Регион

«Стало веселее, но бездомных не меньше». Как живет приют брата Луиджи около Щучина

В приюте для бездомных два с половиной года назад из съестных запасов оставалось только несколько мешков картошки, а на руках у Алексея Щедрова — так по-настоящему зовут «брата Луиджи», — было двое лежачих стариков. Говорит, что после статьи TUT.BY люди стали активно помогать приюту. Так и прожили ту зиму. За прошедшее время здесь что-то изменилось, а что-то осталось без изменений.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Официального статуса приют как не имел, так и не имеет. Время от времени «брату Луиджи», который не состоит ни в одном монашеском ордене, приходит помощь от местного костела. Привозят еду также волонтеры и просто неравнодушные люди. Все стало не так критично, как было раньше. Но недавно Алексей написал письмо в Администрацию президента, чтобы на приют обратили внимание «наверху» — и помощь ему оказывалась на постоянной основе. Ответа пока нет, но местные власти решили проведать приют и посмотреть, какая помощь нужна людям, которые здесь живут. По словам Алексея, в Александровке за зиму побывало 12 человек.

 — Иногда бывает так, что один месяц — есть съестные запасы, а в другой все уже критично. Ты просто не знаешь, как оно будет дальше и сколько будет завтра тут жить человек, — пытается объяснить свое письмо Алексей и говорит, что было бы неплохо сотрудничать с какими-нибудь общественными организациями на постоянной основе. Но приют пока не имеет официального статуса. Почему? Алексей говорит, что костел его общину не признает. А о регистрации приюта как общественной организации он, кажется, и не думал.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Мое дело — принять человека, отмыть его, обработать от паразитов и дать кров. Если надо — помочь восстановить документы. И все, — говорит он и добавляет, что за последнее время приют старается как-то самостоятельно решить проблему продовольственной безопасности. Вот, например, в приюте живет коза Агата. Ее Алексей ласково называет «моя кормилица». Завели кур. Весной организовали возле дома небольшой огород, чтобы летом и осенью на столе были зелень и свежие овощи.

— Стало веселее, — говорит Алексей-Луиджи и ведет нас пить кофе на обновленную летнюю кухню. Сейчас здесь есть печка, добротная мебель, новые двери и бойлер с горячей водой.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Хозяин говорит, что все это появилось благодаря неравнодушным. Сам он занят лишь непосредственной помощью бездомным. Но чаще всего эти люди здесь долго не задерживаются: перезимуют, «перекантуются» — и уходят. Кого-то из них забирают в приют в деревню Каменка, что недалеко от Александровки, кто-то возвращается к прошлой жизни. Алексей говорит, что никого не удерживает и предоставляет полную свободу действий. Если в его помощи нуждаются, то он готов ее предоставить.

— Они никому не нужны. Их проблемы никто не решает. Они годами живут в подвалах, заброшенных зданиях, не моются. Однажды привезли нам одного — так мы не могли с него сапоги снять — они, буквально, прилипли, приросли к нему. Пришлось мыть его с этими сапогами. Они размокли и только тогда я снял их, — говорит он и показывает дом, где благодаря опять-таки неравнодушным людям соорудил ванную с туалетом. Сюда подвели воду и поставили бойлер.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Самое важное на первых порах — горячая ванна

Луиджи говорит, что горячая ванна — это очень важно в работе с бездомными. И первое, что он предлагает людям, — это душ. Потом обрабатывает от вшей, если надо — стрижет. В общем, приводит в более-менее нормальный вид. Живущие здесь бесплатно столуются. Взамен Алексей ничего не просит, но всегда рад, когда ему помогают — покосят траву, наколют дрова, приберут территорию.

Сейчас в приюте живут четыре человека, один из которых — лежачий. Алексей-Луиджи говорит, что скоро к нему из Лиды привезут еще одного мужчину в подобном состоянии.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Вчера вот волонтеры привезли двух человек из Лидского района — грязных, вонючих. Весь вечер приводил их в порядок.

Отмытые мужчины сидят на лавочке около одной из хат. В приюте всего два дома: в одном живет Алексей, во втором общежитие — большая комната на пять коек.

Жильцы приюта фотографироваться отказываются, с Луиджи огрызаются. Он не обижается. Говорит, что у людей этой категории такая защитная реакция, и он привык. В бескорыстную помощь они не верят, ее порой не принимают и часто возвращаются туда, откуда пришли — на улицу. Но Алексей все равно уверен, что они — самая незащищенная часть общества, и именно эти люди остро нуждаются в поддержке.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Показав свое обновленное хозяйство, Алексей говорит о нуждах учреждения.

— Была потребность в дровах, удалось пока две машины купить, а нам надо три. У нас же здесь три печки. Это 160 рублей. Пока денег нет. За электричество приходится платить достаточно много — два бойлера и насосы дают о себе знать, но стараемся как-то экономить, — говорит Алексей.

Жильцы приюта в это время подтягиваются на молитву, после которой идут рубить дрова.

— Есть у меня жильцы, которые получают пенсии, но я к этим деньгам не имею никакого отношения. Да и что там за пенсия — 90 рублей. Но живут здесь, ведь у них нет родных.

«Люди к Луиджи приезжают непонятные, незнакомые и, может быть, находятся в розыске»

К приюту подъезжают две машины. Луиджи решили проверить начальник управления по труду, занятости и социальной защите Щучинского райисполкома Андрей Новицкий, директор местного территориального центра социального обслуживания населения Светлана Шанчук и председатель Василишковского сельсовета Тамара Зубрицкая.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Они обеспокоены тем, что новых поселенцев Луиджи не зарегистрировал, а ведь обещал о каждом новом своем жителе сразу же рассказывать властям. Алексей оправдывается: люди приехали поздно ночью, надо было их помыть и одеть. Хотел сегодня, но дел навалилось много — покормить, убрать, огород полить. Вот, мол, и замотался.

Председатель качает головой и идет проверять пожарный извещатель.

В последнее время у Алексея было много проверок. Председатель Василишковского сельсовета Тамара Зубрицкая не скрывает опасений, что в маленькой деревне, где живет всего 12 человек, может что-то произойти: люди-то к Луиджи приезжают «непонятные, незнакомые и, может быть, находятся в розыске». Луиджи парирует, что за почти семь лет существования приюта инцидентов не было.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Председатель сельсовета вспоминает, что в 2013 году жильцы приюта ходили по деревне, попрошайничали и что-то даже украли. Или вот Алексей оставил несколько человек, когда уезжал два года назад ненадолго в Италию. Луиджи говорит, что тогда здесь были люди, которые ухаживали за постояльцами. Ситуация повторилась и недавно: Луиджи уехал по приглашению монахов в Румынию, а в приюте оставался один человек. Пришлось соцслужбам, мол, вмешаться и перевезти его в Каменку. Но, говорит Алексей, это не было необходимостью: в приюте были волонтеры, которые смотрели и могли дальше смотреть за мужчиной.

Кстати, многие из тех, кто живет здесь, очень хотят попасть в приют в Каменку, к монахине Фаустине. Мол, слышали, что условия там лучше. Но в Каменке сейчас свободных мест нет, поэтому, говорит Тамара Зубрицкая, бездомных, если вдруг такие появятся в районе, скорее всего, привезут снова же к Алексею.

Женщина признается, что к приюту сейчас претензий нет. Но вот регистрировать жильцов надо, да и дом бы, в котором они живут, оформить по всем правилам, а деятельность приюта повернуть в официальное русло. Готовы, уверяет, «содействовать и помогать». Но, похоже, Алексей не понимает, как это — заниматься бумажной работой, и именно здесь ему нужна помощь специалистов.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Комиссия идет знакомиться с новыми обитателями приюта. Специалисты планируют найти их родственников и как-то пристроить жильцов. Еще замечают, что некоторые из «воспитанников» Луиджи могли бы работать, да и вообще незачем привозить людей в Щучинский район аж из Лиды или Гродно.

— Вы посмотрите на них — они еле ходят, — парирует Алексей. — Да и где здесь в окрестностях найти работу? И что, они из Гродно? Летом им негде жить, а если и есть дом временного пребывания, то там можно быть с 6 вечера до 6 утра. А дальше?..

Так все и остаются при своем.

 Ð¤Ð¾Ñ‚о: Катерина Гордеева, TUT.BY

0
0
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Статьи по теме

Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: