Новости БеларусиРегион

«Две тысячи долларов зарабатываем». Арбузный барон из-под Гомеля удивляет французов и сам себе завидует

Полосатый арбуз-гигант трещит и разваливается на две части. «Кристина, Милена, арбуз!» — «Ну па-а-па, ну не хотим», — морщатся дети. «Ну, хоть для фото подержите», — не унимается Игорь Гринько. Девочки хватают сочные ломти и старательно улыбаются фотографу. На деле же в августе на бахчу в семье Гринько никто уже смотреть не может. Но каждый день все от мала до велика приходят на плантации на краю деревни Цегельня под Гомелем снова и снова. Ничего личного — просто бизнес, рассказывает TUT.BY.

Фото:Сергей Комков

16 лет назад Ирина и Игорь Гринько жили в городской квартире, работали в офисе и, кажется, были счастливы. А потом купили недостроенный дом в деревне, стали обрабатывать землю — и изменили свой быт до неузнаваемости.

Сначала в распоряжении молодой семьи было всего 8 соток земли. Теперь же — больше 8 га.

Фото:Сергей Комков

— Когда мы сюда приехали, все эти поля были заняты: местные выращивали для себя здесь картошку, морковку, лук. Но спустя пару лет все вдруг стали резко отказываться от земли. Прямо эпидемия какая-то: не хотят люди работать — и все, ведь сейчас все можно купить в магазине. А мы, наоборот, стали брать землю в аренду. Здесь 2,5 га, там 2,7, вон там 70 соток, а там — 4 га. Прямо помещики, только никто не завидует, — смеется Игорь и протягивает очередной сочный ломоть арбуза. На этот раз не с красной, а желтой мякотью внутри. Это — крупноплодный гибрид «Оранж Кинг».

Фото:Сергей Комков

Арбузами Гринько занялись 5 лет назад. Купили семена у известного производителя из Франции, посадили прямо в землю — и стали ждать. Урожай вдруг выдался такой, что в Цегельню даже приезжал представитель французской семеноводческой фирмы!

— Звоню им, говорю: у нас тут по 15 кг ваши «Ливии» [сорт арбуза] вызрели. Они говорят: этого не может быть, у них заявленный тоннаж максимум 8 кг. Приехали, чтобы своими глазами увидеть! Удивлялись, фотографировали. В итоге оставили нам часть посевного материала бесплатно, но с условием, что все агротехнические особенности мы будем записывать и фиксировать — и потом передадим им.

Фото:Сергей Комков

Но на следующий год молодых агрономов ждало разочарование: лето выдалось холодным и влажным и бахча не удалась. Тогда поняли: чтобы иметь гарантированный урожай, нужно вложиться. Купили 18 км шланга и провели капельный полив, рассаду из теплицы в грунт высаживали на пленку. Получилось.

Фото:Сергей Комков

За сезон фермеры продают около 30 тонн арбузов. Но 20% урожая, смеются, достается не покупателям, а незваным гостям.

— Высаживаем 6 тысяч семян. Но уже который год вынь да положь тысячу воронам, тысячу — людям!

— Зачем?

— А нас ни те, ни другие не спрашивают. Приходят и берут, — смеется Игорь.

Торгуют Гринько на городских и деревенских рынках и ярмарках. Цену стараются ставить ниже рыночной. Такому демпингу не рады конкуренты, но у фермеров на это честное обоснование.

— Перекупы, торгующие привозными арбузами, может, и рады дешевле продать, но не могут — ниже закупки как отдашь? А мы — производители, поэтому можем двигаться. Вот желтые, к примеру, сейчас в магазине по 2 рубля — а у нас по 60 копеек. Чего цену гнуть, если его не купит никто? Лучше я за это время десять штук дешевле продам, — рассуждает глава семейного подряда.

Фото:Сергей Комков

На рынке, рассказывают Гринько, не все принимают и понимают их товар. Арбуз откуда? Ах, белорусский?.. Ну-ну. И покупатель продолжает усердно требовать бахчу из Астрахани да Краснодара.

— Не верят, что это наши арбузы. Показываем фото поля своего, говорят: это фотошоп. Обидно до слез, — рассказывает Ирина. — А потом вроде уже поверят, но все равно: «А чего они тогда у вас такие крупные? Вот у меня на даче такие не растут. Наверное, вы их химией напичкали?» Спрашиваю: а как вы сажали? «Ну, семечки в грядку». Ну, понятно. Где же у вас расти будет? Надо ведь рассаду вырастить сначала.

А еще, оказывается, спрос на арбузы напрямую зависит от погоды на дворе.

— Сегодня солнце — и продашь 20 штук, а завтра дождь — и твой товар никому не нужен. Когда сыро и холодно, никто не хочет арбуз, — делится наблюдениями Ирина.

Фото:Сергей Комков

Фото:Сергей Комков

Помимо арбузов Гринько выращивают на арендуемых гектарах дыни, перцы, томаты. Работать приходится круглый год без выходных.

— В ноябре–декабре — заготовка дров для парников, на сезон их нужен вагон. Потом пошли парники, которые день и ночь надо протапливать, чтобы рассада росла. В мае все, что выросло, высадить в грунт. Потом прополка, подкормка, сбор урожая, затем ярмарки до самых заморозков. Отдохнуть можем в конце октября неделю — и снова за дело, — рассказывает про расписание на год Игорь.

— Не надоело?

— Ну, смотри, сколько по селу у нас зарплата? Ну 500 рублей. А здесь я продал свой урожай — 2 тысячи долларов заработал. Ну, вычтем аренду, полив, транспортные расходы, семена. Все равно нормально остается на жизнь. Меня на лесопилку парни звали, говорят, будешь больше зарабатывать, но не мое это. Мое — каждый день на рассвете сюда с удовольствием бежать и на закате с таким же удовольствием отсюда убегать. Говорят, счастлив тот человек, что сам себе завидует. Так вот я себе завидую.

Фото:Сергей Комков

Перепечатка материала запрещена без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com.

1
0
Поделись с друзьями