В суде над отцом, убившим 4-летнюю дочь, его сожительница рассказала, как все произошло

Регион
0
0
Поделись с друзьями

В Зельве продолжаются судебные заседания по делу об убийстве четырехлетней девочки. Обвиняемый — ее отец, 25-летний Кирилл Бондалетов, пишет TUT.BY. В суде заслушали показания его бывшей сожительницы Вероники Поделинской. Ей 22 года, живет в Зельвенском районе, работает уборщицей, сообщает «Радыё Свабода».

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

 — Сначала он к детям относился хорошо. Мог ребенка в угол поставить. Такого, чтобы бил, не было. Когда закончились декретные деньги, стал раздраженным, потому что понимал, что мне одной тяжело заработать, — говорит Вероника.

Напомним, трагедия произошла в деревне Модейки Зельвенского района в октябре прошлого года .

25-летний пьяный отец почти неделю избивал своих маленьких дочерей — руками, веником и тапками. Старшую, 4-летнюю Маргариту, он в итоге забил до смерти — клал ребенка на пол, наступал ногой ей на лицо и при этом удерживал ее за руку, нанес 36 ударов по телу девочки черенком от веника, дважды ударил ее о тахту, — ребенок скончался в больнице. Мать детей ранее лишили родительских прав. Отец не признает свою вину.

Бондалетов переехал к женщине в середине минувшего лета. До этого он жил в Дятловском районе.

Со слов женщины, сожитель всегда нервничал, когда дети подходили к холодильнику, — потому что закончились деньги. Продукты Вероника и Кирилл покупали по очереди в зависимости от того, у кого были деньги. Одежду Кирилл купил только однажды старшей дочери: куртку, платье и свитер.

Как рассказала Вероника, в сентябре Кирилл стал меняться в худшую сторону. Он получил дом от хозяйства. Они вместе ездили туда делать ремонт. Когда мужчине предлагали работу, он отказывался. Жили на зарплату Вероники — это 150−200 рублей, также помогали родители.

 — Его все начало приводить в бешенство. Старшая дочка напоминала ему бывшую жену. Он говорил: «Не иди по следам своей матери», — рассказывает женщина.

Она видела, как сожитель бил детей метелкой, тапком, руками или как Кирилл клал старшую дочь на пол, брал за руки и наступал на голову. Так он пробовал ее успокоить. Девочка никогда не сопротивлялась, только просилась к маме. Бывшая жена и мать девочек не контактировала с Кириллом и судьбой детей не интересовалась.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Вероника. Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Вероника раньше видела синяки у девочек. Пыталась поговорить с сожителем про это. Он отвечал, что дети падали и ударялись. Старшая девочка ничего не отвечала на вопрос, откуда у нее ссадины. Младшая же говорила, что папа кричал на сестру.

Также Вероника рассказала, что отец хотел отдать старшую девочку в спецшколу, потому что она его не слушалась.

По ее словам в суде, он говорил ребенку: «Лучше я тебя убью, отсижу и выйду». Его очень раздражало, что девочка просилась к своей маме.

 — У него какая-то постоянная ненависть была к Маргарите, — считает Вероника.

Как рассказала Вероника, в тот день, когда случилась трагедия, сожитель выпил у матери женщины два литра пива, ее мать не пила. Кирилл не выглядел пьяным. Вечером вернулись домой, мужчине не понравилось, что дети бегали к столу и брали с него еду — хоть до того уже поели.

Он пошел в комнату поговорить с Маргаритой.

— Я думала, что он просто с ней поговорит. Он учил ее бегать. Она падала. Он ее поднимал. Я увидела, схватила ее, села, держала. Он подошел, вырвал ее у меня из рук. Я увидела, что у нее на шее след, как будто ее душили. Тогда я сняла с нее гольф. Он взял ее и кинул об тахту, брал за руку и ногу — и кидал. Также еще положил на живот и бил по ягодицам.

По словам женщины, девочка не сопротивлялась и молчала. Когда в очередной раз мужчина кинул ребенка на тахту, та ударилась о ее бортик. Женщина пыталась остановить сожителя, но ничего не получалось.

Потом Кирилл вышел из комнаты, а Вероника услышала хрип ребенка. Девочка лежала без сознания. Она взяла ее на руки и понесла Кириллу, который схватил ребенка, стал обливать ее водой, делать искусственное дыхание, выносил на улицу и громко звал ее. Когда вызвали скорую, мужчина попросил Веронику сказать, что девочка просто ударилась. Она так и сделала.

Обвиняемый же во время своего допроса говорил, что с девочкой ничего не делал, а убила ребенка, вероятно, Вероника.

Выслушав ее показания, он ответил:

 — Как такое можно придумать?

Также в суде выслушали директора детского приюта в Зельве Ольгу Дмитриеву. Она рассказала, что младшая дочь обвиняемого рассказывала, что папа бил старшую сестру, потому что она не хотела делать зарядку. На теле у ребенка, когда он поступил в приют, были синяки. Сейчас девочка воспитывается в приемной семье.

На вопрос, почему органы опеки не курировали данную семью, Ольга Дмитриева рассказала, что у сотрудников приюта не было информации, что мужчина с детьми переехал в Зельвенский район.

Заместитель начальника управления образования Слонимского райисполкома Ядвига Бута объяснила, что за семьей не следили, потому что она переехала, а из детского сада, куда начали ходить дети, им информацию не передали. Как объясняет Бута, условия жизни детей должны были проверять каждую неделю разные службы, потому что еще не прошло года, как детей вернули отцу.

 — Если бы родители знали, что их жизнь контролируют, скорее всего, удалось бы избежать этой трагедии, — говорит Ядвига Бута.

TUT.BY

Добавить комментарий