После встречи с инспекторами ДПС слонимский пенсионер три дня провел в реанимации

Регион
0
0
Поделись с друзьями

После встречи со слонимскими милиционерами пенсионер и инвалид третьей группы Леонид Цвикевич три дня возвращался к жизни в реанимации районной больницы с диагнозом «инфаркт головного мозга в правом полушарии», рассказывает «Газета Слонимская».

68-летнего Леонида Цвикевича 15 декабря 2018 года в 18:20 на Советской улице в Слониме догоняли инспекторы ДПС Слонимского РОВД Денис Деречик и Андрей Чугунов. Инспекторы ГАИ сначала на служебном автомобиле, а потом пешком гнались за пешеходом, который переходил безлюдную в то время улицу на красный свет светофора.

Ответчик рассказывает, как он сходил в «Колосок» за хлебом

— Я купил в «Колоске» диетический хлеб себе и возвращался домой. Ни машин, ни людей в то время на Советской улице не было. Только на стоянке возле бывшего нарсуда стояла с выключенным освещением какая-то машина, на которую я не обратил сначала никакого внимания. Перешел улицу на зеленый свет, а потом машинально пошел на красный. В этот момент внезапно завизжала резина на автомобильных колесах и на меня понеслась без света машина от нарсуда. Около столба на автобусной остановке машина меня догнала, и в ней включили дальний свет. Тогда я бросился бежать обратно на поворот в сторону тупика. В этот момент в машине включили проблесковые маячки. Я понял, что за мной гонится милиция, сразу остановился и поднял руки вверх. И тут же услышал крик: «Стой!» Я поднял руки, когда ко мне подскочил милиционер, закрутил руку за спину и ударил. Вскоре за ним подбежал второй. Они поставили меня на колени. Я спросил: «За что вы меня бьете?» И тут же получил удар в голень и по ребрам, упал и не смог подняться, когда инспекторы приказали мне встать. У меня не слушались ноги и стало что-то делаться с головой, я почувствовал, что поплыл.

Инспекторы подняли меня с земли и отвели в машину. Я говорил, что я инвалид, диабетик и мне скоро нужно колоть инсулин. Они сказали, что в машине меня бить не будут, а когда посадили, спросил, сколько мне нужно заплатить штрафа, чтобы они пустили меня домой. В машине они сказали, что наш разговор записывается на видеорегистратор. Но я и на улице видел, что в Деречика на груди светится красная лампочка видеорегистратора, а это значит, что идет запись. Они посчитали, что я пьяный, и увезли сверять это в приемный покой ЦРБ. Мне становилось все хуже. В больнице померили давление, оно был 240 на 120. Там сделали укол, проверили на алкоголь. Я не пью и не курю, но чувствовал себя очень плохо тогда.

После больницы меня отвезли в отделение милиции, отвели к следователю, который долго что-то писал, потом сказал подписать протокол. Когда я возразил, то следователь на это сообщил, что либо я сейчас подписываю бумагу и иду домой, либо не подписываю и меня ведут в камеру, а в понедельник везут в суд, где я получу 15 суток, а потом они еще заведут уголовное дело, я сяду в тюрьму, откуда уже могу и не выйти. На тот момент я понял, что могу даже не дожить и до утра следующего дня, поэтому подписал протокол. После этого следователь вызвал своих помощников и приказал: «В камеру его». Когда меня вели в камеру, я говорил, что мне очень плохо, мне надо домой. В камере я оперся спиной о стену и боялся упасть. Минут через 15 милиционеры зашли в камеру и спросили, как я себя чувствую. Между собой они тогда вели такой разговор: «Если с ним что-нибудь сделается, ты будешь отвечать?» — спросил один у другого. «Нет», — был ответ … Никто не хотел отвечать за мою жизнь, и милиционеры спросили, дойду ли я домой, если они меня сейчас отпустят. Я сказал, что дойду. С тремя остановками я еле добрался домой на Советскую улицу. Жена сразу вызвала скорую помощь. В больницу меня привезли ночью в очень тяжелом состоянии и сразу поместили в реанимацию, где я пробыл три дня, — рассказывал в суде Слонимского района Леонид Ильич 26 февраля.

На вопрос судьи, откуда взялись на его теле гематомы и царапины, зафиксированные медиками в больнице, Леонид Цвикевич ответил, что это следы от ударов при задержании инспекторами ГАИ.

Свидетели-инспекторы все отрицают, а записи задержания с видеорегистраторов не существует

— 15 декабря мы несли службу на служебном автомобиле «Джили». Заступили в наряд во второй половине дня… Вечером двигались по Советской улице со стороны Альбертина и увидели, как гражданин пересекает улицу Чкалова на красный свет светофора. Развернулся по улице Чкалова. В машине уже были включены маячки красно-синего цвета, так как мы также двигались на красный свет светофора. Когда я догнал его, мой напарник Чугунов потребовал человека остановиться. Человек развернулся и побежал обратно в сторону хлебозавода. Тогда Чугунов его догнал и задержал. Когда я к ним подошел, человек стоял на коленях и громко кричал, что его избивают работники милиции, что ему плохо. Чугунов держал его за закрученную сзади руку. Поскольку гражданин говорил, что ему плохо, мы предложили вызвать скорую помощь. Он отказался. Тогда мы предложили ему пройти в машину, он также отказался. После этого я взял его за правую руку, мы подвели и посадили его в служебную машину. В машине мы снова поинтересовались, не нужно ли вызывать скорую помощь, он сказал, что не надо. Тогда мы завезли его в приемный покой на освидетельствование на предмет употребления алкоголя, а оттуда доставили в райотдел милиции для дальнейшего разбирательства, — давал показания в суде начальник того патруля капитан ДПС Денис Деречик.

Его коллега лейтенант ДПС Андрей Чугунов своими показаниями подтвердил показания своего начальника и добавил, что документы по этому задержании он написал в приемном покое больницы, пока медики осматривали Цвикевича, мерили и сбивали уколом ему давление.

Факты избиения Цвикевича при задержании Чугунов отрицал, как и Деречик. Признавал Чугунов лишь, что закручивал при задержании человеку руку назад. Наличие индивидуальных переносных видеорегистраторов у них отрицал и говорил, что видеорегистратор работал только в салоне патрульной машины. На вопрос судьи, сохранилась ли запись с видеорегистратора, ответил, что запись на компьютер не скидывался, так как в этом «не было нужды», а через 30 суток записи с видеорегистраторов перезаписываются на новые.

Судебное решение: освободить пенсионера от административной ответственности

Суд Слонимского района 26 февраля 2019 года решил, что Цвикевича необходимо освободить от административной ответственности из-за незначительности его нарушения, исходя из состояния здоровья и обстоятельств его задержания сотрудниками милиции. Тот же суд (только в лице другого судьи) ранее, 22 декабря 2018 года, признал Цвикевича виновным «в неповиновении законному требованию должностного лица государственного органа при исполнении им служебных обязанностей» и оштрафовал на 49 рублей. Произошло это без присутствия ответчика, поскольку Леонид Цвикевич в то время лежал в больнице с последствиями от встречи с этими самыми должностными лицами и даже не знал тогда, что его без него уже оштрафовали.

После жалобы Цвикевича на такое правосудие в Администрацию президента судья Гродненского областного суда Александр Козел отменил постановление судьи Слонимского районного суда Жанны Соловей и отправил дело на пересмотр новым судьей. И вот справедливость вроде бы восторжествовала — штраф отменен. Только радости от этого у главного героя этой истории, как и здоровья, не прибавилось, — теперь Леонид Цвикевич еще лечится на дневном стационаре в Слониме.