В Беларуси 900 случаев COVID-19 в день, в Литве — пять. Как соседняя страна смогла остановить коронавирус

covid-19В странеОбщество
2
0
Поделись с друзьями

Между Минском и Вильнюсом — около 170 километров. О первом случае коронавируса в  Беларуси и Литве сообщили в один и тот же день — 28 февраля. Спустя два с половиной месяца в Беларуси ежедневно фиксируют более 900 новых случаев заражения, в Литве — по 5−6. Решение ввести карантин литовское правительство приняло 13 марта, когда в стране было подтверждено всего шесть случаев COVID-19. Спустя несколько недель в стране достигли пика первой волны эпидемии, и сейчас она постепенно затухает. Хотя врачи не спешат делать вывод, что она побеждена.

TUT.BY пообщался с литовским вирусологом, советником премьер-министра страны (он же — глава группы информирования общественности по COVID-19) и местными жителями о том, как это стало возможно. Мы также узнали:

  • какой стратегии в борьбе с коронавирусом придерживалась Литва и как ее корректировала,
  • что такое карантин по-литовски,
  • за что граждане критиковали правительство страны
  • и что будет после того, как карантин закончится.

«Сейчас количество новых случаев сильно не растет. Но никогда не знаешь, в какой момент могут появиться новые вспышки»

О первом случае коронавируса в Литве и Беларуси стало известно в один день — 28 февраля. С тех пор в Литве, где живет почти 2,8 млн человек, зафиксировали 1511 подтвержденных случаев инфицирования и 54 смерти от COVID-19 (данные на утро 14 мая).

Сейчас количество выздоровевших опережает число активных случаев — 934 против 577. Всего с начала эпидемии было проведено почти 210 тысяч тестов на коронавирус (в Беларуси, по данным на 14 мая, 308 тысяч, при том что население в 3,6 раза больше).

Последние две недели в стране регистрируют единичные случаи инфицирования, за исключением двух дней, когда подтвердилось 14 и 35 новых заражений. В какой фазе сейчас находится Литва? Директор Центра инфекционных заболеваний и СПИДа, вирусолог, профессор Саулюс Чаплинскас не спешит делать вывод, что страна прошла пик и поборола эпидемию.

— В Литве мы постоянно расширяем группы тестирования. И здесь важный показатель не количество зараженных, которое мы найдем, а тот процент, который это число составляет от общего объема протестированных. На примере других стран видно: если количество положительных тестов составляет не более трех процентов от общего числа, это значит, что ситуация уже более-менее управляемая.

Ежедневно в Литве делают около 7 тысяч тестов на коронавирус. Количество выявленных случаев не превышает одного процента. На основе этих данных, говорит профессор, можно сделать вывод, что ситуация в стране контролируемая.

Фото: delfi.lt
Директор Центра инфекционных болезней и СПИДа, профессор Саулюс Чаплинскас. Фото: delfi.lt

— Ситуация показывает, что люди поняли новые правила и стали вести себя более ответственно, соблюдали социальную дистанцию. Сейчас мы наблюдаем, что количество новых случаев сильно не растет. Но никогда не знаешь, в какой момент могут появиться новые вспышки. Ведь в стране много людей, у которых есть вирус, но он или еще не дал симптомов, или так и не проявится, но может быть опасен для других. Точно так же к нам в страну могут приехать новые инфицированные люди. Пока что этот процесс будет неизбежен.

Насчет того, прошла ли страна пик первой волны эпидемии, профессор Чаплинскас говорит осторожное «будем надеяться, что он уже позади».

— Но где гарантия, что этот пик не повторится? Все подразумевают, что осенью начнется вторая волна эпидемии. Но, скорее всего, этот вирус будет циркулировать постоянно, и только время от времени мы будем иметь волны. Желательно, чтобы последующие пики не были выше достигнутого. В таком случае наши лечебные учреждения и дальше будут справляться с нагрузкой. У нас не было ситуации, чтобы кто-то умер от того, что ему не хватило оборудования, лекарств или человек не дождался госпитализации, как это было в других странах — Италии, Испании, Америке. В этом и суть, чтобы пик не перешел черту, когда мы не можем делать все максимально по науке.

Решение о введении карантина литовское правительство приняло 13 марта, на тот момент в стране было подтверждено всего шесть случаев заражения. Эту меру профессор Чаплинскас считает правильной и своевременной.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— На примере того, что случилось в других странах, было понятно, как быстро вирус может распространяться и насколько это опасно. Все уже забыли, но когда 30 лет назад учреждались центры по борьбе со СПИДом, тоже казалось: зачем создавать какой-то центр для болезни, которой болеют единицы? В случае коронавируса было важно предвидеть и принять меры вовремя. Сейчас мы видим, что, например, Беларусь, Россия, Америка, Великобритания с этим опоздали. Карантин сам по себе не цель. Цель — это как можно быстрее выявить инфицированных, их контакты, изолировать их, чтобы они не успели заразить других.

«Фаза полумер»

Когда в Литве подтвердили первый случай заболевания, Максимас Милта находился в 10 тысячах километров от дома. В Вильнюс он вернулся 15 марта в 23.55 — за пять минут до того, как в стране начал действовать карантин.

— Как только я прилетел в Вильнюсский аэропорт, меня встретили медицинские работники в полной экипировке. Всех пассажиров разделили на потоки — в соответствии с теми странами, из которых они возвращались. У нас измерили температуру, взяли личные данные. В случае проявления типичных симптомов коронавируса нужно было сообщить об этом на горячую линию, куда звонят все жители Литвы, которые подозревают у себя заболевание.

Максимас Милта. Фото с личной страницы в Facebook
Максимас Милта. Фото с личной страницы в Facebook

Максимас возвращался домой из России через Латвию. На тот момент ни одна из этих стран не считалась эпидемиологически опасной, поэтому тест на коронавирус у него не взяли, объясняет собеседник. Следующие 14 дней Максимас провел в обязательной самоизоляции. Но и после ее окончания на улице он бывал редко: во время локдауна были открыты только продуктовые магазины, аптеки и кафе, работающие навынос, выходить на улицу можно было только в маске и собираться максимум по двое.

Период до введения карантина Максимас называет «фазой полумер», которые носили скорее рекомендательный и полуограничительный характер: держать дистанцию, кашлять и чихать в локоть и т.п.

— В аэропортах Вильнюса, Каунаса и Паланги тестировали всех, кто прилетал из зараженных стран. Каждую неделю их список расширялся. Затем появились рекомендации ограничить работу баров и ресторанов. 12 марта последовали более решительные шаги: были отменены все массовые мероприятия на более чем 100 человек, если они проводились в помещении. Правительство закрыло детские сады, школы и университеты и рекомендовало перевести обучение в онлайн.

13 марта состоялось заседание правительства. На нем было решено, что с 16 марта в Литве вводится карантин.

Карантин по-литовски

Белорус Алексей Седура живет в Литве более 14 лет. Последние два месяца — в условиях карантина, который в очередной раз продлен — до 31 мая.

— Мы уже шутим, что у нас [показывают] «День сурка», — улыбается Алексей. — Последнюю неделю, когда карантин ослабили, все пытаются выходить на улицу, сидеть на террасах кафе, а до этого улицы были пустыми, практически все находились дома.

Во время карантина работодатели перевели сотрудников на дистанционный режим работы. Если это невозможно: например, человек работает в больнице или в продуктовом магазине, то он обязан соблюдать все меры предосторожности: быть в маске, держать дистанцию, пользоваться санитайзерами.

Собираться больше двух на улице запрещено (не считая членов семьи, например детей). Но заходить в магазин или аптеку — только по одному. С 10 апреля ношение масок в общественных местах стало обязательным.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Даже когда ввели карантин, много людей собиралось вместе и ходило гулять по лесам. Через неделю полиции пришлось объяснять, что карантин — это не отпуск. Все детские и спортивные площадки были закрыты и обнесены стоп-линиями. Для патрулирования общественных мест запустили конную полицию. С помощью дронов следили за тем, чтобы не было толп в привычных местах отдыха. Если их замечали, то высылали туда полицию. Со временем тусоваться стало сложно, — говорит Алексей.

За нарушение правил карантина предусмотрены штрафы. Сперва они равнялись 150 евро для физических лиц. С 3 апреля эту сумму повысили. Теперь она составляет от 500 до 1500 евро.

— Первый раз — это половина минимального штрафа, если оплатить его сразу, — объясняет литовец Максимас Милта. — Когда у тебя есть перспектива получить штраф в 500 евро, то, наверное, ты подумаешь, прежде чем выходить из дома без маски.

Самые строгие правила карантина действовали во время Пасхи. В марте и начале апреля число новых случаев росло на несколько десятков каждый день — от 30 до 75. Поэтому во время праздника, рассказывают собеседники, на дорогах страны стояли блок-посты, которые проверяли каждый автомобиль и спрашивали, куда те направляются. Если у водителя или пассажира в пункте назначения не было недвижимости, наличие которой они могли доказать документально, их разворачивали.

— В тот период карантин был наиболее строгий. Старались снизить количество передвижений, чтобы люди не ехали к родным, не посещали родителей, бабушек и дедушек. Мы живем на окраине города, возле нас, метрах в 500, патруль стоял на протяжении полутора суток, — вспоминает Алексей.

К слову, 18 апреля — шесть дней спустя — в Литве был зафиксирован рекордный прирост — 90 случаев в день.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Максимас рассказывает о другом примере. Если в каком-то из населенных пунктов возникала вспышка заражений, то ее старались локализовать и минимизировать риски.

— В некоторых больницах возникали очаги, например в городе Укмерге. Решение о закрытии города обсуждалось, но его все-таки не приняли. Вместо этого ввели интенсивное патрулирование. Спустя месяц произошла другая неприятная ситуация в небольшом городе Неменчине. Его можно назвать спутником Вильнюса, вроде Смолевичей для Минска. На одном из предприятий было заражено очень много людей, поэтому весь город закрыли для въезда и выезда. Как только очаги возникали, их пытались локализовать и минимизировать. Сейчас похожая ситуация происходит в одном из домов престарелых в пригороде Вильнюса.

Как школы и вузы перешли на дистанционное?

С 12 марта детские сады, школы и университеты были закрыты. Правительство рекомендовало перевести учебный процесс в онлайн, что в течение нескольких недель и сделали школы и вузы.

— Частных школ в Литве намного больше, чем в Беларуси. Для них переход на дистанционное был практически одномоментным процессом, — рассказывает Максимас Милта. — Муниципальным школам потребовалось некоторое время, поэтому с 16 марта в них начались каникулы, которые привязаны к Пасхе и обычно проходят чуть позже.

Максимас рассказывает: для некоторых школ с менее развитой инфраструктурой, особенно в сельской местности, перейти на дистанционное было не так уж просто. В первую очередь не хватало компьютеров и планшетов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
​​​​​​Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Для семей, которые в меньшей степени защищены экономически, закупались ноутбуки, чтобы дети могли учиться удаленно. В первый день, когда каникулы закончились, ощущалась нагрузка на образовательные площадки и системы. Но в итоге все стабилизировалось.

В сфере высшего образования этот переход проходил более гладко, рассказывает Максимас Милта, который столкнулся с этим процессом лично: он руководит отделом коммуникации и развития Европейского гуманитарного университета. ЕГУ был первым вузом в Литве, который еще 2 марта полностью перевел своих студентов на дистанционное.

— Для нас это не было вызовом, поскольку на тот момент половина студентов училась в дистанционной форме. Свою площадку мы разработали еще в 2007 году. У других университетов с учетом их специфики были проблемы, но в целом все прошло гладко. Ни у кого не было ни грамма сомнения насчет того, нужно ли переходить в онлайн.

«Когда число новых случаев стало стремительно расти, сомнений оставалось все меньше»

Советник премьер-министра Литвы, глава группы информирования общественности по COVID-19 Гедрюс Сурплис отмечает: с самого начала пандемии COVID-19 в стране четко понимали, что наилучшая профилактическая мера — это ограничение физических контактов.

— По этой причине Литва объявила режим чрезвычайной ситуации 26 февраля и режим карантина 16 марта. Это позволило правительству закрыть все образовательные учреждения, магазины (кроме продовольственных), организации сферы услуг, а также государственные границы.

Фото из личного архива
Советник премьер-министра Литвы, глава группы информирования общественности по COVID-19 Гедрюс Сурплис. Фото из личного архива

Почему в стране решили ввести карантин, когда было подтверждено всего шесть случаев коронавируса?

— Мы выбрали раннюю реакцию, чтобы избежать ситуации, свидетелями которой мы стали в Италии, Испании и других странах, где число зараженных и умерших было очень высоким, — говорит Гедрюс Сурплис. — Ограничение физических контактов среди населения дало нам достаточно времени, чтобы подготовить нашу медицину к возможной вспышке COVID-19. В конечном счете это позволило избежать высокого уровня инфицирования. Сейчас, поскольку мы уже несколько недель наблюдаем менее чем 1% выявленных инфицированных от общего количества проведенных в день тестов, мы вошли в фазу выхода из карантина. Многие бизнесы могут открыться вновь, детские сады начнут принимать детей с будущего понедельника, также три балтийских государства открывают границы для своих граждан и постоянно в них проживающих. Однако мы остаемся бдительными и готовыми ввести ограничения вновь, если кривая заражений COVID-19 пойдет вверх.

Несмотря на то, что на момент введения карантина в стране было только шесть задокументированных случаев COVID-19, объяснять необходимость такой меры было не нужно, рассказывает Алексей Седура.

— Да, многие говорят сейчас: «Зачем мы вводили карантин, если каждый год даже гриппом болеет больше?» Но никто не знает, какой была бы ситуация без карантина.

По словам Алексея, с первых дней эпидемии в СМИ выступало много врачей и ученых, все вопросы они объясняли с медицинской и научной точек зрения.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Врачи рассказывали о коронавирусе адекватно и понятно. Каждый второй день появлялись мнения вирусологов, эпидемиологов. Решения правительства очень похожи на действия Германии. Оно прислушивалось к ученым и врачам.

Максимас Милта считает, что определяющим фактором в решении ввести карантин было и то, что большинство стран ЕС также стало использовать эту меру.

— На первых этапах наблюдался некоторый вакуум действий ЕС в отношении пандемии, но консультации между соседями происходили. К 16 марта практически весь Европейский Союз оказался на карантине. Все смотрели, что происходит вокруг. И понимали, какое количество людей перемещается в Шенгенской зоне.

Вначале отношение к карантину, если судить по реакциям лидеров мнений в Литве, было двояким, говорит Максимас.

— Но когда число новых случаев стало стремительно расти, у нас всех сомнений оставалось все меньше. Например, 21 марта было подтверждено с начала вспышки 99 случаев, 22 марта — уже 143. Увеличение практически в полтора раза.

Фото: Инга Шкелер, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Инга Шкелер, TUT.BY

В апреле компания Baltijos tyrimai опросила 510 жителей Литвы старше 18 лет. Они положительно оценили объявление карантина и меры, которые предпринимались во время действия этого режима, а также закрытие границ и ограничение перемещения.

Критике подверглись отсутствие защитных средств для врачей, небольшой объем тестирования, долгое ожидание результатов в начале эпидемии и недостаточный контроль за прибывшими из-за границы во время самоизоляции.

— В Литве живет меньше 3 миллионов человек, здесь каждый случай на виду, — говорит Алексей Седура.

Доверяют ли в Литве официальным данным?

— В чем не было сомнений, так это в прозрачности данных, — говорит Максимас Милта и как специалист по коммуникациям отмечает: — Скорее, была некоторая суматоха с точки зрения коммуникации, какие министерства за что отвечают — первое время этот процесс не был ясен и кристаллизован.

Сейчас, рассказывает Милта, обновленные данные публикуются каждый день примерно в одно время на сайте koronastop.lrv.lt, пресс-конференции чиновников и политиков проходят по понятному графику — каждый день в 10.00. Часто на них присутствуют лидеры мнений, писатели, музыканты, которые представляют разные мнения и точки зрения. Недавно, например, на такую конференцию приходила группа, которая должна была представлять Литву на «Евровидении».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Все жители Литвы знают, что каждую вторую среду в 13.00 проходят заседания правительства, на которых до сих пор объявляли о продлении режима карантина и его условиях. Накануне публикуются все документы. Само заседание проходит онлайн, его может увидеть каждый житель страны.

— При этом эксперты открыто заявляют, что число всех случаев нужно умножать минимум на три, — говорит Алексей Седура. — Когда был пик, когда установилось плато — все это высчитывали и публиковали математики. Было несколько прогнозов. По одному из них пик должен был наступить в начале мая, но это оказалось неправдой. По факту получилось, что основная нагрузка была в апреле, к маю началось затухание.

По данным советника премьер-министра Гедрюса Сурплиса, Литва достигла пика немного раньше — на третьей неделе марта. В тот момент процент выявленных случаев заражения по отношению к общему количеству выполненных за день тестов достигал 14 процентов.

— Абсолютное большинство случаев на начальном этапе было завезено людьми, которые возвращались домой после отпуска за границей. Несмотря на тот факт, что Литва закрыла свои границы, мы сумели возвратить домой 6 тысяч граждан Литвы, застрявших на разных континентах. После этого они были обязаны строго изолироваться на 14 дней. Начиная с апреля мы сдерживали кривую случаев заражения COVID-19 ниже 3 процентов от проведенных за день тестов. В течение последних недель — ниже 1 процента.

В чем, по мнению литовского правительства, успех того, что за два месяца стране удалось свести количество новых случаев заражения к единицам, тестируя при этом несколько тысяч в день?

— Главная причина — строгий локдаун и ограничение физических контактов, обеспечение необходимыми средствами медицинской защиты и аппаратурой, а также, я бы сказал, сознательность людей. Мы можем видеть обнадеживающую картину, поскольку Литва находится среди мировых лидеров по количеству тестов, которые мы проводим каждый день. Ежедневно мы тестируем примерно 7 тысяч человек. В настоящее время, когда мы постепенно ослабляем карантин, делаем это крайне осторожно и строго следуем рекомендациям лучших литовских ученых, которые собрались в группу, чтобы помочь правительству.

За что литовцы критикуют правительство

Главных объектов критики у жителей Литвы три: нехватка средств защиты для медиков в начале эпидемии, бюрократия при выделении помощи бизнесу, тесты.

— Сперва у людей было разочарование, — рассказывает Максимас Милта. — До начала эпидемии министр здравоохранения заявлял о государственном резерве средств защиты. На деле оказалось, что первое время медикам остро не хватало СИЗов. Даже если что-то и было в запасе, этого явно оказалось недостаточно. В том числе из-за этого поначалу было немало случаев заражения врачей в больницах и поликлиниках.

В первые две недели карантина сильно взлетели цены на маски в аптеках — почти в два раза. Теперь их хватает, цены снизились. К слову, маски и безрецептурные лекарства в Литве можно заказать доставкой — для этого необязательно идти в аптеку, уточняет Милта.

— В этой ситуации мэр Вильнюса продемонстрировал явное лидерство, — отмечает Максимас. — Правительство скорее реагировало на ситуацию, в то время как Вильнюс стремился вести себя проактивно, перехватывать повестку и планировать наперед, а не реагировать на то, что уже произошло.

Это касалось разных вещей, рассказывает Масимас, — от закупки средств индивидуальной защиты для врачей и аппаратов ИВЛ для пациентов до создания облачных сервисов с информацией, где любой житель Вильнюса и страны в целом мог в режиме реального времени увидеть, сколько есть свободных мест для госпитализации или какой запас масок остался в определенной поликлинике.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Чтобы помочь медикам и обеспечить их средствами защиты, в Литве был инициирован сбор. Сперва жители страны собрали 500 тысяч евро на закупки СИЗ, в последующем — три миллиона.

— Правительство Литвы также объявило о том, что будет открыт благотворительный счет, на который граждане и организации смогут перечислять средства. Бывший президент Литвы Даля Грибаускайте согласилась возглавить наблюдательный совет этого благотворительного сбора. У нее довольно высокий рейтинг и процент доверия.

В какой-то период в стране не хватало тест-систем для диагностики коронавируса, рассказывает Максимас. Однако после ситуация нормализовалась.

Недавно, рассказывает Максимас, трем тысячам человек предложили поучаствовать в исследовании, чтобы понять, какое количество людей переносят заболевание в бессимптомной форме. В число этих трех тысяч попал и Максимас. У него взяли мазок, в течение суток пришла СМС с результатом — он оказался отрицательным.

Какой процент литовцев является бессимптомными носителями вируса или уже перенесли заболевание в легкой форме? По словам профессора Чаплинскаса, ответить на этот вопрос можно будет тогда, когда в стране широко внедрят тестирование крови на антитела к COVID-19.

— Пока это только намечается. Говорить, сколько людей уже перенесли коронавирус, сколько заразились и как в целом вирус циркулирует, пока рано. Но на примере одного города — Неменчине — можно сказать так. Когда протестировали три с половиной тысячи жителей, то примерно у 2,5% обнаружили антитела. Хотя стандартные тесты, проведенные с помощью методики ПЦР, выявили гораздо меньшее число. Правда, нужно иметь в виду, что этот город — особый случай, поскольку там была вспышка.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Еще в начале карантина правительство Литвы заявило о поддержке самозанятых граждан и бизнеса на 2 миллиарда долларов. Мера, рассказывает Максимас Милта, многими была воспринята положительно, но воплощается она довольно медленно.

— Администрирование пакета финансовой помощи происходит не так, как хотелось бы. Бизнесы сталкиваются с чрезмерной бюрократизацией процесса. Хотя уже есть те, кто успел получить поддержку. Зато банки Литвы довольно быстро приняли решения о предоставлении кредитных каникул.

Недавно правительство высказало идею оказать поддержку в виде единовременных выплат для наиболее социально чувствительных групп. Например, пенсионерам хотят выплатить по 200 евро.

— И это хотят сделать во второй половине лета, ориентировочно в августе, что подозрительно близко к парламентским выборам, которые должны состояться в октябре. Это решение воспринимается неоднозначно, — говорит Милта. — Никто не сомневается, что поддерживать пенсионеров нужно. Но такое совпадение сроков кажется несколько странным. Все мы ждем, как будет выглядеть страна после 31 мая.

Что будет после выхода из карантина?

Профессор Чаплинскас считает, что карантин нужен был Литве в том числе, чтобы сформировать новые модели поведения у населения.

— Мы должны научиться жить в другом мире — мире с «ковидом». С другой стороны, тут нет ничего нового, если подумать, что болезни, передаваемые воздушно-капельным путем, особенно в холодное время года, всегда с нами. Примерно 5−10 процентов населения каждый год болеет гриппом, среди детей этот показатель достигает 20 процентов. На стационарное лечение гриппа и других простудных заболеваний ежегодно уходит 25 миллионов евро. Уже сейчас мы видим, что случаев гриппа у нас стало гораздо меньше из-за предпринятых мер. Также замечаем, что снизилось количество случаев аллергических заболеваний. Правила инфекционного контроля должны соблюдаться не только в лечебных учреждениях, но и везде. И всегда. Мы просто привыкли к тому, что эти вирусы, с которыми мы живем, стали не столь опасны. Должно меняться отношение людей к инфекционным заболеваниям, потому что считалось, что мы их победили. Но оказалось, что нет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

По словам профессора Чаплинскаса, после выхода из локдауна эти правила поведения должны стать новой нормой — на улице, в семье и на работе, в учебных учреждениях. Также важно расширять тестирование населения как на коронавирус, так и на антитела к COVID-19.

— Нужно проверять население как можно шире, в том числе по желанию. Особое внимание нужно уделить не только людям с симптомами и их контактам, но и определенным группам, подверженным бóльшему риску заразиться или перенести болезнь в тяжелой форме. Это медработники, сотрудники аптек, пожилые люди, проживающие в домах престарелых, шелтерах, пациенты лечебных учреждений.

На данный момент тесты на коронавирус можно сдать в трех случаях, объясняет советник премьер-министра Литвы.

Первый — если кто-то обнаруживает у себя симптомы, похожие на COVID-19, он или она звонит на общую линию 1808 и идет в один из мобильных пунктов тестирования, доступных в 10 самых крупных городах.

Второй — если человек старше 60 лет чувствует признаки заболевания, он или она звонят в 112, скорая приезжает и забирает его или ее для того, чтобы провести все необходимые тесты.

Третий — в обязательном порядке тестирование на коронавирус проходит медицинский персонал, сотрудники полиции и пограничной службы, люди, работающие на кассах, сотрудники аптек и некоторые другие группы, которые подвержены наибольшему риску получить инфекцию.

— Также, если мы видим вспышку заболевания в каких-то местах (городах, местностях или организациях), мы проводим тестирование всех в полном объеме. Такие случаи у нас были в Укмерге, Неменчине и некоторых госпиталях, — говорит Гедрюс Сурплис.

Сейчас результаты готовятся за 24 часа, анализами занимаются 12 лабораторий в стране.

По данным на 14 мая, смертность в Литве составляет 3,3 процента (54 умерших на 1511 выявленных случаев заражения). По данным Гедрюса Сурплиса, только один умерший был младше 60 лет.

— Тенденция, что новый коронавирус крайне опасен для людей в возрасте, очень ясно проявляется в нашей стране. Сейчас, когда рестораны, музеи и библиотеки открылись, мы рекомендуем пожилым гражданам воздержаться от их посещения. Или делать это с особой осторожностью.

Что происходит с экономикой страны

6 мая национальный карантин в Литве продлили до конца месяца. Но уже сейчас происходит постепенное ослабление. Открылись парикмахерские, террасы кафе и ресторанов, которые до этого работали только в режиме навынос.

Максимас Милта считает, что Вильнюс старается использовать ситуацию эпидемии в качестве возможности.

— На прошлой неделе объявили о том, что четыре улицы станут пешеходными. С 1 июля вводится запрет на транзитный проезд машин через город. Так Вильнюс хочет постепенно ограничить присутствие машин в старом городе.

Максимас отмечает, что эпидемия консолидировала общество и разные секторы экономики.

— Например, анализы на коронавирус исследуют не только государственные лаборатории, но и частные. В том числе университеты включились в этот процесс. Каунасский технологический университет проверяет качество средств индивидуальной защиты. Вильнюсский университет отдал одну из своих лабораторий для того, чтобы она делала анализы. Математики университета разрабатывали модели, как будет расти кривая случаев заражений, периодически их обновляли. Важно было увидеть, что эпидемия касается не только государства — у каждого, в том числе бизнеса, есть своя роль в этом, в борьбе с коронавирусом участвуем мы все.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

С 15 мая между Литвой, Латвией и Эстонией открываются границы. Также восстанавливается авиасообщение — первые рейсы из Литвы полетят во Франкфурт и Ригу. 18 мая в Литве открываются детские сады.

По предварительным данным литовской статистики, в первом квартале 2020 года валовой внутренний продукт снизился на 0,2%. ВВП на душу населения снизился с 4565 евро в четвертом квартале 2019-го до 4039 евро в первом квартиле 2020-го. Безработица выросла, но незначительно. В конце 2019 года она составляла 6,4 процента, в первом квартале 2020-го — 7,1%.

По данным опроса, проведенного по заказу компании Scorify, 46% жителей Литвы отметили, что их доходы с началом карантина уменьшились, 16% — что доходы снизились значительно — в два раза и более, пишет delfi.lt. 40% участников опроса надеются, что их удастся восстановить в течение 6 месяцев.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close