«Я знаю, что полностью защищен от заражения». Врач анестезиолог о работе во время пандемии

ОбществоРегион
1
0
Поделись с друзьями

На передовой борьбы с коронавирусом находятся лидские медики. Журналист «Лідскай газеты» связался по телефону с одним из них – анестезиологом-реаниматологом Андреем Ситкевичем.

Он, как и его коллеги, с первого дня создания реанимации для инфицированных больных работает с пациентами с диагнозом «коронавирус», которые нуждаются либо в искусственной вентиляции легких, либо в кислородной поддержке.

– Андрей Леонидович, от имени лидчан хочется сказать вам и всем тем, кто трудится рядом с вами, большое спасибо. Вы поистине герои сегодняшнего дня. Какая обстановка в отделении? Какое настроение у медиков?

– Обстановка нормальная, рабочая, как и настроение. Ведь всегда надеемся на успех в нашем нелегком деле.

– В средствах массовой информации появляется много статей и комментариев о том, что медицинские работники не защищены. Вы, как непосредственный участник событий, что можете сказать по этому поводу?

– Я возмущен тем, что пишут. Ведь никто «из достоверных источников Лидской ЦРБ» (а якобы на них строятся публикации) не назвал свое имя или фамилию. И есть ли вообще эти источники информации? Особенно это касается средств защиты. Так вот, пусть этот «достоверный источник Лидской ЦРБ» придет и станет со мной рядом, и я покажу, во что мы одеты, как защищены и как работаем!

Я знаю, что полностью защищен от инфицирования коронавирусом. Работаю в защитном костюме, или, иначе, ПЧК, поэтому чувствую себя вполне уверенно. Ими обеспечены не только наши врачи, медсестры и санитарки – защитные костюмы также предоставляются  медикам, которые проводят ЭКГ, бронхоскопию, рентгенолаборантам и т. д. – словом, всем тем, кто по мере необходимости посещает реанимацию.


– В каком отделении вы трудились до того, как начали оказывать помощь больным с диагнозом «коронавирус»? Долго ли принимали для себя решение перейти работать в реанимацию? 

– Пять лет после окончания медуниверситета работал анестезиологом- реаниматологом в роддоме, оказывал помощь в акушерстве и гинекологии. Когда узнал, что будет открыта реанимация для пациентов с диагнозом «коронавирус», сразу дал согласие там работать. Кстати, предложения поступали врачам не старше пятидесяти лет, однако среди нас есть и доктор, который перешагнул эту возрастную планку. Он сам предложил свою кандидатуру. В целом коллектив в реанимации подобрался работоспособный, дружный.

Ответственности врачей под стать ответственность медсестер и санитарок.

– В достаточной ли мере реанимационное отделение обеспечено всем необходимым? Имеются ли аппараты ИВЛ, все нужные медикаменты?

– Отделение обеспечено аппаратами ИВЛ. Все они прошли проверку и пока находятся в режиме готовности, поскольку нет большого наплыва больных, которые бы в них нуждались. В наличии и все нужные медикаменты. Если вдруг возникает необходимость в каком-либо из специфических медпрепаратов для пациента, по телефону связываемся со старшей медсестрой, и практически сразу он  доставляется в реанимацию.

– Улучшение состояния пациента – это уже начало победы над болезнью. Получаете ли моральное удовлетворение, когда видите, что сделаны очень важные шаги в этом направлении?

– Безусловно, радостно на душе, когда человек идет на поправку. Те пациенты, которые не нуждаются в кислородной поддержке, переводятся в инфекционное отделение. Вот и сегодня, например, такой пациент покинул реанимацию.

– А каким образом соблюдаются меры предосторожности при переходе из так называемой чистой в грязную зону и наоборот?

– Перед началом работы надеваем защитные костюмы, движемся по чистой зоне и заходим в отделение. После работы костюмы снимаем в специальном помещении, принимаем душ, надеваем чистые халаты и движемся по чистой зоне в общежитие. В комнате оборудован душ, так что при желании можно принять водные процедуры повторно.

– Расскажите об условиях вашего проживания. Насколько я знаю (и вы сейчас в ответе на вопрос это также отметили), для медиков, которые работают с инфицированными больными, оборудовано специальное общежитие?

– Да, оно находится в том же корпусе больницы, что и отделение реанимации. Во-первых, для нас это очень удобно, во-вторых, есть возможность на всякий случай ограничить контакты со своими близкими. Администрация ЦРБ в полной мере способствует тому, чтобы у нас были хорошие условия для проживания, интересуется пожеланиями и стремится их исполнить. Например, обещали в ближайшее время установить в общежитии стиральную машину для стирки личных вещей.

– А как организовано питание медиков?

– С самого первого дня заботу о полноценном питании медиков взяла на себя Лидская ЦРБ. Кстати, кормят четыре раза в день и достаточно вкусно. Кроме того, волонтеры передают нам сладости и фрукты.

– Как проводите свое свободное время в общежитии?

– После смены (а она длится 12 часов) – отдых и сон. Есть время почитать литературу, пообщаться в соцсетях.

– А как общаетесь с семьей?

– Проблем с этим в век современных технологий нет. В помощь – мобильный телефон, вайбер, скайп.

– Сейчас из различных источников мы черпаем информацию о профилактике вирусной инфекции, мол, будет соблюдаться она, меньшая нагрузка потом ляжет на медиков…

– Это так. Не будем умалять опасность инфекции, но соблюдение правил профилактики – ношение защитных масок, мытье рук, ограничение контактов между людьми – поможет ее минимизировать.

– Андрей Леонидович, что бы вы как врач анестезиолог-реаниматолог хотели сказать лидчанам?

– Пока инфекция будет давать знать о себе, мы будем находиться на посту и оказывать необходимую помощь нашим гражданам. Ведь мы  врачи и, можно сказать, добровольцы, ведь никто силой в отделении медперсонал не держит. Но каждый определил для себя: есть такое слово «надо», ну кто, если не я?

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close