От быстрого восстановления до тяжелейшего кризиса: три сценария развития пандемии

Новости БеларусиЭкономика
0
0
Поделись с друзьями

Сегодня лихорадит не только курс рубля, но большую часть фондовых рынков, международные поставки и внутреннюю экономику самых богатых и влиятельных государств. Под натиском коронавируса COVID-19 падают биржевые индексы и цены на нефть. Myfin.by публикует три основных сценария развития мировой экономики и Беларуси в ходе пандемии.

Фото носит иллюстративный характер, источник: pixabay.com

Чтобы все это не казалось слишком далеким от Беларуси, напоминаем, что:

  • Индексы ведущих мировых бирж отражают общее состояние экономики, активный спрос, в т.ч. спрос на нефть и ее цену.
  • Цена нефти определяет курс российского рубля к доллару на Московской бирже.
  • Курс российского рубля понижает или повышает цену отечественной валюты на Белорусской валютно-фондовой бирже.
  • Результаты биржевых торгов в первой половине дня определяют курсы валют в обменных пунктах после обеда.

Цепочку можно не продолжать, но связь между ценами и зарплатами в Беларуси с кризисами в других частях света очевидна. Потому начнем обзор мировых прогнозов именно с коронавируса. Главным источником информации будет исследование американской консалтинговой компании McKinsey & Co и последние публикации других экономистов.

Главная угроза – COVID-19

Перспективы мировой экономики в данный момент определяет дальнейшее распространение коронавируса. Большей частью потому, что каждый очаг этой заразы означает закрытие региона на карантин. А карантин это:

  • Изменение спроса в местной рознице, вначале всплеск, потом падение и закрытие магазинов, а также всех общественных учреждений.
  • Изменение графика работы или временное закрытие предприятий. Что прямо влияет на поставщиков и потребителей их продукции в других местах.
  • Ограничение движения через зараженный регион. А это, в свою очередь, еще больше мешает торговле и производству даже в незатронутых болезнью местах.

Если добавить резкий рост расходов на здравоохранение, а также падение доходов из-за вынужденного простоя, то появляется причина для мирового экономического кризиса, причем даже большего чем в 2008, 1997 и 1985 годах. Тогда цепную реакцию запускал какой-то один макро-регион, а сейчас – сразу многие.

Падение курсов акций и валют

Изменение курсов некоторых валют и акций на фондовых рынках полноценным кризисом пока не выглядит, потому что проигрыш трейдеров компенсируется выигрышем других.

Кто-то пишет о крахе китайской экономики; кто-то сообщает, что китайцы по дешевке выкупают у иностранцев акции собственных предприятий. Большинство аналитиков сходится во мнении, что колебания цен станут проблемой для относительно слабых, развивающихся экономик. А богатые страны получат некоторые преимущества не сейчас, но впоследствии.

Падение цен на нефть

Совпавшее с коронавирусом падение нефтяных цен мировой проблемой тоже не является. Для некоторых добывающих стран падение нефти – это пропорциональное падение экономики. Пример – синхронные изменения мировой цены нефти и стоимости российского рубля к другим валютам.

Но для стран с невысокой себестоимостью добычи дешевая нефть может стать благом, они наращивают объемы добычи в то время как продавцы дорогой нефти уходят с рынка. Пример – дешевая нефть стран Персидского Залива и Венесуэлы.

Для стран потребителей нефти падение цен – очевидное благо. Китаю она станет подспорьем для скорейшего восстановления экономики. Европа и Америка снизят цены на топливо, жители США получат выгоду примерно в 6% от общих расходов.

Теперь вернемся к прогнозу McKinsey & Company.

Сценарий первый – оптимистичный. Восстановление и рост

Чтобы мир пережил кризис с минимальными последствиями, должно совпасть несколько условий, часть которых пока не известна.

  • Если COVID-19 имеет сезонный характер, то уже скоро в зараженных странах эпидемия начнет снижаться, а в других регионах не начнется до осенних холодов.
  • Тогда коронавирус не распространится в других странах Азии, Африке, Океании.
  • Эпидемия в Китае завершится. Китайские предприятия быстрыми темпами восстановят производство и поставки.

Следующий обязательный критерий успеха – эффективные усилия медицины, властей и общества в борьбе с эпидемией:

  • Удается изолировать и поддерживать группы риска: людей преклонного возраста и ослабленных хроническими заболеваниями.
  • Однако работоспособное население большей частью продолжает трудиться, но соблюдает при этом гигиенические правила и таким образом сдерживает распространение вируса.
  • Большинство людей вне опасных зон продолжают свою обычную жизнь.

Для полной победы понадобится также работающая вакцина и другие средства эффективной борьбы с болезнью.

  • Тогда зима в Южном полушарии не станет началом эпидемии. Экономическая активность в этой части мира не снижается.
  • При наличии вакцины вирус не сможет осенью вернуться в северные страны, где продолжится восстановление экономики.

В таком благоприятном сценарии возрождение производства и торговли наступит уже во II-III кварталах 2020 года.

Модель, разработанная McKinsey & Co в партнерстве с Oxford Economics, предполагает, что рост мирового ВВП к 2020 году упадет с ожидаемых раньше 2,5% до 2,0%. Рост в Китае составит 4,7% вместо 6%. Общий рост экономики Восточной Азии будет меньше на 1%. Падение глобальных показателей всего 0,5%, т.е. мировая экономика устойчиво растет.

Сценарий второй – борьба с переменным успехом и замедление мировой экономики

Полной уверенности в поведении вируса и эффективности борьбы с ним нет. Где появится слабое звено пока не ясно, но результат во всех случаях будет примерно таким:

  • Карантины и ограничения на поездки приводят к резкому сокращению потребительских и деловых расходов до конца II квартала, начинается рецессия, хотя вспышка эпидемии переходит под контроль в большинстве регионов мира. Самоподдерживающаяся динамика рецессии затягивает спад до конца III квартала.
  • Потребители остаются дома, предприятия теряют доходы и увольняют работников, а уровень безработицы резко возрастает. Деловые инвестиционные контракты и корпоративные банкротства растут, повышается давление на банковскую и финансовую систему.

Падение спроса сокращает рост мирового ВВП к 2020 году вдвое, до 1–1,5 процента, и приводит к замедлению мировой экономики, но не к рецессии.

Наихудший сценарий – длительное падение

Вирус оказывается не сезонным, а как некоторые коронавирусы у животных активен круглый год.

  • В этом сценарии эпидемия в Америке и Европе растет до мая.
  • Африка, Океания и некоторые азиатские страны также страдают, хотя в странах с более молодым населением число смертей в процентном отношении меньше.
  • Даже страны, которым удалось успешно справиться с эпидемией (Китай), вынуждены применять определенные защитные меры.
  • Спрос страдает, поскольку потребители сокращают расходы в течение всего года. В наиболее затронутых секторах число увольнений и банкротств корпораций растет в течение всего 2020 года. Экономика многих отраслей, в частности – туризм, авиаперевозки, уходит в «штопор».
  • Финансовая система страдает, но полномасштабный банковский кризис не происходит благодаря высокой капитализации банков и мерам по предотвращению рисков.

Скромные фискальные меры оказываются недостаточными для преодоления экономического ущерба во II и III кварталах. Но в IV квартале экономика Европы и США все-таки восстанавливается. Возможный рост мирового ВВП за 2020 год может быть на уровне 1,5%-0,5% (если не случится чего-то худшего).

Менее развитые экономики пострадают больше, чем устойчивые. Для примера – даже сейчас китайские предприятия за пределами опасных зон работают на 90% мощности, порты и логистические центры загружены на 60%-80%, а продавцы американской сланцевой нефти захеджировали (проще говоря – фактически застраховали) риск падения цен и заработают, если не на добыче, то на покупке чужой дешевой нефти.

Если в прошлых сценариях прогноз по ценам нефти и газа вариативен, то в этом случае цены гарантированно падают.

Что это значит для нас?

Как все это отразится на Беларуси до конца не ясно. Пока курс белорусского рубля предсказуемо падает вслед за российской валютой. При падении в России наверняка уменьшится платежеспособный спрос на белорусские товары, однако какие отрасли пострадают больше сказать трудно.

Мелкий бизнес в Беларуси пересчитывает ценники, потому что закупать следующую партию придется из текущей выручки, но по новым курсам.

По мнению экспертов Beroc Дмитрия Крука и Катерины Борнуковой, Беларуси гарантирован  экономический шторм. Совпадение множества внешних и внутренних шоков может снизить ВВП на 10% и более.

Добавить комментарий