«Люди думают, что заведут двух котов и у них пойдет бизнес». Легко ли заработать заводчикам?

Общество
Поделись с друзьями

Первого мейн-куна Татьяне подарил муж на день рождения пятнадцать лет назад. Тогда женщина не могла даже представить, что будет участвовать с ним в международных выставках и займется разведением кошек редкой для страны породы.

А вот Олег и Надежда почти отказались от разведения собак, чтобы поберечь их, и переключились на «коргитерапию»: приглашают людей в гости позабавиться с питомцами. Мирослава признается, что со своими рептилиями иногда уходит в минус, а с прибыли покупает лакомства им, а не себе. Читайте, как заводчики тратятся на своих животных и удается ли им на питомцах заработать.

«Где-то окупались, а где-то — вообще в минусе, все очень относительно»

Татьяна Щеглова всегда мечтала о породистой британской кошке. Пришли с мужем на выставку пятнадцать лет назад, уже готовы были купить. А потом заметили, как на сумочке женщины разлегся котенок мейн-куна. Это была кошечка мраморного цвета, впоследствии — Ефрасья, на тот момент со скидкой стоила 1000 долларов. Ну как уйти без такой очаровашки? Супруг взял ее для жены в качестве подарка ко дню рождения.

Потом Ефрасья съездила на выставку в Витебск и заняла там второе место. Тогда супруги подумали: почему бы кошечке не купить кота? Ждали они его месяцев пять, летел прямо из Германии. По стоимости — 1500 евро. Мейн-куны чистой породы тогда (в принципе, как и сейчас) стоили дорого: по 1500, 1600 и даже 2000 евро.

— Сама я медработник, тогда мне даже в голову не могло прийти, что я буду заниматься разведением мейн-кунов, — признается Татьяна. — С ними мы получили практически все титулы на выставках. Были везде — в Литве, Латвии, Украине, Польше, Германии, пока не закрыли границы. Сейчас выставок мало, выставляется один молодняк. Ефрасья уже возрастная, не хочется ее нервировать без повода.

На вопрос о количестве питомцев Татьяна отвечать отказывается: «Пускай останется в секрете». Зато признается, что три года назад подобрала трех дворовых котят, вылечила их и оставила жить у себя, вместе с мейн-кунами.

Прежде чем появились первые породистые котята, Татьяна на протяжении года тщательно готовилась. Высчитывала «правильные» дни для вязки и рождения малышей, усиливала рацион кошки, насыщала его витаминами.

— В разведении животных все не так просто, как кажется на первый взгляд. Если люди думают, что заведут двух котов и у них пойдет бизнес, это глупости, — уверена заводчица из Минска. — В нашем деле серьезная конкуренция, покупать нужно очень хороших животных. Плюс всегда их показывать, участвовать в выставках. За место на выставке тоже нужно заплатить — каждый раз от 30 евро и выше. Участие в выставке обходится в кругленькую сумму. Заранее нужно закупить хорошую косметику: шампуни, бальзамы и маски для шерсти. Одна бутылочка такого добра может выстрелить в 50 евро. Чтобы шерсть не топорщилась, ее нужно профессионально уложить. Разовая услуга грумера для котов стоит в среднем 50—60 рублей.

— Своих питомцев я не ограничиваю в еде. Они же как дети — на корме экономить неприлично. Кто-то кормит натуралкой, мы выбрали специализированные корма для крупных пород, тем более у производителей хватает для них разных линеек. Десять килограммов корма стоит 130 рублей, уходит это за неделю. Плюс на каждого кота надо сделать паспорт, родословную, поставить чип. Где-то окупались, а где-то — вообще в минусе, все очень относительно.

Заводчица признается, что продает мейн-кунов за границу. В Беларуси цены недостойные: люди хотят купить чистокровного котенка за копейки (300—400 долларов) — для домашнего уюта, а не для профессионального разведения.

«Себестоимость щенка доходит до 400 долларов»

Первая корги у Олега и Надежды Редченко появилась восемь лет назад. Надежда работала инструктором в кинологическом центре и видела, как один из сотрудников приходит на работу с собачками такой породы. Женщина их фотографировала, а вечером показывала мужу и дразнила.

— Было решено — покупаем. Где-то год стояли в очереди за щенком, тогда это была очень редкая порода, — вспоминает Олег. — На тот момент за щенка мы отдали 1300 евро. У нас не было цели разводить, покупали чисто для себя. А потом переехали из тесной квартиры в свой дом в дачном товариществе в 20 километрах от Минска, стало больше свободы — задумались о щенках.

В первый раз родилось семь щенков. Семейная пара оставила себе одну сучку. Но корги много не бывает. С последующих пометов всегда кто-то да оставался: то родится слишком маленький щенок, выкормят его — уже жалко кому-то отдавать, то слишком красивый, то шерсть особенная.

Сегодня у Олега и Надежды 10 собак — 9 корги и 1 шипперке. Последняя — очень редкой породы, самая маленькая овчарка в мире, обошлась хозяевам в 1500 евро. К тому же докупали элитного щенка корги из другого помета, чемпиона Беларуси, за 1200 долларов.

— В прошлом году у нас рожали четыре собаки. Это примерно 22 щенка. Когда два помета вместе — это реальный детский сад. Это как маленькие дети, которые какают, писают, кусаются и требуют много внимания. Сами по себе такие шкодники: все углы сгрызли и даже очки у дочки. Жена была вся в заботах.

Раньше семья продавала щенка корги по 500—600 долларов, чтобы они уходили быстрее и не задерживались: не хотели к ним привыкать. Сейчас цена поднялась до 700—900 долларов.

— Себестоимость щенка иногда доходит до 400 долларов. Мы делаем все прививки, чипируем его, делаем родословную, колем хорошие витамины. Питание у них разнообразное. В корм добавляем говяжью печень, мясо, куриное мясо, творог, овощи. Они, как и люди, устают от одного и того же.

Однажды Олег дошел до того, что на корм для собак потратил 400 рублей на десять дней. Тогда знакомая подсказала: «Пускай к тебе приезжают люди, гладят их и этим кормят». Хозяин подумал: почему бы и нет? В октябре прошлого года заплатил за рекламу 1000 рублей — и понеслась. Люди стали приезжать семьями на «коргитерапию»: гладят их, играются и забавляются. И гостям хорошо, и собачки счастливы.

— Сейчас наши собаки отдыхают, и мы отдыхаем вместе с ними. Не надо искать клиентов, волноваться за сучку и поднимать этих щенков с колен. У нас собаки живут в доме, спят в наших постелях. Они как наши дети, мы их очень любим.

Хозяин признается, что заработать на корги у него не получается. Час «коргитерапии» стоит 15 рублей для взрослого. Выручки хватает, чтобы прокормить всех собак и «сходить за продуктами самим раза три по 100 рублей.

«Если животное с дефектом, отдаю его за копейки в хорошие руки»

Мирослава Сергеева работает маляром-штукатуром, а оставшееся время тратит на разведение редких экзотических животных. Еще в детстве она тащила в дом все, что шевелится, — от червяков до крыс. Чуть позже пошли ящерицы, змейки, вараны, игуаны, агамы и даже крокодиловый кайман.

— Полноценным разведением я занялась лет в 25. Купила у заводчицы самца и самку эублефаров. Один стоил долларов 30. Потом стали появляться свои рептилии, — вспоминает Мирослава. — Ценники я никогда не завышаю. Есть небогатые люди, которые всю жизнь мечтают о своей рептилии, но у них не хватает денег. Так почему бы мне не помочь? Если животное с дефектом, отдаю его за копейки в хорошие руки. Бывает, хвостик не дорос, либо друг другу пальчик отгрызут. Могу отдать за 20—30 рублей.

Мирослава живет в частном доме возле Барановичей. Вся ее спальня заставлена клетками и террариумами. И днем, и ночью здесь поют сверчки, квакают лягушки, все шевелится, ползает и шуршит. Еще никто не сбегал: все сетки железные, надежные, а террариумы на замках.

В доме у Мирославы, кроме 14 собак и 2 кошек, живут 6 попугаев, 5 агам, 2 самки хамелеона, 2 скорпиона, куча разных черепах и змеи — 5 королевских питонов, 2 радужных удава и 1 маисовый полоз. А еще паук-птицеед размером с ладонь. Кормит их женщина натуральным питанием: у нее для этих целей разводятся 7 семей крыс и 3 семьи мышей.

Самое дорогое животное в коллекции заводчицы — эксклюзивная черепаха, которая может вырасти до 60—80 килограммов. Женщина долго о ней мечтала и откладывала деньги, стоила черепаха 250 долларов. «Главное, дожить до того момента, когда она вырастет», — шутит Мирослава.

Питоны тоже очень ценные для заводчицы: один стоил 100 долларов, второй — 200. Цена зависит от морфы, это как порода у собак и кошек. Сейчас Мирослава мечтает о двух королевских питонах особенной морфы — каждый стоит примерно по 800 долларов.

— Не знаю, как у людей получается на этом заработать. У меня вся выручка уходит строго на них. Покупаю лампы, витамины, корма, расширяю террариумы. Стараюсь создавать им все условия. В месяц я отдаю минимум 100 рублей. Это если учесть, что много чего своего в огороде растет. Большой мешок отрубей стоит 15 рублей. Мешок сверчков — 1000 штук — 40 рублей, хватает на полмесяца. Одна ультрафиолетовая лампа стоит от 60 рублей на полгода.

Продает Мирослава своих питомцев оптом в российские зоомагазины, так как у нас торговля экзотическими животными развита слабо. У нас не ценится морфа. К примеру, одна агама здесь стоит 40—50 рублей, а в России ее же можно продать за 1000. Недавно заводчица отправляла в Россию бананоеда. Средняя цена за него — от 50 до 135 долларов, в зависимости от морфы и пола. Черепах женщина продает за 20—30 рублей, хамелеонов — минимум за 100 рублей.

Еще до пандемии Мирослава побывала в Питере на птичьем рынке и приобрела там очередную партию питомцев — жемчужных ящериц, пауков, мышей, саранчу, маленькую сову и черепаху. За все отдала около 500 долларов. Когда в поезде все это добро стрекотало и «угукало» в сумке, женщина говорила попутчикам, что это попугайчик.

— Возможно, в будущем я открою у себя контактный зоопарк с рептилиями. Чтобы прививать людям, что это нестрашно. Что касается денег, заработать на этом нереально. Их надо любить, несмотря на все минусы. И плохой запах бывает. И клещики по тебе прыгают, когда чистишь террариумы. И сверчок может клюнуть невзначай. И таракан вылезти из сумочки. Не каждый такое стерпит.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button