Регион

Инспектор ДПС из Слонима считает, что статья о последствиях встречи сотрудников ГАИ с пенсионером, порочит его честь и достоинство

После публикации статьи «После встречи с инспекторами ДПС Слонимский пенсионер три дня провел в реанимации» один из героев описанной истории, инспектор ДПС Слонимского РОВД Андрей Чугунов, прислал на имя главного редактора » ГС » письмо со своим видением этой громкой истории.

В своем письме Чугунов высказывает собственную точку зрения на публикацию и на произошедшее с главным героем судебной истории, 68-летним пенсионером-инвалидом Леонидом Цвикевичем.

Исходя из принципа открытости в высказывании своей точки зрения для всех сторон описанной истории и руководствуясь арт. 4 Закона О СМИ, редакция публикует письмо инспектора ДПС Андрея Чугунова полностью.

Язык письма и особенности стиля сохранены.

«Главному редактору газеты» Газета Слонимская » Володащук В. В.

Уважаемый Виктор Владимирович! В выпуске газеты «Газета Слонимская «№10 от 06.03.2019 опубликована статья Кононовича Николая «После встречи с инспекторами ГАИ Слонимский пенсионер три дня провел в реанимации».

Заявляю, что в данной статье содержатся не соответствующие действительности сведения, журналистом допущено неполное и одностороннее представление информации, которое ведет к искажению восприятия фактов и событий, имеющих отношение к реально произошедшим событиям, что противоречит ч. 4.2 ст. 34 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», а также ст. 2 Кодекса профессиональной этики журналиста.

Исходя только из названия статьи создаётся представление о том, что именно сотрудниками ГАИ был умышленно причинён вред здоровью задержанного пенсионера, повлекший за собой госпитализацию в реанимационное отделение больницы. При этом создаётся эффект того, что взаимосвязь очевидна, без какого-либо разбирательства и расследования.

В опубликованной статье информация подаётся не подробно, а из реально имевших место событий исключаются факты, отсутствие которых не способствует формированию точного представления о произошедшем. Примером этому является описание моих объяснений о персональных видеорегистраторах. Мною в зале суда давались объяснения о том, что каждый инспектор МО ГАИ, заступающий на службу, который получает персональный видеорегистратор, при получении расписывается в журнале учёта, где указан номер «видеорегистратора и дата, то есть при необходимости этот журнал можно проверить». Об этом в статье не говорится, а даётся журналистом следующее пояснение: «наличие индивидуальных переносных видеорегистраторов у них отрицал и говорил, что видеорегистратор работал только в салоне патрульной машины».

Далее в данной статье говорится о том, что видеозапись на компьютер не сохраняли из-за отсутствия необходимости в ней, а потом она перезаписалась в видеорегистраторе. Но мною в зале суда давались пояснения, что все записи со службы сохраняются на компьютер без исключения, а по прошествии 30 суток удаляются. О необходимости в записи с видеорегистратора, в зале суда мною никаких разъяснений не давалось. И не могло даваться — необходимость в записи с видеорегистратора, для предъявления доказательства по факту неповиновения, как и в необходимости доказывания, должна быть у должностного лица органа, ведущего административный процесс, т.е. участкового инспектора милиции, который и составлял протокол об административном правонарушении. Описанное ранее противоречит тому, что опубликовано со слов Цвикевича Л.И. в статье. «После больницы меня завезли в отдел милиции, отвели к следователю…» — говорится в статье, хотя протокол об административном правонарушении был составлен участковым инспектором милиции Слонимского РОВД, т.е. никак не следователем Слонимского РОСК.

Данные примеры не являются исчерпывающими в опубликованной статье, но они являются достаточными для того, чтобы сделать вывод о неправдивости и необъективности опубликованной статьи, потому как имеются факты искажения, утаивания и неправильной интерпретации. Не имея каких-либо фактических доказательств, основываясь только на неподтвержденном сообщении Цвикевича Л.И. и руководствуясь только его мнением, журналист Николай Кононович обнародует информацию под видом достоверной. По факту причинения вреда Цвике­вичу Л. И. Слонимским РОСК проводилась проверка, о которой в статье ничего не сообщается. Связь диагноза «инфаркт головного мозга» с сотрудниками ГАИ для журналиста очевидна, хотя сотрудниками ГАИ он был задержан в 18:20, освидетельствован в 18:40 и передан около 20:00 участковому инспектору. А обратился за помощью к врачам только ближе к полуночи. Об этом говорилось на судебном заседании, но в статью добавлено не было.

На основании вышеизложенного и ст. 42 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», прошу Вас в срок, установленный ст. 43 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», распространить опровержение, поскольку сведения, указанные в статье, не соответствуют действительности и порочат мою честь и достоинство. Прошу Вас в письменной форме уведомить меня о сроке опубликования опровержения либо об отказе в его публикации с указанием оснований.

Сообщаю Вам, что в случае безосновательного отказа в публикации опровержения я буду вынужден обратиться в суд по вопросу опровержения, защиты чести и достоинства, а также с требованием о возмещении морального вреда в порядке ст. 153 ГК Республики Беларусь. Одновременно с этим мною будет направлено обращение в Белорусский союз журналистов.

11 марта 2019. Чугунов А.О.»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

36
88
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: