АЭС запускают! Репортаж из белорусского атомграда

Регион
0
0
Поделись с друзьями

Onliner на рубеже исторического события. Стоим у стогов сена, разбросанных вокруг АЭС, и смотрим на красно-зеленое здание реактора, который вот-вот оживет. Уже сегодня дяди в костюмах и белых касках начнут забрасывать ядерное топливо в большую топку, чтобы через несколько месяцев получить первое электричество. Если рождением станции мы будем считать получение первой энергии, то сегодня у нее начались схватки. Приехали к роддому и нервно курим у входа.

«Атомку» уже запускают? Серьезно?! 

Если образ с беременностью от вас далек, то вот еще один. Сегодня специалисты провернули ключ зажигания и начали плавно выжимать сцепление. Все это происходит в режиме слоу-мо, а потому процесс может длиться больше недели: большой красной кнопки с надписью «Пуск» здесь нет. Команда специалистов начала сложный процесс загрузки топлива, финалом которого станет выработка энергии. Все это называется физическим пуском, за которым последует энергетический. Вероятно, попробовать свеженькое электричество мы сможем уже осенью.

Ядерное топливо загружается в реактор с помощью специальной перегрузочной машины. Выглядит оно совсем не так, как в «Симпсонах». На самом деле это топливные кассеты, внутри которых находятся циркониевые трубки с урановыми таблетками.

После погрузки начинается управляемая ядерная реакция, в результате которой выделяется тепло. Оно превращает воду в пар, который под большим давлением вращает турбину. Остается только превратить энергию этого вращения в электричество, а его — в деньги для выплаты российского кредита. Сегодня мы сделали первый шажок, открыв этот многолетний марафон.

Кто будет жать на большую красную кнопку? (Никто не будет.)

Недавно «Росатом» достроил небольшую церквушку у проходной АЭС. На фоне паутины проводов, величественных градирен и индустриальных красот она смотрится как невеста в брутальном заводском цеху. Территорию защищает полоса препятствий из бетонных заборов с колючей проволокой, на входе стоит охрана, снимать здесь запрещено.

Говорят, в последние дни на «атомке» народ шуршит живее обычного — наступает один из самых сложных и ответственных моментов в жизни станции. В ближайшем от АЭС жилом районе нас встречает молодая семья — Никита и Наташа. Никите в скором времени тоже шуршать — он принимает участие в загрузке ядерного топлива.

Никита учился на химфаке БГУ, по распределению парня отправили на АЭС. Его жена Наташа поехала за ним и тоже устроилась на «атомку» — ребята учились на одном факультете. Здесь им дали арендную квартиру в новом малоэтажном микрорайоне и предложили неплохую зарплату: «по пятьсот» выходило уже в первые годы.

— Нам повезло. Мы приехали сюда в то время, когда в эксплуатирующей организации работало человек 250—300 (сейчас здесь больше 2000 работников). Нам дали двухкомнатную квартиру за символическую цену, хорошие рабочие места. А сейчас буду принимать непосредственное участие в загрузке ядерного топлива, — улыбается парень и добавляет, что его смена выпала на первую ночь во время загрузки. Спрашиваем, как происходит этот процесс.

— С нуля часов 7 августа выхожу на смену. У меня рабочее место в так называемой чистой зоне, так что никакие специальные средства защиты мне не нужны. Загружается топливо с пульта. Технологически это сложный и ответственный процесс, где все работают в команде: нет такого человека, который жмет большую красную кнопку, — рассказывает Никита и объясняет, что о подробностях запуска говорить не вправе.

— Мне кажется, как минимум в Островце люди привыкли. Очень многие работают на станции, у остальных родственники или друзья здесь. Страшно, когда не знаешь, а когда все это становится привычным, понятным и знакомым, отклики старых бед меркнут, — рассуждает Наталья. — Моя мама, например, тоже сначала переживала. А потом я начала ей рассказывать, что как работает, и ей даже интересно стало. Думаю, людям просто надо объяснять, что к чему.

Как на станции дела с зарплатами?

Дмитрий родом из Воронежа. Когда стройка на его малой родине подошла к концу, парень решил рвануть в Островец. Он отвечает за монтаж вентиляционных систем, занимает руководящую должность, а своими впечатлениями о Беларуси и белорусах делится в блоге.

Дмитрий ехал к нам с уверенностью, что увидит «совок», но получил что-то другое.

— Оставаться у вас я не хочу. В Воронеже у меня семья, да и вообще я родину, если честно, люблю. А здесь я получаю примерно $1500 в пересчете, мне дали квартиру, да и городок неплохой, — улыбается парень. — Вахтовики получают в районе $1000 в месяц или чуть-чуть меньше. Это даже по российским меркам неплохо.

Я реально ожидал увидеть другое. В «совках» я не очень разбираюсь — не успел я там пожить толком. Но у вас два момента меня смущают: отсутствие малого бизнеса (я в Минске не мог маленький магазинчик найти, чтобы продуктов купить) и телевидение — оно очень странное. Хотя у нас не лучше, конечно. 

Россиянин говорит, что в ближайшие пару лет работы на атомной стройке будет хватать, ведь есть еще второй реактор. Для парня физический запуск — обыденность: в Воронеже он пережил все это четырежды.

— Я первое время в Ошмянах жил. Островец на голову выше, конечно, и это благодаря станции все. Да, поначалу здесь была проблема со строителями: мужики приезжают на вахту и не всегда красиво и адекватно себя ведут. Но сейчас с этим вроде проблем нет: город стал подниматься за счет этого, и народ начал лояльнее к приезжим относиться. Да и многие местные сюда устроились и стали нормальные зарплаты получать, — отмечает Дмитрий.

Если говорить с рабочими без камеры, они готовы рассказать чуть больше: на таких объектах активно следят за всеми высказываниями сотрудников.

— Безопасность, по-моему, особенно никого из местных не волнует уже — перестал народ бояться и вообще об этом думать— считает еще один приезжий молодой человек, занимающий небольшую руководящую должность. — Людей сегодня больше интересует целесообразность этого проекта: народ не понимает, зачем все это нужно и как это скажется на наших кошельках. 

Но, если честно, им и не объяснят, потому что с момента начала строительства все изменилось и сегодня не до конца понятно, как мы распорядимся этой энергией. То ли продавать кому-то будем, то ли сами использовать. Поверьте, для электромобилей не надо целую АЭС строить. А производств в стране меньше стало, насколько мне известно.

Как похорошел Островец при Собянине

Мы поворачиваем от станции, минуем убранные поля, проезжаем миленький микрорайончик, в котором живут Никита и Наталья, огибаем ремонтируемую дорогу и оказываемся в центре. Там нас ждут начинающие бизнесмены из Black Bar, о которых мы писали несколько лет назад.

Последние несколько месяцев парни не работали из-за карантина, а теперь вернулись к жизни и снова проводят шумные тусовки. Говорят, дела в городе идут неплохо.

— На АЭС приезжает очень много людей, поэтому в Островце начинает появляться все больше малого бизнеса. Автомойки, кофейни, магазинчики. Вот вы не поверите: еще недавно в городе не было нормального кофейного автомата — все на заправках кофе пили. А теперь народ начинает разбираться, культура появляется, — говорит Паша.

Ребята решают показать, как за последние несколько лет похорошел Островец, и везут нас к строящемуся проспекту Энергетиков.

Кажется, новая часть Островца по площади уже превосходит старую. Здесь выросли новые микрорайоны, стройка идет по всему городу: меняются дороги, появляется инфраструктура.

Меньше десяти лет назад Островец был поселком городского типа, а сегодня цены на жилье здесь достигают столичных.

К строительству АЭС можно относиться по-разному, но город действительно преобразился.

— Я родилась в Сморгони, а в Островце у нас была куча родственников. Я ненавидела сюда ездить! Здесь раньше даже светофоров не было, вообще ничего. А теперь мама смеется, что я тут живу. Это другой город, — говорит нам Наталья, переехавшая сюда с мужем.

Зато найти на улицах местных не так просто. «Сибирь, Краснодар, Волгодонск», — представляются нам прохожие. Когда стройка закончится, многие из них разъедутся, а местным останется все, что было сделано благодаря этой грандиозной стройке. Целесообразно ли это для страны — еще предстоит выяснить, но Островец явно должен быть доволен происходящим.

Планируется, что первый энергоблок заработает на 100-процентную мощность в феврале 2021-го. Первой партии ядерного топлива должно хватить на год. Второй энергоблок Белорусской АЭС предположительно заработает в мае 2022-го.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close