«Контролируемый хаос» ксендза Павла из Гожи

Регион
0
0
Поделись с друзьями

Доллары 1920-х годов, разрешение на работу священником времен СССР, каменный топор, найденный в сарае, стеклянная мухоловка… Что еще хранится в коллекции ксендза-краеведа, который создал свой музей на белорусско-литовском пограничье?

Местечко Гожа севернее Гродно спряталось в лесу неподалеку от крутого берега Немана. Паркуем авто рядом со старым костелом и идем через луг к дому ксендза – подворью священника, поверх которого серой лентой тянется дымок. «Проходите вниз!» – ксендз Павел Шанчук приглашает в подвал здания, где и находится его коллекция, рассказывает Белсат.

Ксендз Павел Шанчук. Фото — Василий Молчанов/«Белсат»

«Обычно говорят, что ничего нет, но…»

«Еще в школе история была моим любимым предметом, – рассказывает отец Павел, настоятель прихода св. Петра и Павла в Гоже, – Постоянно что-то коллекционировал: монеты, марки. Мечтал побывать в Греции, где все пропитано историей… Ну, а когда уж пришел в Гожу, лет 16 назад, начал здесь собирать коллекцию, которую сейчас видите».

Молитвенник с краткой историей Гожи, с которого все началось. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

По словам ксендза Павла, коллекция началась с небольшого молитвенника, изданного в Вильнюсе в 1931-м году. Составил его Юзеф Лукашевич, гожский органист. В начале книжечки помещена краткая история прихода, читай, история Гожи и окрестностей. Ну а дальше уже идут песни о Божией Матери и молитвы. В каком-то смысле наш герой продолжает дело органиста, ведь исторический раздел для сайта Гожского прихода подготовил именно он.

«Потом уже я начал регулярно ездить по своему приходу, заходить в дома, – продолжает отец Павел, – Обычно говорят, что ничего нет. Но если бросить взгляд или залезть на чердак – сколько всего найдется! Где-то под крышей, например, я как-то нашел будильник с маркировкой гродненского магазина 1930-х годов. Один крест мне так и не отдали: он был сделан из спичек нашими земляками, сосланными в Сибирь…»

Будильники, что продавались в Гродно в 1930-х. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

«Подогнали танк, зацепили тросами за башни и разрушили»

Ксёндз Павел говорит, что обычно не платит за вещи: люди отдают сами то, что нужно. Крестики, медальоны, старые документы, книги, колокольчики, весы… На вопрос о самом ценном экспонате у священника уже готов ответ: коллекция фотографий:

«У меня много фотографий быта жителей окрестностей 1920-30-х годов. Вот, кто-то колядует, а тут – на лодке плывут через Неман. Имею уникальную коллекцию снимков с Перелома, это в 15 км отсюда. Там стоял костел и монастырь монахов-капуцинов. В 1980-х храм уничтожили: подогнали танк, зацепили трос за башни и разрушили… Сейчас на этом месте стоит только часовенка, в которой дважды в год проходит месса».

Охотник, снимок сделан в 1930-е. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Собиратель показывает одну за другой карточки размером 9 на 12 см, 6 на 9 или еще меньше. На каждом снимке застыл местный микрокосмос 80-90-летней давности: монах-капуцин с ружьем после охоты, внутренние украшения храма Св. Юрия в Переломе, бородатые монахи вместе с местными жителями. Повседневность вселенной, которая ушел навсегда: «Этого не вернешь, это память в фотографиях», – пожимает плечами ксёндз Павел.

Дубовый челн, изготовленный из цельного ствола, ходил еще в 1990-е. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Чтобы затянуть лодку, вынимали раму из окна

На полу музейного помещения у стены лежит огромный ствол дерева. Присмотришься – так это же лодка! Настоящая, выдолбленная из цельного дубового ствола. Поэтому и называют ее – «долбёнкой». Интересно, что еще в 1990-х на этом челне люди ходили по Неману, как рассказывает наш гид:

«Челн лежал притопленным в районе Привалки, у самой литовской границы. На него уже и глаз положили литовцы, но наш прихожанин сюда притащил. Это дуб, поэтому дерево даже в воде прекрасно сохранилось! Трудно точно сказать, какого он времени, но модель очень архаичная… Мы его через дверь затянуть не смогли: пришлось снимать раму и через окно».

Неман для местных всегда был главной транспортной артерией. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Кочегар, а «по совместительству – ксёндз»

На стенде с ржавым серпом и деревянным молотом, который посвящен временем СССР, священник показывает интересный документ. Это — «Справка о регистрации служителя культа», выданная в 1960-м году. Судя по печатям, ее срок действия продлевали несколько раз.

Ржавый серп и деревянный молот — символы эпохи СССР. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

«Такую бумажку должен был иметь каждый священник, а иначе – он вне закона, – рассказывает о. Павел, – Интересно, что эта именно принадлежала местному ксендзу, но тут написано, что ксендзом тот работает «по совместительству». Почему? Ведь основная работа – кочегар! Не мог человек только ксендзом работать, понимаете?»

Доллары, спрятанные за печкой и… забытые. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Обо всех экспонатах музея рассказать просто невозможно. Это и доллары США 1920-х годов: наследие контрабандистов или деньги, привезенные с заработков. И бутылка 1918-го года, внутри которой некий умелец выстроил деревянную композицию с голгофским крестом. И стеклянная мухоловка, в которую наливали сироп и заманивали паразитов… «Это контролируемый хаос, – улыбается отец Павел, – без системы. Мне как раз так нравится. Посетителям, как правило, тоже!»

Композиция с голгофским крестом в бутылке, 1918-й год. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Close