Новости БеларусиОбщество

Отстаньте от Годзиры! Рецензия на фильм «Годзилла 2: Король монстров»

В прокате стартовал показ одного из самых ожидаемых фильмов года — очередной «Годзиллы» из голливудских фабрик по производству развлечений всех мастей. Бюджет в $200 млн намекал на то, что как минимум спецэффектов будет много, наверняка появится нечто грандиозное, впечатляющее и даже немного пугающее — ведь нам обещают кайдзю.

Режиссерское кресло «Короля монстров» занял Майкл Догерти, который более-менее показал себя как сценарист, но в качестве режиссера славы не снискал, пишет onliner.by. Актерский состав также заметно обновился: из «Годзиллы» 2014 года, которая постоянно упоминается в начале нового фильма, практически никого не осталось. Из заметных — Кэн Ватанабэ, но не исключено, что кто-то еще дал согласие на участие в сиквеле. Да и не в этом дело.

Чем планируют потчевать? Огромными монстрами, которые вновь ступили на Землю, чтобы стереть с ее лица человечество. Ну или, по крайней мере, попытаться это сделать. Глобальная катастрофа близится, однако, как и в случае с лентами про инопланетян, для потусторонних сил существует один противник — США. Тем более у них есть специальное устройство «Орка», способное как пробуждать, так и контролировать этих тварей.

Штаты оказываются единственной силой, способной противостоять кайдзю, — в лице теряющей доверие правительства организации «Монарх». Ну а Япония присутствует в кадре благодаря персонажу, сыгранному Кэном Ватанабэ, — Ишире Серизава (именно он на японский манер называет Годзиллу Годзирой).

«Короля монстров» можно назвать сиквелом к предыдущему фильму лишь с большой натяжкой. Связь существует в виде небольшого количества флешбэков и назойливого упоминания героями 2014 года — об этом времени рассказывает картина Гарета Эдвардса. От этого ни жарко ни холодно: зритель не потеряется в повествовании, даже если пропустит все эти воспоминания мимо ушей.

Сюжет прямой, как проспект Независимости в Минске, — здесь также есть едва заметные повороты, однако в целом дорога просматривается далеко вперед. Но ведь на «Годзиллу» идут не за этим: дайте нам бегающих и летающих монстров!

Они появляются почти сразу, с первых минут, и преследуют почти бесконечно до самого финала. И имя им — Bell Boeing V-22 Osprey. Их показывают слева и справа, сбоку и снизу, внутри и еще раз снаружи. Эти конвертопланы заменили собой почти все средства передвижения. Вот это и называется «продактплейсмент». На их фоне мониторы Dell и AOC, мелькающие в кадре, теряются, как людишки под лапами Титанов.

В какой-то момент в голову пришла мысль: фильм стоило назвать «Osprey: Король монстров». Сколько Bell и Boeing заплатили за право всегда быть в кадре, можно только догадываться.

Тем временем авторы картины пытаются создать немного тайны вокруг кайдзю, показывая их вначале по кусочкам (точнее, краткими фрагментами, кусочки будут позже). Шанс взглянуть на монстров во всей красе предоставляется позже. Да только обещают полтора десятка, а на деле выходит куда меньше — все те, кто уже засветился в трейлерах: Кинг Гидора (тот самый «Змей Горыныч»), Мотра (которая походит на огромную моль), Родан (огненный птеранодон) да накачанный красавчик Годзилла. Впрочем, их считают самыми популярными, поэтому вся слава им. Ах да, еще можно увидеть спину Кинг-Конга — эдакий намек на будущий фильм из разряда monsterverse, киновселенной разных монстров.

Этот «базовый» набор Титанов и будет издавать громогласные звуки заметную часть ленты, плеваться молниями и иной энергией, порожденной их нутром. Как назло, погода стоит плохая, камера двигается быстро и часто, масштабы скрадываются, поэтому на выходе битвы за честь стать альфой не такие зрелищные и пугающие. Раздавили какой-то дом? Ну и ладно. Компьютерная графика? Ну да, красиво иногда и детализированно, но реального экшена нет.

В кадре то и дело появляются новые персонажи, однако фильм строится вокруг небольшого числа существ и людей. Последние перекидываются репликами, звучащими иногда… странно. «Что ты собираешься делать?» — спрашивает один другого. «Я должен что-то сделать», — слышится ответ. Не исключено, что проблема в дубляже и неверном переводе, потому что в существующем виде это напоминает беседу двух не слишком нормальных людей.

Впрочем, «деревянные» и безэмоциональные беседы в дальнейшем картину не улучшают. Да и вообще разговоры в новой «Годзилле» носят утилитарный характер — заполняют паузы между ревом монстров и очередной серией кадров со взлетающим и садящимся Osprey (нужно еще несколько раз сказать слово «Osprey», а потом показать кнопки с крупными надписями «Osprey»), а также объясняют поступки героев (которые ведут себя как в классическом ужастике — поступают глупо, без оглядки и четких мотивов).

Противоборствующие стороны являются таковыми только по определению, хотя иногда совершают и плохие вещи. Впрочем, это не мешает данной части сюжета раствориться с изящностью детского фокуса, в котором «отрывается» большой палец.

Так, в тумане незаметно исчезают и экотеррористы под предводительством Чарльза Дэнса. Актер хорош, но его мало, он малозаметен и ничего не решает. Звезда «Странных дел» Милли Бобби Браун смотрит большими сверкающими глазами, но ничем другим особенно не запоминается. Что касается Веры Фармиги, то ее убедительная игра вызывает определенные эмоции не по замыслу сценариста, а из-за глупости поступков.

Толком не раскрыв героев и лишь сделав намеки на конфликты в прошлом и странные отношения в настоящем, режиссер решил поднять социально важную, по его мнению, тему экологии. Не хватало только плаката на стене в стиле «Не оставляйте в лесу мусор — зайчики болеть будут». Это оказалось настолько чуждо всему происходящему, что легко вызывает нервный смешок.

Ну а плюс в том, что времени на отдых не дают: постоянно происходит какой-то движ или его имитация. Если в этот момент заснуть минут на 10, то нить повествования вы все равно не потеряете, а действительно классные моменты не пропустите (когда происходит что-то важное, становится особенно шумно). При большом желании можно простить нагромождение штампов и постоянный «копипаст» ситуаций, но на такое решится не каждый.

В очередной раз становится очевидным, что американским кинематографистам стоит сосредоточиться на американских же комиксах и оставить в покое «странные» японские мотивы о Годзилле. Кстати, именно актеры, выступающие в образе представителей Азии, наиболее гармоничны в кадре. Но, может, это просто от желания найти что-то хорошее в увиденном.

Поделись с друзьями