«Тут нельзя отработать и уйти. Тут жить надо». Реальная Беларусь глазами молодого сельского учителя

В стране
2
0
Поделись с друзьями

В котельной трещат дрова, раздавая тепло по остывшим за день трубам. На двери в спальню — табличка с игривой фразой, за ней — нарисованный на всю стену Че Гевара, стол с компьютером и кровать. Их хозяин стоит над раковиной и моет оставшуюся со вчерашнего дня посуду, рассказывая о соседской корове, неблагополучных семьях, зарплате, бандитской периферии и недоступном Минске. Такой в его зрачках отражается жизнь — в меру простой, понятной, иногда не очень приятной. Сегодняшняя история onliner.by — о простом сельском учителе и мире, в который его занесло.

Вася насыпает кофе из банки и звенит ложечкой по кружке с принтом из сериала «Физрук» — ее подарили дети на какой-то из праздников. Он уже освоился в доме, арендованном после переезда.

Здесь несколько комнат, туалет и душ, большая кухня и умеренный холостяцкий беспорядок.

За окном трещат соседские гуси, колыхается на ветру чучело, оставшееся от прошлых жильцов, скрипит дверцей старый сарай.

Мимо проезжает велосипед, управляемый женщиной в марлевой повязке, а больше ничего и не происходит — на улицах пусто и тихо.

В агрогородке Ляды, что под Червенем, живет человек двести. Здесь есть почта, магазин, школа, церковь и закрытый навечно клуб. Василий здесь уже почти девять месяцев. До этого закончил университет, чуть-чуть поработал в столице, разочаровался в Пинске и успел понять, что хочет в деревню. Пока не пожалел.

Про Минск и так не похожий на него Пинск

Вася из Столинского района. Он учился в БГУФК и на последнем курсе работал учителем физкультуры в одной из столичных школ. Говорит, было неплохо, вот только на учительскую зарплату в Минске сильно не разгуляешься.

— Я в общаге жил, а тогда как раз чемпионат мира по хоккею проходил — весело было. Потом работал в школе, мне там тоже нравилось. Может, я бы и хотел остаться в Минске, но у вас, во-первых, зарплаты такой, как здесь, не найдешь, а во-вторых, надо за хату отдавать кучу денег, — рассказывает свою историю 25-летний молодой человек.

После университета Васю распределили в Пинскую СДЮШОР тренером по гандболу. Там он честно отработал два года, но жизнь в большом полесском городе здорово разочаровала. Парень достает старый расчетный листок и тыкает пальцем в грустную сумму.

— Это, кажется, самая большая зарплата за все время работы в городе — 330 рублей.

Честно говоря, там было печально. Нас отправили вдвоем с парнем из Минска. Сразу сказали самим искать детей и зал, в котором мы сможем тренировать, — просто бросили в воду и сказали плыть.

Мы начали работать, собрали группу. Я повез детей на обследование в диспансер и попросил всех родителей купить баночки для анализов, которые стоят рубль или два. Так мне один батька еще и выговаривать начал: «Это же целая пачка сигарет», — Василий рассказывает о том, как непросто было учиться плавать в этой холодной тинистой воде.

Параллельно с основной работой высокий и плечистый парень работал охранником в ресторане, где тоже увидел много всего неприятного.

— В нашем заведении все спокойно было, но рядом стоял клуб, в котором постоянно что-то творилось. Только стоишь и слушаешь, как милиционеры кричат: «Три наряда туда! Бегом!» Бандитский город. И наркоманов много, — считает Вася и говорит, что спас его случай.

Сняли дом, нашли работу и доплачивают по 250 рублей к зарплате

— У меня сестра в Пинском районе живет, как-то попросила меня с детьми посидеть. Я ленту листал и наткнулся на объявление о том, что есть программа «Учитель для Беларуси». Они всего 12 человек набирали, и я сначала решил не дергаться даже. Подумал: наберут своих, как всегда у нас бывает. А вечером спать ложился и понял, что лучше отправить и провалиться, чем не сделать, а потом жалеть, — улыбается Василий.

Парень заполнил форму, подал заявление и получил приглашение на собеседование. Суть программы заключается в распределении учителей по регионам. Она была организована фондом «Новая школа», учрежденным «БПС-Сбербанком» при поддержке Министерства образования. Организаторы отбирают участников, расселяют их по деревням, снимают жилье, дают ноутбук и выплачивают ежемесячную стипендию в 250 рублей. В прошлом году по программе поехали девять белорусов, в этом учредители хотят отправить еще 20 человек и уже открыли набор.

— Меня привезли, показали школу, завели в дом. Я согласился. Я же сам деревенский, поэтому мне не нужно было привыкать. Думаю, мне просто захотелось тихой спокойной жизни, — рассказывает Вася.

 Я начал ремонт делать. Какие-то женские мозги проснулись — поклеил обои даже. Правда, на следующий день оборвал и нарисовал граффити. Так лучше.

«У нас плазмы висят, интерактивная доска, мультиборд» 

Недавно Василий завел кроликов (пока только двух). На другую живность еще не решился.

Его работа находится буквально в паре сотен метров. В школьном дворе запахали огород и поставили парники. Когда затянувшаяся осень наконец кончится — грядки зазеленеют, чтобы весь оставшийся год кормить школьников.

— Я хотел из Китая заказать метеостанцию для теплиц, но с этим вирусом… — ведет нас по двору парень и говорит, что здесь работа учителя — это не только вести уроки. — Учителя полют грядки, сами все делают. У школы и конь свой есть. Тут нельзя отработать и уйти. Тут жить надо.

— Работы у меня много: уроки, кружки. Еще я руководитель физического воспитания. Хватает и других занятий. Мне это нравится. Да и вообще школа классная: у нас плазмы висят, интерактивная доска, мультиборд — это такой огромный планшет. Я шучу, что в школе, где я учился, свет только три года назад провели, а тут вон сколько всего, — смеется Вася.

1000 рублей на руки всегда выходит

Недавно Василий брал в бухгалтерии справку о зарплате. В среднем в месяц выходит около 850 рублей, еще 250, как уже говорилось, доплачивают по программе.

— Жилье оплачивают, а тратить тут особо негде. Магазин у нас в шесть вечера закрывается, а из достопримечательностей только соседская корова. На самом деле таких денег в Минске учитель без стажа и близко не заработает — не дадут столько часов, — утверждает молодой человек.

Дважды в неделю Вася ездит на тренировки по рукопашному бою в Минск. Добирается до Червеня, а оттуда час езды на маршрутке. А вот в агрогородке делать нечего: молодых людей здесь вообще нет.

«Две недели учителя ездили по деревням и искали мамашу, которая села на стакан» 

В Лядах учатся дети из нескольких деревень. Всего здесь 52 ученика. Вася говорит, 34 из них воспитываются в неблагополучных или неполных семьях.

— В этом плане плачевная ситуация. Беда, прямо скажем. Я не знаю, во всех ли деревнях так, но у нас это есть.

Сейчас наша директор действительно обзванивает людей и говорит, чтобы они обязательно вели детей в школу, потому что все понимают — дома их никто не покормит.

Как-то две недели учителя ездили по деревням и искали мамашу, которая села на стакан. Потом ее забрала милиция, отправила в ЛТП, а детей отдали в приют. У нее мальчик был в первом классе и девочка в третьем. Но дети хорошие такие, — задумывается собеседник. — А недавно парня со сломанным пальцем отвезли в больницу, а потом за ним приехала мадам, которая еле на ногах стояла — знаете, как на шарнирах.

Василий говорит, что работать с такими детьми даже проще: они чувствуют заботу и тут же меняются:

— У этих ребят ничего нет, поэтому они часто приходят ко мне. Мы играем в волейбол, они бегают, чем-то занимаются.

Вы знаете, я даже не представлял, что такое бывает: некоторым детям буквально не в чем ходить.

У нас есть коробка с одеждой, чтобы ребенок мог прийти, переодеться, а после уроков оставить вещи себе. Я свои детские вещи тоже перестирал и сюда привезА одному парню из седьмого класса даже рюкзак свой подарил, потому что он с пакетом в школу ходил.

Как дальше жить?

Программа, по которой приехал Вася, длится всего два года. Потом парню перестанут выплачивать стипендию, снимать жилье ему придется самостоятельно. Несмотря на это, он не хочет отсюда уезжать:

— Когда я только приехал, учителя очень переживали, что из-за маленького числа учеников школу закроют. Говорят, такие слухи каждый год ходили. Но сейчас уже подписан приказ о том, что мы будем работать как минимум до 2025 года. Если все будет хорошо, я здесь останусь. Даже без стипендии: у меня будет неплохая зарплата, я буду сам снимать этот дом и спокойно жить.

Первое время мне было тяжело привыкнуть к этой работе. Строишь седьмой класс: «На первый-второй рассчитайсь!»

— Первый!

— Второй!

— Расчет окончен.

Вот что мне с этими двумя — в футбол играть? Но я уже привык. И к детям привык. Мы с ними болтаем, в Uno играем. В Минске мне и близко всего этого не видать.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close