Регион

О характере Гедимина, тоннах переношенной вручную глине и страхах перед установкой готовой скульптуры в Лиде

Эксперименты закончились. Республиканский монументальный совет утвердил окончательную модель памятника великому князю Гедимину. Он выполнен уже в натуральную величину, но пока из глины.

Далее Скульптурный комбинат отольет памятник в бронзе. Постамент, к монтажу которого уже приступили, будет облицован гранитом в цвет Лидского замка. При этом сам камень не шлифовать, не полировать не будут, сохранив натуральность. Единственное, гранит подвергнут термообработке. На постаменте также будет надпись «Гедымін» и герб «Колюмны». Торжественное открытие памятника запланировано на 7 сентября, на празднование Дня города Лиды.

…Процесс, который в тексте уместился всего в несколько предложений, у скульпторов – уроженца Лиды Сергея Оганова и миначанки Ольги Нечай – занял больше года усиленной и кропотливой работы. Журналист «Лідскай газеты» встретился в Минске с авторами, чтобы узнать, как это было и как еще будет.

Здесь оживал Гедимин

Многие художники не любят, когда кто-то врывается в их личное пространство и видит незаконченное произведение. Потому мастерская – место, как правило, скрытое, закулисное. Побывать там – словно посетить другую планету. Но журналисту «ЛГ» это удалось. Разговор проходил в историческом месте с монументальной атмосферой – в мастерской Сергея Оганова, которая находится на территории Минского художественного комбината, построенного еще в 1930-х годах, на улице Некрасова. Там творили Заир Азгур, Иван Ахремчик, Сергей Селиханов и другие известные люди.

В помещении с высоченными потолками у одной из стен стоят многометровые стеллажи, уставленные десятками разных маленьких скульптур, некоторые из которых повторяются. Какие-то выполнены из пластилина, какие-то из глины. Но все они – рабочие эскизы. Какие-то так и остались художественными замыслами, другие – были воплощены в жизнь. И среди этого разнообразия идей – многочисленные копии Гедимина.


– Над окончательным вариантом рабочей модели мы трудились долго, – рассказал Сергей Оганов. – Это не компьютерная графика, где с помощью программы можно что-то дорисовать или наоборот убрать. Работать на одном и том же варианте эскиза нельзя, иначе, как их сравнить? Поэтому каждый эскиз, даже с минимальными изменениями, приходилось лепить по-новому, согласовывать с экспертным советом. И так до тех пор, пока не утвердили окончательную рабочую модель – впоследствии она была сформирована в натуральную величину.

– Рабочая модель – это мини-версия памятника, размером 1:4, – уточнила Ольга Нечай. – Самих эскизов Гедимина у нас, наверное, более 10.

О серьезности работы над памятником Гедимину говорит количество и имена людей, принимавших участие в его создании. Во-первых, сами Сергей и Ольга, которые в «скульптурной теме» уже не один год. Во-вторых, их консультантом был кандидат исторических наук, профессиональный археолог Николай Плавинский, который специализируется на воинском вооружении и материальной культуре белорусских земель X-XIV веков. Он сделал серьезное историческое обоснование по каждому элементу обмундирования Гедимина, упряжи коня.


– Например, у членов экспертного совета, а это около 20-ти специалистов из разных областей, были вопросы по диадеме: была ли такая в то время? Но Плавский доказал, что да. Аналогичная диадема была обнаружена во время раскопок в Швеции, следовательно, великий князь мог носить похожую, – рассказал Сергей.

Были и другие спорные моменты, касающиеся обмундирования Гедимина, его меча, длинны плаща и даже движения тела. Их озвучивали специалисты, в комментариях в Интернете – простые обыватели.

– Историки настаивают на том, что в скульптуре должна быть историческая достоверность, что скульпторы создают летопись эпохи. Но мы с этим не совсем согласны: художник – человек свободный, все, что он должен, – это обладать широтой мышления и материала. Не уходить в манекен, не делать реконструкцию, но создавать произведение искусства. Переосмысление – вот наша задача, – уверена Ольга.


– Мы оперируем эмоциональным посылом, объемом. И вся атрибутика должна этому подчиняться. Если она мешает и не работает на образ, вносит лишний шум, от нее можно отказаться, – поддержал коллегу Сергей. – Да и понятие «исторически верно» достаточно условное. Один историк может сказать одно, другой – совершенно противоположенное. Мы создаем не для энциклопедии. Смотреть и оценивать нашу скульптуру будут люди нашего времени.

Во время работы над памятником Гедимину много вопросов возникло по постаменту, на котором он будет установлен. Долго искали место, где скульптура смотрелась бы органично и оправданно. Сам памятник тоже «разворачивали» в разные стороны. Идей и вариантов было много. Сергей Оганов показал журналисту «ЛГ» кучу бумаги с ними. В итоге архитектор Сергей Богласов сориентировал памятник на улицу Советскую, а сам постамент расположил перпендикулярно замку.

– В этом есть логика: замок остается за Гедимином, – пояснил Сергей. – А сам князь выступает в первую очередь как градостроитель.

– Наш авторский посыл в том, что не Гедимин защищает замок, а он его, – продолжила Ольга. – Князь является хранителем этих стен. Он властный, но мудрый правитель, который хотя и участвовал во многих сражениях, завоевывал другие земли, однако по природе своей не агрессивный. Да, он готов защищать, оборонять, но не на падать. Поэтому меч Гедимина находится в ножнах. Да и положение тела самого князя не в динамике. Этой статикой мы еще раз хотели подчеркнуть его характер, провести параллель с Лидским замком: Гедимин такой же уверенный и основательный, как и сам замок.


Не о творчестве

Скульптура как вид изобразительного искусства больше не о творчестве. На 70% она состоит из технической и физической работы: авторы лепят, формуют из силикона, изготавливают каркасы…


– Когда мы делали Гедимина в натуральную величину, сначала создавали металлический каркас, вокруг него устанавливали строительные леса. Потом набрасывали на каркас глину. Вручную мы переносили ее, наверное, тонны три-четыре. Чтобы читатель понимал: стоя у самой скульптуры, нельзя оценить, правильно ли ты воссоздал ту или иную деталь образа. Для этого нужно слезть с лесов, отойти подальше, присмотреться, сравнить с рабочей моделью, зафиксировать у себя в голове, снова забраться на леса и переделать необходимое. И так несколько раз. На создание Гедимина в натуральную величину ушла практически вся весна, – познакомил с некоторыми этапами процесса Сергей Оганов. – Практически все лето уйдет на отливку памятника из бронзы. У этого процесса тоже есть свои этапы.


В августе Гедимин должен приехать уже в готовом виде. Вместе с ним приедут и его авторы. Сергей и Ольга на месте будут что-то доделывать, доваривать, затирать швы. Но перед этим скульптуру великого князя на лебедках поднимут краном и установят на постамент.

– Это станет одним из самых стрессовых для нас моментов: вдруг лебедка оборвется, и скульптура упадет? Повредится? Ведь вес скульптуры составит три тонны, а высота – свыше шести метров! Конечно, мы будем переживать, нервничать за то, как все пройдет, – не без волнения прокомментировал Сергей Оганов.

Немного о личном

Сергей Оганов родом из Лиды. Об этом мы не раз уже упоминали. Отец Сергея также скульптор, как и родной брат.

– Я не очень хорошо учился в школе, но очень любил «возиться» с пластилином, – вспомнил лидчанин. – Это была одна из моих любимых игрушек, дающая полную волю фантазии. Был момент, когда я хотел стать пожарным. Не сложилось. Поступил в Минское художественное училище, где случился прорыв: из «лузера», переваливающегося с двойки на тройки, я вдруг стал успешным учеником, падающим большие надежды. Потом была академия, которая навсегда меня «поженила» со скульптурой.

Сам Сергей себя называет скучным человеком, лишенным всякого хобби. «Вот Ольга и танцами увлекается, и живописью, и графикой. Я же предпочитаю читать, изучать историю. Утром прихожу в мастерскую и поздно ухожу домой. Был период, правда, когда я увлекся боксом, но через два с половиной года меня отпустило, остыл к этому роду занятий», – с улыбкой сказал Сергей. Помолчал несколько секунд и снова вернулся к скульптуре Гедимина. «Моя бабушка живет на третьем этаже в доме, где когда-то располагался магазин «Юбилейный», а сейчас – магазины «Белвест» и «Керамин». Ее балкон выходит на Лидский замок, поэтому, приезжая в Лиду, я каждый день буду видеть нашу с Ольгой работу. Это волнует, накладывает ответственность. Не получится сделать и забыть. Мне не раз еще предстоит взглянуть Гедимину в глаза, но я не стану отводить при этом взгляд», – сказал Сергей Оганов.


















0
0
Поделись с друзьями