Регион

Насекомые в деле. 34-летний предприниматель из Сморгони открыл ферму по производству опарыша

Эта нетривиальная затея родилась подчас обычного хобби, которым увлекаются миллионы людей по всему миру. Молодой предприниматель из Сморгони Илья Агарков открыл в родном городе ферму по производству опарыша. Правда, с момента запуска бизнеса фанатичный рыбак, как он сам себя называет, держал удочку всего раз – теперь его мысли и время занимает не улов, а наживка.

Вместе с фермой предприниматель создал и дополнительные рабочие места в родном городе

Хочешь на рыбалку – купи хутор

– Запах специфический, но к нему постепенно привыкаешь, только одежду все равно приходится стирать каждый день, – честно предупреждает 34-летний фермер об «ароматах», которые заставляют засунуть нос поглубже в шарф, и приглашает на собственную эко­био­ферму. Ее он основал в мае, хотя идея появилась значительно раньше:

– Лет 10–12 назад опарыша у нас продавали мало, стоил он дорого, а товара белорусского производства вообще не было – 95 процентов поставляли из Польши. Поскольку всегда любил рыбачить, стал выращивать приманку сам. Специально для этого купил хутор недалеко от Сморгони и на участке практиковался в разведении личинок по урокам из YouTube. Естественно, сначала ничего не получалось, качество оставляло желать лучшего, но мне было интересно пробовать снова и снова. Заодно штудировал, какая документация нужна, чтобы сделать бизнес на опарыше, но понял, что на это потребуются большие средства.

На тот момент Илья занимался предпринимательством в сфере услуг и торговли, лишних денег, чтобы вложить их в еще одно дело, не было, рассказывает sb.by. Но в свободное время он продолжал искать тематические видео-ролики, изучал опыт зарубежных фермеров, экспериментировал с приманкой, ловил на нее рыбу. А спустя годы приехал в деревню Комарово Минской области, где в бизнес-инкубаторе бесплатно обучали основам предпринимательства, маркетинга и планирования жителей Мядельского, Сморгонского, Поставского и Островецкого районов. Из 60 учеников 23 автора самых перспективных проектов получили финансовую поддержку Европейского союза. Отступать от идеи, которую жюри посчитало экологически эффективной, было поздно:

– На грант купил два холодильных агрегата, вентиляторы, кондиционеры, машину для транспортировки сырья. С помощью инвестора выкупил помещение для фермы и внедрил технологию, для которой взял наработки из интернета, поездок к коллегам в Россию и на завод по производству опарыша в Минске.

На обед у мух белок, на десерт – сахар

Санаторий для… мух

Из комнаты для отдыха и приема пищи Илья ведет в инсектарий, где в больших клетках обитают десятки тысяч мух:

– В дикой природе их собратья живут около недели, а здесь вдвое дольше. В таких санаторных условиях это немудрено – отсутствие хищников, теплый и влажный климат, отличный рацион из углеводов и белков. Исходным сырьем для опарыша становятся отходы с птицефабрики, расположенной недалеко от фермы.

На обед – белок, на полдник – сладкое. Сотрудница Мария Павлюковская рассыпает по подносу сахарный песок для подопечных:

– Мухи избирательны и едят исключительно белорусский сахар, от импортного наотрез отказываются. Работаю в инсектарии несколько месяцев и, если знакомые спрашивают, чем занимаюсь, не шучу, когда отвечаю: целыми днями мух кормлю.

Если на дачном участке Илья справлялся с опарышами в одиночку, то, основав предприятие, создал рабочие места. И хотя на новые вакансии жители откликались охотно, не каждый соглашался приступить к обязанностям:

– Отказывались, во-первых, из-за брезгливости: задание взять опарыша в руки отсеивало половину претендентов. Во-вторых, искал ответственных кандидатов, ведь в противном случае можно загубить мух. Восстановить их не так просто, потому что для производства нужны представительницы Lucilia caesar, если проще – мясная муха.

Наживка, удобрение, еда

Цикл производства опарыша занимает семь дней, за это время из личинки получается готовый продукт. Затем его охлаждают – срок годности в холодильнике составляет до двух недель:

– Особые условия нужны и для транспортировки, иначе за 5–6 часов при температуре 24–25 градусов опарыш превратится в куколку, и клиент будет расстроен. Чтобы этого не случилось, используем термоконтейнеры. В сутки производим около 150 литров опарыша. Сбываем его оптовикам, которые поставляют продукцию в рыболовные магазины. Розничной фасовкой не занимаемся – неудобно с точки зрения логистики.

По образованию Илья инженер лесного хозяйства, специальность, полученная в БГТУ, работа в лесхозе и десятилетний опыт предпринимательства пригодились и в бизнесе с экологическим уклоном:

– Новая инициатива потребовала разработки нормативных документов. Так, например, проект санитарной защитной зоны и его согласование заняли шесть месяцев.

Илья Агарков

Фермер не спешит делать выводы о том, насколько прибыльный его бизнес, ведь ему еще меньше года. К тому же зимой наживка спросом у рыбаков не пользуется, а значит, и сбыта нет:

– Сейчас сушим опарыш, чтобы в дальнейшем использовать в качестве корма для сельскохозяйственных животных, птиц и рыб, для этого также оформляем ветеринарные документы, проводим лабораторные испытания. Продукты жизнедеятельности опарыша становятся ценным удобрением, и это еще одно направление развития. А вообще производство зоопротеина набирает популярность по всему миру, в будущем он может стать одним из главных источников пищевого белка. Прогнозируется, что к 2050 году около 30–40 процентов натурального вещества заменит альтернативное – мясо из пробирки, растения и насекомые. Последних не производят в странах СНГ для еды человека, в то время как Китай, Индонезия, Африка наращивают мощнос­ти. 25 процентов населения Земли едят подобных живностей и не парятся. Но сам я пока, честно скажу, не рискнул попробовать.

Поделись с друзьями