Стоит ли родителям задуматься о попадании в СОП из-за семейных скандалов, и какими могут быть последствия?

В странеОбщество
1
0
Поделись с друзьями

«Вашу семью назовут неблагополучной, а детей поставят в СОП» — чтобы услышать такие угрозы в свой адрес, необязательно быть асоциальной личностью. Читательницы rebenok.by боятся попасть под контроль опеки из-за того, что у них дома случился громкий семейный конфликт. Обоснованы ли эти страхи? В каких случаях детей могут посчитать находящимся в СОП и чем это грозит?

Источник фото: Unsplash.com

«За шесть лет брака мне очень надоела вспыльчивость мужа, — говорит Ольга из Минска. — Я уходила от ссор, чтобы не травмировать ребенка. Но однажды, когда дочка гостила у бабушки, меня прорвало: кричала, не подбирая слов. Муж грубо вытолкал за дверь — босую и без ключей… Я на эмоциях позвонила в милицию. Милиционеры предупредили: еще пара таких звонков — и вашего ребенка признают в СОП… Я очень испугалась». 

У еще одной читательницы, Натальи, случилась похожая ситуация. С той лишь разницей, что после скандала она позвонила не в милицию, а свекрови — и вскоре в их квартире бушевал семейный совет. «Если бы кто-то из школы увидел ваши разборки, быстренько оформили бы СОП! — наступала свекровь. — К тому же, и посуда у тебя часто немытая. Да ты в принципе хозяйка – ни-ка-кая!».

Наталья признается, что угрозу свекрови изначально не восприняла всерьез, но страх засел занозой и кольнул через полгода, на родительском собрании, когда учительница сообщила: ее ученика признали находящимся в социально опасном положении после жалобы соседей на отца-дебошира.

— Понимаю абсурдность страхов, ведь я — хорошая мама. Но вдруг свекровь «постарается» и докажет обратное? В каких случаях действительно могут забрать ребенка? — спрашивает Наталья.

Источник фото: Unsplash.com

За разъяснениями мы обратились в Министерство образования и органы МВД.

— Очень жаль, что обыватели трактуют механизм признания детей, находящимися в социально опасном положении, как какую-то карательную меру, — говорит заместитель начальника управления социальной, воспитательной и идеологической работы Министерства образования Елена Головнева. — Но это не кара, а государственная помощь семье, направленная исключительно на то, чтобы не разлучить ребенка с родителями и помочь им справиться с определенной проблемой.

Если ребенка признают находящимся в СОП, из семьи его сразу никто не забирает, подчеркивает специалист.

— Семье предлагают разные виды помощи. Но прежде всего это ответственность родителей — выполнять рекомендации, которые им даны.

Решение о СОП принимает не школа. Но все начинается здесь

До прошлого года механизм признания детей, находящимися в СОП, регулировался постановлением Министерства образования. Фактически учителя занимались этим вопросом в одиночку: рассматривали семейные ситуации на советах по профилактике (такие есть в любом учреждении образования) и выносили свой вердикт.

Ситуация изменилась в феврале 2019 года, когда вышло в свет постановление Совета Министров № 22. Сегодня «на учет» ребенка ставит уже не школа, а координационные советы при исполкомах. Решение принимается коллегиально, поскольку в совет входят представители разных подразделений городской или районной администрации, включая ЖЭСы и РОЧС.

Сигналом действительно может быть жалоба соседа

Чтобы «засветиться» на координационном совете, об опасной ситуации сначала должен кто-то сообщить, рассказывает Елена Головнева.

— Сегодня любой человек, если ему стало известно о нахождении ребенка в неблагополучных обстоятельствах, вправе и даже должен проинформировать об этом органы опеки и попечительства либо комиссию по делам несовершеннолетних.

То есть соседи, условно говоря, могут пожаловаться на частые ссоры, на плохое, как им показалось, воспитание или грубое отношение с детьми.

Дальше сигнал принимают в учреждении образования, где учится или воспитывается ребенок, и администрация издает приказ о проведении социального расследования. В комиссию, которая им займется, могут войти разные специалисты. Например, педиатр, если речь идет о маленьком ребенке до 3 лет. Или представитель МВД, если кто-то из родителей буянит и пьет. Или коммунальники, если в квартире отключили отопление за неуплату.

Источник фото: Unsplash.com

Эта межведомственная комиссия выходит в семью и изучает все аспекты ее жизни, в том числе — бытовые условия, манеру общения с детьми и так далее. Если нужно, проверяющие могут сделать запрос о привлечении родителей к  ответственности или, если семья неполная, разыскать второго родителя — чтобы тот сообщил дополнительную информацию.

Комиссия не заглядывает в холодильник?

Критерии, по которым ребенка могут признать находящимся в СОП, можно посмотреть в приложении к Постановлению Совмина № 22

Один из них звучит так: «Если родителями не удовлетворяются основные жизненные потребности ребенка (детей)». Под этими словами специалисты обычно понимают систематическое отсутствие продуктов, нужных ребенку, или когда в доме все плохо с пожарной безопасностью, или когда семья препятствует обучению детей.

В Минобразования уверены: истории а-ля «проверяющие лазят по холодильнику» — ложный стереотип.

— Я в принципе не знаю, откуда появляется информация о том, что при рейдах открываются холодильники, — удивляется Елена Головнева. — Я много лет участвую в мониторинговых группах, которые посещают семьи, и никогда такого не видела. Если комиссия спрашивает маму, чем она намерена кормить ребенка, и женщина показывает кастрюлю с супом, это ее право. А мнение, что комиссия требует предъявить расчетные листки (дабы оценить уровень зарплаты) или открыть шкаф, — это перегиб в трактовании роли комиссии. Санитарно-бытовые условия оцениваются на глаз. Подчеркиваю: мы идем в семью, чтобы протянуть руку помощи, а не отобрать ребенка.

Источник фото: Unsplash.com

Когда «досье» на семью собрано, его рассматривают в присутствии родителей. После этого принимается решение: достаточно профилактической беседы или надо направлять документы в координационный совет райисполкома и решать вопрос о СОП.

Ребенок пришел заплаканным — учитель должен отреагировать

— В любом случае признание ребенка, находящимся в СОП, не означает, что за семьей будет установлен какой-то тотальный контроль в виде бесконечных посещений, обсуждений и требований, — заверяет Елена Головнева. — Но мы должны понимать: в таких семьях, как правило, есть элемент виновного поведения родителей. Если они хотят ситуацию исправить, должны принимать помощь извне и выполнять рекомендации. При неблагоприятном развитии событий следующий этап — признание детей нуждающимися в госзащите и изъятие их из семьи. 

О признании ребенка в СОП могут сообщить по месту работы отца или матери. Специалисты уверяют, что это делается не для того, чтобы “пристыдить”, а чтобы попросить о помощи для семьи.

— С другой стороны, отдельные руководители могут испугаться таких писем, лишних проблем и предложить родителю уволиться. Поэтому к вопросу — сообщать на работу или нет — должен быть индивидуальный подход, — рассуждает представитель Минобразования.

И все-таки: могут ли признать ребенка в СОП из-за семейных скандалов? По мнению специалиста, такое развитие событий вполне возможно.

— Немало случаев, когда муж с женой или невестка со свекровью не могут договориться, постоянно дергают несчастных детей, — говорит Елена Головнева. — Если ребенок периодически приходит в школу заплаканный и сонный из-за того, что полночи слушал крики, то учитель обязан вмешаться. И здесь очень важно донести до его близких мысль: токсичные отношения могут вылиться в поведенческие расстройства у детей. Таких случаев масса. Нужно, чтобы хоть один из взрослых понял важность перемен и обратился к психологам.

После ссоры родителей «вызовут на ковер»

В УВД Минского облисполкома нам тоже подтвердили: о каждом вызове милиции «на семейные разборки» сообщают в органы опеки.

— Если в дежурную часть поступают сведения о семейно-бытовом скандале, где папа с мамой или другие родственники выясняют отношения в присутствии ребенка, то каждый такой выезд заканчивается информацией: мол, такого-то числа, в такое-то время поступил сигнал на такой адрес. Выбытие группы показало, что между Ивановым и Петровой в присутствии несовершеннолетнего произошел скандал. Просим принять меры по защите законных прав и интересов ребенка, — пояснила начальник отделения организации работы инспекций по делам несовершеннолетних отдела профилактики УОПП УВД, подполковник милиции Анжелика Ульчиц.

Источник фото: Unsplash.com

В школе или детском саду подобную новость от МВД проигнорировать не могут, педагоги должны начать разбирательство. Но, как уже говорилось выше, это не значит, что все закончится признанием ребенка в СОП.

— Постановление Совмина № 22 уменьшило число ситуаций, приравненных к социально опасному положению, — отмечает Анжелика Ульчиц. — Раньше достаточно было получить два сообщения о дебоширстве родителей и можно было говорить о СОП. Сегодня для этого нужны более веские основания, например, привлечение законных представителей ребенка к административной ответственности. Социальных расследований меньше не стало, каждая информация проверяется органами опеки, но случаи признания в СОП сократились в разы. Например, в 2019 году мы направили 4 520 сообщений, из которых 394 нашли подтверждение, 673 ребенка признаны находящимися в СОП и 28 — нуждающимися в госзащите. Это на порядок меньше, чем в 2018 году.

Родители делили ребенка, в итоге он оказался в СОП

Вернемся к вопросу о семейных ссорах. Анжелика Ульчиц подтверждает, что в СОП по причине скандалов может попасть любая семья — необязательно асоциальная.

— У нас была ситуация, когда папа с мамой делили ребенка после развода, — приводит пример представитель милиции. — По суду мальчик должен был жить с мамой, но остался с папой. Мать писала письма во всевозможные инстанции: просила вернуть ей сына. Но как только к бывшему супругу приезжал судебный исполнитель, ребенок закрывался в комнате. Женщина перевела мальчика в другую школу, но отец приехал и снова его забрал. В результате подросток почти год не учился — его поставили в СОП, ведь мама и папа фактически противостояли получению образования. Но и эта мера не возымела эффекта, через какое-то время подростка признали нуждающимся в госзащите.

С семьей начали работать психологи. Мальчик поначалу был неуправляемый, закатывал истерики.

— Я не понимаю ни отца, ни мать, — поделилась Анжелика Ульчиц. — В угоду своим амбициям они чуть не порвали этого ребенка на части. О чем можно говорить, если нам пришлось обеспечивать охрану порядка при передаче сына от одного родителя к другому, потому что оба сильно скандалили? Их, видимо, мало волновало, что мальчик не видит друзей, не занимается любимым футболом, живет в вакууме — с отцом, бабушкой и теткой, которые постоянно настраивают его против матери. Сможет ли он в будущем сам создать семью? Большой вопрос.

Бывает и такое: мать попросила о СОП для дочери

Был в практике Анжелики Ульчиц и такой случай, когда поставить родителя на учет попросила… родная мама. Женщине надоело, что дочка, находясь в декретном отпуске, оставляет внука на нее, а сама гуляет по ночам с друзьями.

Семья живет очень неплохо, квартира обставлена великолепно, бабушка занимает хорошую должность, при этом настаивает на том, чтобы статус СОП не снимали. Говорит, что из-боязни потерять ребенка ее дочь остепенилась.

Источник фото: Unsplash.com

Вопреки стереотипу, перманентный бардак в доме тоже не всегда означает прямую дорогу в СОП.

— Как-то зашли в дом во время рейда, а там беспорядок жуткий. По комнате бегает малыш, который выглядит вполне румяным, здоровым и довольным жизнью, — рассказывает эксперт. — Выясняется, что мать не пьет, работает и исправно является в школу на родительские собрания к старшим детям. Коллега, курирующий семью, объяснил: мол, у этой женщины и бабка так неопрятно жила, и мать, и хоть сто раз пугай СОПом, ничего не изменится. В то же время дети здесь досмотрены и любимы. Я в конце концов согласилась: специфику отдельно взятой семьи, населенного пункта, надо учитывать. Так что все очень индивидуально.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close