • само содержание и методическое наполнение — Национальный институт образования (НИО),
  • процесс повышения квалификации учителей — Академия последипломного образования (АПО).

Три структуры, которые между собой не дружат. Они как лебедь, рак и щука.

Вот пример: АПО проводила сертификацию учителей. К 2016 году более 60% преподавателей должны были иметь сертификаты пользователей ИКТ (владеть компьютерными технологиями обучения, — dev.by). То есть теоретически переход на дистанционное обучение вообще не должен был вызвать у учителей никаких проблем. Но структуры так и не смогли сесть и всё толково сделать. И сейчас большинство учителей не готовы.

На сайте school.adu.by на вкладке «дистанционное обучение» — ничего.

«За неделю-две система не появится»

Читатели пишут, что в школах, где учатся их дети, регистрируются на yaklass.by и на uchi.ru, используют Знай·бай и schools.by . Как происходит выбор платформы: на совете школы или выше?

Тут «кто в лес, кто — по дрова». Где-то учителя ждут, пока систему предложат, где-то сами директора говорят: «Будет так!». Где-то энтузиасты убеждают руководство. Знаю с десяток школ, в которых многие учителя готовы вести обучение в Viber, и педагогов, которые со своими учениками во «Вконтакте» перебрасываются сообщениями. Но я также знаю, что в некоторых школах в период каникул учителей никто не заставлял делать курсы, вместо этого они работали руками на территории школы.

Я видел курсы по дистанционному образованию от Тамары Мацкевич, от ассоциации «Образование для будущего». Может, министерство ведёт в Zoom вебинары для учителей? Нет, они дали методические рекомендации. Этого не достаточно.

Вы говорите, 90% учителей готовы использовать Viber. Так обучение может свестись к тому, что учитель будет присылать программу на неделю, а школьники будут просто заниматься самостоятельно.

Так и будет. Давайте смотреть на вещи как взрослые: прикиньте, сколько сейчас происходит лишних телодвижений, которые так и не приведут к выработке системы.

А не проще ли завершить учебный год и отменить выпускные экзамены? Выпускники, которые хотят поступить, будут самостоятельно готовиться. 60% из них — занимается с репетиторами (репетиторы быстро перешли в онлайн). Зачем эта нелепая нагрузка на школу? Ну нет системы — за неделю-две она не появится.

Ни одно решение не рассчитано сейчас на миллион пользователей-учеников, 100 тысяч учителей и 2 миллиона родителей. Будем реалистами, только на нагрузочное тестирование нужно будет потратить больше двух недель.

Выход: конкуренция и рынок

«Коммерсант» пишет, что в России тоже «нет хороших онлайн-площадок для проведения занятий», «Skype не выдерживает больших групп, а Zoom выключается через 40 минут», «электронные дневники зависают». Выходит, это общая проблема?

Посмотрите, как обстоят дела у российских онлайн-школ (именно школ). А у них всё нормально — ничего не падает, не виснет, потому что каждая поставила у себя свою маленькую систему и развиваются. Россия другая: у них в каждом федеральном округе куча частных платформ.

У нас частники тоже развиваются. Так давайте просто скажем: министерство — распускаем, учебники — перестаём писать.

Есть программа, которую ребёнок должен знать, а как её донести — решает школа. И тогда школы будут самостоятельными, будут конкурировать между собой, и учителя будут, и будет рынок образования. И всё вырулится в нормальную сторону.

А не вот эти вот заявления про единую систему и единый подход, когда ничего не работает, учителя паникуют и не представляют, что делать.

Частные платформы предполагают платный доступ. А есть бесплатные продукты на рынке?

Проект «Наука детям»: ребята много лет подряд бесплатно снимали видосы и выкладывали их. У нас на eschool.by был выложен в демоверсии учебник физики за 7 класс. Есть «крупицы», наработки, которые можно использовать.

Студенты и преподаватели БГПУ им. Максима Танка на прошлой неделе начали выкладывать видео для школьников. В 2014–2015 годах я работал в Национальном институте образования, мы тогда уже просили: «Давайте записывать видеоуроки вместе со студией БГУ — она недалеко на журфаке». Нет, это не нужно. Сколько я добивался, чтобы видео с уроков в рамках конкурса «Учитель года» выложили в сеть в открытый доступ. Выложили? Нет. Но ведь проводят — каждый год проводят конкурсы.

Кто вообще помогает вводить дистанционное образование в школах? Ведь не всякий преподаватель старшего поколения умеет пользоваться компьютером. 

Обычно так: приходит в школу письмо — вы «должны». Если в школе есть ребята-энтузиасты, они помогают, если нет — то никто. ИТ-страна.

Сколько  времени понадобится, чтобы наладить дистанционное обучение по всей Беларуси?

Мы с коллегами с 2010 по 2012 годы делали систему дистанционного обучения в Гродненском университете. За первый год экспериментов у нас появилось видение, в течение второго — стабильно работающая система, на третий год мы только занялись её развитием. Сейчас, с учётом опыта, мы бы могли сделать это за полгода. Но это была бы full time работа крутых специалистов, которые стоят немалых денег. Я добавлю: это без учета крутого контента — параллельно нужно было бы делать и его.

Участники команды «Знай·бай» в сентябре 2019-го говорили, что стек технологий, которые они могут использовать, «определяется государством». Цитата: «Это отвлекает команду от развития продукта. Раньше у нас был другой хостинг, однако мы были вынуждены перейти на BeCloud. Затем встал вопрос сертификации в ОАЦ — это заняло почти полгода и потребовало немалых расходов. Рынка как такового ещё нет, а стандарты всё навешивают».

Давайте я выскажу свою точку зрения: таким образом с ними боролись конкуренты. Я точно знаю, как ведутся конкурентные войны: все правила создаются для того, чтобы допустить на рынок только тех, кто нужен. В своё время только я подписал документы для первого продукта Знай·бай, чтобы они получили допуск к внедрению в школе.

А конкурентные войны появились…

…только потому, что наше государство не заинтересовано в том, чтобы появлялись новые продукты.

Что говорят в министерстве образования

16 апреля министерство образования провело конференцию «по использованию информационно компьютерных технологий в учебном процессе». dev.by собрал несколько цитат:

Ирина Старовойтова, Первый заместитель министра образования

— Сегодня в Беларуси 99% всех учреждений образования имеют доступ в интернет. К использованию информационно-коммуникационных технологий готовы 85% педагогов, исключая учителей информатики.

 

Ирина Каржова, начальник управления общего среднего образования минобразования
— Мы сейчас говорим, что в принципе всё возможно. Даже обсуждали физкультуру, что есть возможность обучаться удаленно.

Более 85% учителей готовы начать образовательный процесс с использованием информационных технологий. Более 75% учащихся готовы начать обучение удалённо.

Валентина Гинчук, директор Национального института образования
— Именно учитель и администрация учреждения образования определяют механизм взаимодействия с учащимися, определяют платформу, на которой будет организовано обучение. Мы бы рекомендовали использовать в первую очередь сайт учреждения образования, но подготовлены перечни и других сервисов, которые можно использовать.

У нас имеются электронные учебные ресурсы, размещенные на национальном образовательном портале на платформе Moodle, которая требует регистрации. Поэтому я могу говорить о цифрах. По состоянию на 1 апреля, для использования данных ресурсов зарегистрированы почти 54 тыс. пользователей, из них 14 тыс. педагоги, остальные — учащиеся (в Беларуси 3 035 школ, в которых работает 111,2 тыс. учителей, — dev.by). Поэтому мы рекомендуем задействовать эти ресурсы для обучения.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий