В Беларуси один из самых низких уровней смертности от COVID-19 — повод радоваться или насторожиться

covid-19В миреВ стране
0
0
Поделись с друзьями

Согласно официальным данным, число заразившихся коронавирусом в нашей стране уже находится на уровне наиболее пострадавших от пандемии европейских стран с сопоставимым населением — Португалии, Швейцарии и Швеции (в которой так же, как и у нас, нет карантина), хотя до лидера этого мини-списка — 11-миллионной Бельгии, в которой уже более 55 тысяч заболевших, судя по информации белорусского Минздрава, нам пока далеко, пишет tut.by.

И если цифры зараженных у нас вполне «европейские», то официальные данные о смертности — одной из самых низких на планете — у кого-то вызывают гордость, а у некоторых — недоверие. Разбираемся, что стоит за цифрами и кого относят к жертвам COVID-19 в разных странах.

По данным Минздрава на 22 мая, в Беларуси зафиксировано 34 303 случая COVID-19. Умерли 190 пациентов, что составляет 0,55% от количества заразившихся.

Фото: Reuters

Какие случаи нужно включать в статистику

Для учета смертности от COVID-19 различные страны чаще всего прибегают к соответствующим рекомендациям, выпущенным Всемирной организацией здравоохранения. Согласно этому документу, смерть от COVID-19 фиксируется в случаях, когда заражение вирусом подтверждено или даже предполагается, нет явной альтернативной причины гибели вроде травм, а также если человек все еще был болен на момент смерти. В рекомендациях также поясняется, что такую смерть не следует объяснять другим заболеванием (к примеру, если у пациента был рак), а в свидетельстве о смерти и других подобных документах нужно указывать всю последовательность течения болезни, включать как можно больше деталей на основе медицинских записей и лабораторных тестов: если COVID-19 вызвал пневмонию и дыхательную недостаточность, оба эти проявления, а также факт наличия вируса должны быть отражены в заключении. Если умерший имел хронические заболевания, они также указываются. Еще ВОЗ советует не использовать термин «коронавирус» в заключениях о смерти, так как под него подпадает большое количество различных возбудителей болезни, что может породить разночтения в классификации конкретной смерти, и рекомендует заменять его на более конкретный — COVID-19.

TUT.BY обратился в Минздрав с просьбой предоставить статистику по возрастным группам умерших с коронавирусом. В ведомстве сообщили, что такая статистика может появиться уже после окончания пандемии и что на данном этапе анализ по возрасту жертв с коронавирусом не проводится. Рассказать, кто попадает в статистику умерших с коронавирусом, нам тоже не смогли, сославшись на то, что ожидают от ВОЗ рекомендаций по методологии.

Как в Беларуси со смертностью по сравнению с другими странами

В лидерах по доле умерших от COVID-19 по отношению к общему числу заболевших в основном страны Европейского союза и Латинской Америки. Для первых это отчасти объяснимо количеством проводимых тестов на душу населения и политикой в области включения в статистику умерших всех, у кого был выявлен вирус.

Топ-15 стран с самой высокой зарегистрированной смертностью
Среди стран с населением более миллиона человек, где выявили более 1000 зараженных и провели более 1000 тестов на миллион.

Беларусь же, по данным на 19 мая, занимала восьмое место в мире в списке стран с наименьшей смертностью от COVID-19, расположившись рядом со странами Персидского залива, некоторыми государствами СНГ и Африки.

Топ-15 стран с самой низкой зарегистрированной смертностью

Среди стран с населением более миллиона человек, где выявили более 1000 зараженных и провели более 1000 тестов на миллион.

Естественно, число выявляемых случаев смерти от COVID-19 находится в прямой зависимости от количества проведенных тестов. В подсчетах, касающихся тестирования, есть различия: одни страны считают количество протестированных людей, другие же — сделанных тестов (если нет явных симптомов, для точного диагностирования обычно требуется проведение нескольких лабораторных исследований).

В любом случае, с развитием эпидемии в отдельно взятой стране должно увеличиваться количество протестированных, появляться больше однозначности в диагностике уже имеющихся подозрительных случаев — и, как следствие, ежедневный процент умерших непосредственно от COVID-19 должен в перспективе расти. Однако такой рост можно наблюдать, к примеру, в статистике стран ЕС, а вот те государства, где по официальным данным самый низкий уровень смертности, уверенно демонстрируют стабильный, а не скачкообразный прирост числа новых случаев.

Методология подсчета

В разных странах наблюдаются существенные различия в подсчете количества умерших от COVID-19. Некоторые государства считают только тех умерших, у кого в графе «основная причина смерти» значится COVID-19. А в Германии и Швеции, например, достаточно упоминания COVID-19 в любой из граф посмертного заключения для учета в соответствующей статистике.

Также для некоторых стран важно, чтобы коронавирус был диагностирован посредством тестов (Швеция); другим же, как Бельгии, хватает задокументированных подозрений лечащего врача для того, чтобы включить умершего в показатели смертности от COVID-19.

Великобритания публикует ежедневные отчеты по умершим, у которых тесты показали вирус, а в еженедельные включает даже подозрительные случаи. Кто-то считает только умерших в больницах (Италия; Великобритания до конца апреля считала именно так); другие же включают и тех, кто скончался у себя дома, а также в интернатах, домах престарелых и подобных учреждениях (Франция, Германия).

США же столкнулись с проблемой отсутствия единой системы диагностики и информирования, отдельные штаты по-разному ведут статистику умерших, а местный Центр по контролю и профилактике заболеваний получает информацию о более трети случаев с серьезной задержкой.

Фото: Reuters

Так или иначе, значительное число стран озвучивает методологию учета и подсчета умерших. Мало того, многие из них даже пытаются дополнить статистику людьми, умершими несколько недель или даже месяцев назад: некоторые подозрительные случаи, произошедшие на раннем этапе распространения болезни, сейчас пересматриваются, иногда сохранившийся лабораторный материал можно протестировать на COVID-19. Лишь с течением времени ученые и медики поняли, что вирус может поражать сердечно-сосудистую систему так же сильно, как и легкие, поэтому многие жертвы пандемии, умершие от проблем с сердцем на раннем этапе распространения вируса, не были и скорее всего не будут включены в подсчет умерших.

Зачем нужны цифры

Во многих странах метод учета умерших от COVID-19 в официальной общегосударственной или региональной статистике обнародован и понятен. Естественно, подсчитать всех жертв вряд ли возможно, учитывая масштаб пандемии. К примеру, The New York Times заявляет о как минимум нескольких десятках тысяч неучтенных смертей от COVID-19 по всему миру, проанализировав открытые данные о смертности и погребении из более чем двадцати стран.

Например, власти Индонезии сообщали о менее чем четырехстах случаях смерти от COVID-19 за март-апрель в столице страны Джакарте. В это же время официальная статистика зафиксировала увеличение по сравнению с аналогичными периодами предыдущих лет количества захоронений более чем на 3300. Похожая ситуация в Эквадоре: там стало на более чем 10 тысяч смертей больше, чем в аналогичные периоды последних трех лет, однако официальные данные говорят о том, что в стране с начала эпидемии от COVID-19 умерло в четыре раза меньше людей. Также существует проблема корректности таких оценок: люди могли умереть от естественных причин вследствие того, что система здравоохранения в основном занималась больными COVID-19, а обычные госпитализации и выезды скорой существенно сократились.

Фото: Reuters

Однако стремление к точности и правдивости официальной статистики, а также предоставление данных о возрастном и территориальном распределении жертв необходимы для более достоверной картины эпидемии и продиктованы желанием обезопасить общество, особенно в условиях отсутствия общенационального или регионального карантина. Граждане могут получить ответы на вопросы: насколько опасно подхватить COVID-19 в отдельной стране, насколько опасно находиться в отдельном регионе, как с ситуацией справляется система здравоохранения, оправданно ли жертвовать силами, временем и деньгами, чтобы обезопасить себя и своих близких. Ведь если ситуация усугубится, каждый гражданин должен осознавать существующие риски, если же он не располагает всей доступной информацией, то и ответственных и взвешенных действий от него требовать нельзя — отчасти решение приняли за него.

Анализ смертельных случаев в Беларуси

Так как в официальной статистике по умершим от COVID-19 в Беларуси приводится только их количество, мы проанализировали сообщения о подобных смертях в СМИ за период с начала эпидемии в нашей стране. Получился список из 62 достоверных случаев, где известен регион, пол и возраст умерших, а также обстоятельства смерти и диагноз. Подчеркнем, что дальнейший анализ именно этой информации продиктован лишь отсутствием таковой от Министерства здравоохранения Беларуси или иных официальных органов и не претендует на полную достоверность и объективность. Это лишь попытка установить некоторые тенденции и сравнить ситуацию в нашей стране с ситуацией в других государствах.

Согласно анализу 62 смертельных случаев в нашей стране, средний возраст жертв — 55 лет. В Западной Европе, к примеру, этот показатель составляет около 80.

По возрастной структуре в Беларуси преобладают случаи в группе 50−59 лет. В остальном мире от COVID-19 больше всего страдают люди старше 65 лет. Оправданно было бы ожидать, что в странах с близкой к белорусской долей пожилых людей будет наблюдаться схожая с нашей страной картина. По данным Всемирного банка, в Беларуси лишь немногим менее 15 процентов населения перешагнуло рубеж 65 лет. В России — чуть более 14,7 процента, в Китае — менее 11 процентов; в то время как в Германии таких людей 21,5 процента, а в Италии — 22,7. Однако и в России, и в Китае наблюдаются общемировые тенденции смертности в группе старше 60−65 лет.

Так как выше была проанализирована лишь примерно треть от официального числа смертельных случаев, вызванных COVID-19 в Беларуси, то реальное положение дел может оказаться иным. Картина может существенно измениться, приблизившись к общемировым показателям, если окажется, что оставшиеся две трети умерших — люди старше 70 лет. Однако ввиду отсутствия каких-либо официальных данных на этот счет достоверные выводы сделать пока невозможно.

// TUT.BY

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close