Регион

Беженка с Донбасса: «Нам пришлось переехать, потому что пришла война, а в Слониме началась новая жизнь со своими приключениями»

Светлана Ростовская ранее проживала в Украине, в Донецкой области. Она многодетная мама, у неё четыре сына и дочка. Сейчас Светлана живёт в Слониме и, несмотря на свой возраст, учится на первом курсе Слонимского медколледжа. Женщина рассказала «ГС», почему она решила переехать в Слоним и с какими трудностями ей пришлось столкнуться в городе.

СВЕТЛАНА РОСТОВСКАЯ

   «Пришла война, и нам пришлось переехать»

— У меня в Украине остался огромный дом из красного кирпича со всеми удобствами и хорошей мебелью, с огромным садом. Но когда по селу начали ходить танки, я поняла, что нужно уезжать отсюда.

Мне, как многодетной маме, сам депутат Янукович подарил двухъярусную кровать. Но всё из нажитого пришлось оставить, так как ничего из этого в чемодан не положишь. Ходила по дому и не соображала, что необходимо взять из вещей. У меня в голове стояла одна картина: танки.

Многие спрашивали у меня, не жалко ли мне бросать всё своё хозяйство, ведь у меня же дети. Но как говорится, господь дал детей, даст и ложку на детей. Я всегда придерживаюсь этой поговорки. Главное, чтобы было здоровье и дети, а всё остальное будет.

В общем, пришла война, и нам пришлось переехать. Ты не знаешь, что делать и куда бежать. У нас ещё все дороги в тот момент стали перекрываться блокпостами. Блокпосты — это шлагбаум через дорогу и танк, окруженный блоками или мешками. Ты подъезжаешь к блокпосту, и тебя военные начинают полностью обыскивать. И в их власти, поедешь ты дальше или нет.

В то время начиналась мобилизация. А у меня сыновья и муж военнообязанный. У меня был такой страх, что я была готова идти пешком по рельсам, лишь бы пересечь эту границу, — вспоминает Светлана.

«Когда сели в автобус, на душе стало легче»

— Добирались мы до Беларуси на поезде. На границе Украины и Беларуси моего сына Диму, которому на тот момент было 16 лет, сняли с поезда. Я вцепилась в сына: как это, моё дитя снимают? А мужу с детьми пришлось поехать в Минск без нас.

Они видят — мальчик, 16 лет, и говорят: «Вас в Беларусь не пустят. У вашего ребёнка документ неправильный». А на тот момент у нас не выдавались паспорта, а выдавались корочки. Мой сын не смог получить паспорт, ему дали такую одну бумажку с фотографией и печатью, на которой было написано: «Посвидчення на время АТО» («Свидетельство на время антитеррористической операции». — Прим. автора). На коленях ползаю, вся в слезах, прошу: отпустите нас. Я им даже денег предлагала. Они — нет, и всё. А я вцепилась в ребёнка, и всё, сказала, не отдам. В итоге они нас отпустили и подсказали ещё, как через Чернигов добраться в Беларусь.

А в Чернигове один пограничник просто сжалился над нами и указал адрес своего знакомого, который нам очень помог и сделал нам паспорта. У меня тогда телефон разрядился, с мужем не смогла связаться.

Мы прибежали на автовокзал, смотрю, автобус Киев — Брест собирается уже отъезжать. Я подбежала к водителю и попросила его подождать, объяснила ситуацию, что мы с Донбасса добираемся. Он согласился нас подождать, пока в кассе купим билет.

В Слониме началась новая жизнь со своими приключениями

— Я помню, как мы приехали в Слоним, где у меня живет мама. В первые два дня я просто лежала, скажем так, отходила от всего, что произошло. И думала, что делать, куда бежать и с чего начинать.

Сразу мы обратились в миграционную службу. Много денег — примерно две-три наши средние зарплаты, которые получаем сейчас, — ушло на изготовление документов. А ещё мы приехали в августе, и детей нужно было собирать в школу.

У мамы было очень тяжело жить. Она жила одна, а тут мы приехали всей семьей. Мама в шоке была. Она уже в возрасте у меня. И мы сами понимали, что это будет не жизнь. Решили искать отдельное жильё. Муж у меня сразу устроился работать в женский монастырь на Лобазовке. Детей оформили во вторую школу. Учителя хорошо приняли нас. Психолог, помню, позвонил, сказал прийти — дочке нашей портфельчик принесли и вещи кое-какие. Я не отказывалась ни от чего, потому что у меня не было возможности самой купить. Детей записали на бесплатное питание, так как мы многодетная семья.

«Нигде не устраивали на работу»

Потом нам в миграционной службе долго оттягивали прописку и вид на место жительства. А куда ни ходила, . В итоге пошла в исполком к Екатерине Рутковской.

Честно говоря, мне не понравилось, как она со мной обошлась. Я зашла к ней в кабинет. Она мне говорит: «Вы долго тут будете ходить по кабинетам? Вам не стыдно?» А ей ответила: «А вы думаете, мне тут приятно унижаться перед всеми? У меня дети тут. Мне же их кормить чем-то надо».

Спустя время меня взяли на овощные работы. Сидела мерзла свеклу перебирала, но зато и свеклу привезла, и денежку заработала.

Нам очень долго делали вид на жительство. Хотя мы ещё заплатили за срочность, чтобы нам быстро оформили все документы. Без вида на жительство нас не могут поставить на биржу труда. Нет вида — ты никто. И я пошла к Олегу Таргонскому, объяснила ему всю ситуацию. И благодаря Олегу Таргонскому, мне сделали вид на жительство.

У меня есть диплом младшей медсестры, но по специальности на работу меня никто не брал. Только санитаркой брали. Пришлось работать санитаркой. Я бегала, просила жильё. В исполкоме нам сначала предложили частный дом. Спустя время меня вызвали в исполком и сказали, что не дом дадут, а квартиру.

Первоначальный взнос, кажется, был 4000 рублей. А я говорю плача: где я столько денег возьму? Они ещё на меня такими удивленными глазами посмотрели. В общем, побегала с мужем по банкам, но нам отказали в кредите.

Нам очень повезло, что мой муж нашёл в России работу. Ездил туда на заработки. В итоге муж заработал нам на квартиру. Как только мы обустроились, я узнала, что можно поступить в Слонимсмкий медколледж. Подала документы и поступила на бюджет. Детей перевела в СШ №9, так ближе к дому. Всё наладилось…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

15
5
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: