«Вам — телеграмма!». История о белорусском телеграфе, на смену которого пришли смс и вайбер

В странеОбщество
0
0
Поделись с друзьями

В 1859 году в Беларуси появилась первая телеграфная линия, которая связала Минск и Бобруйск. TUT.BY рассказывает, какие ограничения существовали перед работниками телеграфа (например, женщины могли выходить замуж только за коллег), сколько они зарабатывали и как боролись за свои права.

Велопосыльные телеграфной компании ADR в Индиане, США. 1908 год. Фото: wikipedia.org
Велопосыльные телеграфной компании ADT в Индиане, США. 1908 год. Фото: wikipedia.org

Где находился телеграф?

В центре Бобруйска, на углу теперешних улиц Чонгарской (ранее Ольховской) и Карла Маркса (ранее Слуцкой 2-й, а затем Скобелевской), стоит полуразрушенное здание. Два года назад поляк Роберт Битнер, приехавший в город в поисках бобруйских корней своих дедов и прадедов, попросил меня показать ему это сооружение. Ведь именно в нем после 1897 года находилась почтово-телеграфная контора, где служили его прадеды — Зинаида Битнер и ее муж Виктор. Накануне революции 1917 года они уехали из Бобруйска.

Каменный дом Битнеров на улице Минской не сохранился, могилы на местном кладбище не сохранились, а старое здание с почтово-телеграфной конторой все еще держится, хотя и зияет пустотами окон.

А раньше в этом здании находилась фешенебельная по тем временам гостиница «Березина и Европейская». Почтово-телеграфная контора размещалась на первом этаже (вход с улицы Ольховской). Когда-то Кароль Незабытовский (в будущем стал сенатором и министром Польши) придумал устроить в своей гостинице крытый зимний сад с уникальными растениями. Теперь же здесь красуются бурьян и пробившиеся деревца. А дверной проем прежней почтово-телеграфной конторы закрыт кирпичной кладкой…

Почтово-телеграфная контора по улице Ольховской. 1906 г. Фото: Бобруйский краеведческий музей
Почтово-телеграфная контора по улице Ольховской. 1906 г. Фото: Бобруйский краеведческий музей

Коммерческая эксплуатация электрического телеграфа впервые началась в Лондоне в 1837 году. А уже через 22 года в одном из номеров газеты «Минские губернские ведомости» появилась колонка под заголовком «Распоряжения начальства», подписанная вице-губернатором Лучинским.

— Объявляется повсеместно, что в Минской губернии устроены телеграфные станции в городах Минске и Бобруйске, которые открыли действие 27 ноября 1859 года.

Минская почтово-телеграфная контора размещалась в доме гражданина Кориозовича на улице Губернаторской, 34 (теперь улица Ленина). В том же здании находились почтовая служба, отдел распространение печати, аппаратная телеграфная, коммутаторы телефонной службы.

Центральный вход гостиницы. Фото: Галина Чирук
Центральный вход гостиницы «Березина и Европейская». Фото: Галина Чирук

А вот где сначала располагалась первая почтово-телеграфная контора и телеграфная станция в Бобруйске, точно неизвестно.

— Есть предположение, что в 19 веке они находились на улице Почтовой (в конце 1920-х ее переименовали в Заводскую). Это недалеко от нынешней улицы Ленина, в прошлом — Лукской. Именно по Лукской улице прежде и пролегал основной путь на Минск. Эта улица приводила в Бобруйскую крепость через главные Минские ворота, — рассказывает Александр Бебчик, сотрудник Бобруйского регионального узла «Белпочты». Он ссылается на данные военно-топографической карты Российской империи 1846−1863 годов авторства Шуберта и Тучкова.

В начале 19 века началось строительство Бобруйской крепости, с ее территории на форштадты (поселения вне города или крепости) были вынесены все присутственные места (государственные учреждения), в том числе и уездная почтовая контора. Специально для нее в 1818-м был построен деревянный дом. Скорее всего, почтовая контора и дала название улице Почтовой. А на заре развития телеграф входил в почтово-телеграфное ведомство.

Замуж — только за своих

Аппарат Морзе. Фото: Бобруйский узел почтовой связи
Аппарат Морзе. Фото: Бобруйский узел почтовой связи

Еще до появления телеграфа, в 1812 году, Почтовый департамент стал частью Министерства внутренних дел. Все поступающие на службу чиновники (сначала лишь почтовые, а затем и почтово-телеграфные) давали присягу и две подписки: «О непринадлежности к масонским ложам и другим тайным обществам», а также о неучастии в забастовках. Все работники должны были иметь заключение о политической благонадежности. За ними была установлена слежка, чтобы не допустить проникновения революционной пропаганды.

Почтовики и телеграфисты должны были доносить в полицию о содержании подозрительной корреспонденции. Просматривалась вся личная и служебная корреспонденция, копировались отдельные письма, изымались вызывающие подозрения телеграммы. Под особым присмотром были и все операции по приему и выдаче денежных сумм.

При приеме на работу действовали ограничения по национальности и вероисповеданию. Упоминания о них неоднократно встречаются в воспоминаниях сотрудников, но без конкретики. Предположу, что речь шла о евреях. Политика Российской империи была откровенно антисемитской. А в конце 19 века население Бобруйска на 70% составляли евреи, в городе было около 40 синагог.

Женщины были допущены на работу в почтово-телеграфное ведомство лишь в 1864-м, но только на самые низкие должности. В основном на работу брали жен своих же служащих. Например, на минской станции работала телеграфистка Анна Ивановна Гольевская, жена начальника станции. На бобруйской — Леонтина Казимировна Эрн, также жена начальника. При этом от них требовался весьма высокий по тому времени образовательный ценз: среднее образование и знание не менее двух иностранных языков.

А незамужние молодые телеграфистки долгое время вообще не могли найти мужей за пределами почтово-телеграфного ведомства. Лишь с 1908 года им официально разрешили вступать в брак с другими мужчинами, но «по испрошению на сей предмет разрешения надлежащего начальника».

Кто работал на телеграфе?

Посыльные телеграфной компании Postal Telegraph, США. 1910-е годы. Фото: wikipedia.org
Посыльные телеграфной компании Postal Telegraph, США. 1910-е годы. Фото: wikipedia.org

В «Памятной книжке Минской губернии», изданной в 1870-м, указано, что Минскую телеграфную станцию за три года до этого возглавил коллежский асессор Николай Карлович Гольевский, награжденный медалью в память Крымской войны (1853−1856). По вероисповеданию он был лютеранин. Старшим телеграфистом работал Михаил Богуславович Рейбниц, также лютеранин. А третьим сотрудником станции была супруга начальника — упомянутая телеграфистка Анна Гольевская.

Почему сотрудников было так мало? Предположу, что обязанности телеграфистов какое-то время распределялись между работниками, до этого служившими в почтовом ведомстве. Позже произошла реорганизация, и в штате появилось большее число телеграфистов.

Год постройки гостиницы «Березина и Европейская» сохранился на фронтоне. Фото: Галина Чирук
Год постройки гостиницы «Березина и Европейская» сохранился на фронтоне. Фото: Галина Чирук

В пользу этой версии свидетельствует и число сотрудников Бобруйской телеграфной станции. В 1870-м там работали 14 человек (начальник станции, обер-телеграфист, старший механик, старшие и младшие телеграфисты). Тогда станцией руководил титулярный советник Эдуард Вернерович Эрн. Участник Крымской войны, он участвовал в подавлении восстания Калиновского. Интересно, что весь коллектив в основном состоял из лютеран (за исключением двух католиков и одного православного).

В 1878-м на станции работали уже 20 человек. В этом нет ничего удивительного, ведь телеграф становился все более актуальным средством связи. Например, в 1909-м на бобруйской телеграфной станции было семь аппаратов Морзе, на которых осуществлялась связь с Минском, Гомелем, Паричами, Глуском, Осиповичами, Старыми Дорогами и Уречьем (теперь городской поселок в Любанском районе). Минск с 1910 года обменивался телеграммами с Петербургом, Москвой, Киевом, Варшавой, Черниговом.

Неблагонадежные связисты

Бобруйский рынок с высота птичьего полета. На заднем плане справа гостиница «Березина и Европейская». Начало 20 века. Фото: Бобруйский краеведческий музей
Бобруйский рынок с высоты птичьего полета. На заднем плане справа гостиница «Березина и Европейская». Начало 20 века. Фото: Бобруйский краеведческий музей

Казалось бы, у телеграфистов была элитарная работа. Но в реальности все было не так просто.

Они получали низкую заработную плату — 24−36 рублей. Для сравнения: в 1901 году инженер одного из минских предприятий зарабатывал 70 рублей в месяц, его помощник — 50, кочегар — от 17 до 30, сторож — 12 рублей. Но большая часть этой суммы уходила на жилье и еду.

У связистов был ненормированный рабочий день по 12−14 часов. Его продолжительность зачастую определялась количеством поступившей за день корреспонденции. Отпусков почтово-телеграфным работникам не полагалось. Только в крайних случаях по распоряжению начальника конторы позволялись отлучки до 7 дней, иногда больше. Считалось, что взамен отпусков служащие могли отдыхать в праздничные нерабочие дни.

Незавидным было и положение учеников почтово-телеграфных контор. Для поступления на службу чиновником в почтово-телеграфное учреждение необходимо было иметь оконченный курс городского училища, четыре класса гимназии или другое приравненное образование. Во время учебы, которая продолжалась шесть месяцев, им ничего не платили.

Несмотря на строгие требования и предписания начальства, не все служащие отличались благонадежностью. Начальники контор регулярно докладывали в Минский почтово-телеграфный округ, что некоторые связисты замечены в распространении листовок и революционной литературы. Такие доклады приходили из Бобруйска, Речицы, Орши, Щедрина (деревня в Жлобинском районе), Логойска.

Среди участников I Всероссийского съезда почтово-телеграфных служащих, состоявшегося в ноябре 1905-го, были и делегаты из Беларуси — из Минской, Витебской и Виленской контор. Съезд потребовал у правительства улучшить материально-правовое положение служащих и вернуть всех уволенных. Стачка связистов началась 15 ноября 1905 года. В 18.00 по телеграфу был передан условный сигнал забастовки: «АГИПТЧ». Первыми ее начали почтовики и телеграфисты в Несвиже, их поддержали рабочие Либаво-Роменской железной дороги, о чем также сообщили телеграммой. Не осталась в стороне и Бобруйская почтово-телеграфная контора. Забастовщики требовали улучшения условий труда и увеличения размера зарплаты, вернуть на работу ранее уволенных коллег.

Старая гостиница сегодня зияет пустотами окон. Фото: Галина Чирук
Старая гостиница сегодня зияет пустотами окон. Фото: Галина Чирук

Но их демарш в основном закончился неудачей. Забастовка была подавлена, многие бобруйские служащие были уволены или понижены в разрядах. Правда, позже их снова приняли на работу, восстановили прежние разряды. А вот коллег, за которых они боролись, так и не вернули.

Кстати, с революцией у бобруйских телеграфистов связана забавная история. В 1923 году рабочему комитету Бобруйской окружной конторы связи вручили за трудовые заслуги Красное знамя из алого бархата. А в 1941-м нацисты… вывезли его в Германию. Притом что на знамени было написано: «Пралетарыi ўciх краеў, злучайцеся! Увесь сьвет мы зьвяжам аднэю камунiстычнай думкай. Рабачком Бабруйскай Акр. Канторы сувязi» (орфография и пунктуация сохранены). Наверное, никто не удосужился им перевести текст. В послевоенном 1946-м знамя вернули в Бобруйск.

Как завершилась история телеграфа? В 2008-м в Беларуси был осуществлен проект интеграции телеграфной сети и сети передачи данных. Теперь телеграммами регулярно пользуются лишь силовики, спасатели и синоптики. А фраза «Вам — телеграмма!» осталась в памяти лишь у старшего поколения белорусов.


В тексте использованы материалы из фондов Бобруйского краеведческого музея, предоставленные Бобруйским региональным узлом почтовой связи РУП «Белпочта» и Бобруйским узлом электросвязи РУП «Белтелеком».

// TUT.BY

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий