«Я был на всех материках, кроме Австралии». Как парень из Ошмянского района стал моряком

Регион
1
0
Поделись с друзьями

Виталию Юхневичу двадцать шесть, он – моряк. Сам родом из Клевицы, деревни в Ошмянском районе. После окончания там базовой школы перешел на обучение в Кольчунскую, а после – уехал в Польский город Гдыню – за морем. Парень решил поступать в военно-морскую академию Гдыни на гражданский факультет судовой навигации. После двух лет обучения во всех «мореходках» обязательна практика кадетом в море. Так море и выбрало его, хотя Виталий свой выбор сделал давно.

Osh.by поговорили с парнем о штормах, пиратах, девушках и многом другом в жизни моряка.

Первая встреча с морем и определила для меня будущее.

— Расскажи, как ты пришел к решению связать свою жизнь с морем?

— Когда мне было восемнадцать, случилась моя первая встреча с морем, и я сразу его полюбил. Ничего необычного, как и многие белорусские туристы, я поехал отдыхать в Палангу, что в Литве. Но эта поездка определила для меня будущее.

Когда пришло время отъезда и традиционного броска монетки, я загадал стать ближе к морю, пообещав вернуться к нему в качестве моряка. Возможно, это звучит немного смешно и пафосно, но так оно и было.

Уже по возвращении домой я стал искать информацию о «мореходках» и интересоваться вопросами поступления. Другую профессию для себя я уже не рассматривал.  И о своем выборе мне еще ни разу не приходилось жалеть.

— Отличается ли процесс поступления в твое учебное заведение от кампании белорусских учреждений образования?

— В целом, для белорусов процесс поступления в мою «мореходку» вовсе не сложный. Гораздо труднее дается учеба. Для иностранцев конкурс идет по среднему баллу аттестата. Так, мне нужно было лишь перевести свой документ об образовании на польский язык и заверить его в определенных инстанциях. Для поляков же все сложнее: нужно сдавать вступительные испытания по математике и английскому.

Главное для всех – морская медкомиссия. Моряк должен быть абсолютно здоров как физически, так и психически.

Труднее всего выдержать начало учебы. Из изначального количества в сто восемьдесят человек после первого года обучения остается в районе тридцати.

— Твое учебное заведение можно считать нетипичным. Каким был процесс учебы?

— Об этом можно рассказывать бесконечно. Морское обучение крайне отличается от обучения в других вузах. Из трех с половиной лет всего процесса получения образования лишь два пришлось на учебу. Остальное – практика на судне. Первый опыт службы в качестве кадета у меня был длиной в сто шестнадцать дней на корабле, второй раз я проработал в качестве матроса уже сто тридцать пять дней.

В целом, мне было несложно. Наверное, потому что для меня это было безумно интересно. Это была школа, которая подарила мне армию длиной в жизнь, а я этому и рад.

— В какой должности ты работаешь, и что входит в твои обязанности?

— Я третий помощник капитана, или третий штурман. На данный момент я работаю на судне Jawor Bulk Carrier Vessel, а это двести тридцать метров в длину. Первый контракт там был в качестве матроса, потом капитан оценил мою работу, и меня назначили помощником. Так я стал третьим штурманом.

В мои обязанности входит управление судном, нанесение координат на карту, по которой идем, слежение за радаром и коммуникация с другими суднами. Также между вахтами третий помощник отвечает за пожарную систему.

В море тебя не интересует то, что происходит в мире.

— За что ты любишь свою работу?

— В море тебя не интересует то, что происходит в мире. Ты погружен в свою работу, и ничего кроме этого тебя просто не интересует. Еще люблю свою работу за возможность наблюдать каждый день потрясающей красоты восходы и закаты. Третье — в море никого не интересует твоя религия, национальность и политические взгляды. На корабле у тебя другая жизнь, а команда – твоя семья. Финансовый вопрос здесь тоже играет роль, зарабатываем мы неплохо по меркам профессий «на земле».

— Сколько получают моряки?

— Я на данный момент зарабатываю 3500 евро в месяц. Но если описать все должности, то будут значительные отличия в зарплате. Кадет – 500 евро, младший матрос – 1800 евро, старший матрос – 2100 евро, боцман – 2400 евро, третий помощник капитана -3500 евро, второй помощник — 3800-4000 евро, старший помощник — 5500-6000 евро и капитан — 8000-20000 евро. Но нужно понимать, что все зависит од судна: где-то больше, где-то – меньше.

— С какими сложностями тебе пришлось столкнуться?

— Первая сложность всех моряков – морская болезнь. Сразу она есть у всех, но со временем организм начинает адаптироваться и привыкает к обстановке. Также с каждым контрактом приходится сталкиваться со штормом. Самый большой шторм, который мне доводилось видеть — 28-32 м/с ветер и волны в среднем по 10-12 метров. При такой силе волн ощущаешь тошноту и головокружение.

Но самое трудное и сложное в море — это штиль – тихая и безветренная погода. Каждый моряк скажет вам, что в такой обстановке приходится сложнее всего.

— Почему?

— Когда море тихое и спокойное, наступает очень сильная ностальгия и тоска по дому. Так, шторм, в отличие от штиля, переживается гораздо легче.

Все любят дом. Всем его не хватает.

— Скучаешь ли по дому в море?

— Конечно! Временами хочется домой приехать. Особенно туда, где ты вырос, и где тебя помнят и любят таким, какой ты есть. Все любят дом. Всем его не хватает.

—  Находясь на судне, у тебя есть возможность пообщаться с семьей?

—  Да, есть wi-fi, на суднах доступен спутниковый интернет. Правда, сигнал совсем слабый по мощности, но для звонков и сообщений этого достаточно.

— Как это — жить на корабле?

— Мне нравится. Там все четко и по распорядку. Ты всегда знаешь, чем будешь заниматься, везде налажена система, и все разложено по полочкам. Рай для перфекциониста.

— Как устроена система работы, и сколько в среднем длится контракт?

— Система на корабле такая: в море вахта длится четыре часа, после чего следует восьмичасовой отдых. Если в порту, то восемь часов – вахта и шестнадцать часов отдыха без выходных на протяжении всего контракта. Бывает, что капитан тебе дает выходной, однако случается это крайне редко, ведь тебя, по сути, некем заменить.

Что касается контрактов, то здесь все по-разному. В среднем он длится от трех до шести месяцев. Отпуск – столько же, сколько времени ты провел в море.

— Что обычно перевозит ваше судно, или это секретная информация?

— У нас гражданский флот и никаких секретов нет.  Я работаю на сухогрузе, и мы перевозим разного рода зерно. Бывает — железо, руду. Частый груз из Бразилии – соя.

За один рейс мы можем перевозить более восьмидесяти тысяч тонн в одну сторону.

Корабль ходит по всей планете.

— Всегда ли отправление и прибытие — одна точка?

— Когда приходит время выезжать на контракт, с тобой связываются примерно за неделю и высылают координаты, где находится судно. Посадки на судно осуществляются в совершенно разных местах по всему миру, ведь корабль ходит по всей планете. Компания заказывает и оплачивает билеты на самолет, бронирует отели. Когда сходим с судна, нас обязательно сопровождает агент.

— Расскажи про свой экипаж.

— Экипаж мешаный и состоит из поляков, румын, болгар, украинцев и одного белоруса – меня. В целом — восемнадцать человек. Главный и международный язык – английский, на нем мы общаемся с румынами и болгарами. С поляками я говорю по-польски, с русскими – по-русски. Я знаю три главных на нашем судне языка — русский, польский и английский. Без них попросту нереально жить и работать на корабле — нужна коммуникация.

Я был на всех материках, кроме Австралии.

— Расскажи про географию своих поездок.

— Эта работа дает мне возможность еще и путешествовать. Несмотря на свой молодой возраст, где я только не побывал, всего и не перечислишь. Я был на всех материках, кроме Австралии. После прибытия у нас всегда есть возможность погулять по новому городу и хоть немного его изучить.

Из самых отдаленных мест мне вспоминается Уругвай (Южная Америка), от Беларуси это примерно тринадцать тысяч километров.  Этот переход длился тридцать восемь дней в одну сторону и проходил через весь Атлантический океан.

— Существует ли пиратская зона, и приходилось ли тебе с таким сталкиваться?

— Да, такое есть. В Саудовской Аравии доводилось столкнуться с пиратами. Хотя, правильнее будет их назвать террористами. Из-за этого «обстоятельства» мы простояли на якоре три недели в оцеплении под контролем военных, которые пришли нам на помощь.

Террористы окрутили вокруг судна сетку, чтобы к нам никто не «подступился». Тогда было действительно страшно. И не только мне, а всему экипажу. Благо, все обошлось и закончилось хорошо.

— Как проходит ваше свободное время на корабле?

— Чаще всего мы играем в настольный теннис или развлекаемся с помощью приставки PlayStation.

— Расскажи про личную жизнь моряков. Что скажешь по поводу шутки, что у моряков в каждом порту по жене?

— Шутка остается шуткой. Да, в долгом отсутствии моряков дома есть свои сложности для семьи, но и нам тоже сложно, тоска по дому преследует очень часто. Но, опять же, все индивидуально. К примеру, моя девушка тоже работает на корабле, и, еще неизвестно, кому кого ждать приходится.

Говорят, что женщина на корабле – к беде, но я с этим не соглашусь. Если есть желание и возможность – почему нет?

Я учился для того, чтобы стать капитаном.

— Видишь ли ты себя в профессии через пять-десять лет?

— И через пять, и через десять, и через двадцать лет я вижу себя в море. В будущем – в качестве капитана дальнего плавания. Я учился для того, чтобы стать капитаном, и это моя главная цель. Обычно такое продвижение по карьерной лестнице на гражданском флоту длится от семи до пятнадцати лет. Посмотрим.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close