Андрей Соколов выступил на сцене в Гродно со спектаклем, которому уже 20 лет

Общество
Поделись с друзьями

Андрей Соколов уже бывал в Гродно. Нынче он приехал к нам с антрепризой «За закрытой дверью». Причем играл на сцене Гродненского драмтеатра два дня подряд. Журналисты воспользовались возможностью поговорить с народным артистом Российской Федерации.

Дело случая

– Спектаклю, который вы привезли в Гродно, уже 20 лет

– Вы знаете, это ведь не комедия. Притча. И для актера существование без декораций на голой сцене – это такая проверка на класс. Я помню, по Украине ездили – было где-то 50 спектаклей – с ума можно было сойти. Тяжело. Но ловишь себя на мысли, что всё равно каждый раз получается по-разному. И залы разные, и мы, и настроение, и усталость сказывается. Этот спектакль какой-то бесконечный для раскрытия, – рассказал «Перспективе».

– Более десяти лет назад вы приезжали в Гродно – снимались в сериале «СМЕРШ». Какие воспоминания у вас о нем?

– Мы снимали боевые эпизоды. Я сломал себе палец на ноге, когда выпрыгивал из автомобиля. Меня даже в больницу здесь положили. Режиссер Зиновий Александрович сначала очень переживал, а потом сказал мне: «Ты что, не можешь побегать? Плюнь на всё». И я перемещался в гипсе. Запомнились костыли, которые мне прислали из Минска, и атмосфера, когда снимали на каком-то заброшенном заводе.

– Существует мнение, что профессия актера женская. Одна актриса рассказывала, что во время учебы в вузах специально расшатывают психику, чтобы та была подвижной. Как мужчинам с нею жить дальше?

– В чем заключается, на мой взгляд, учеба в театральном вузе? Приходит нормальный человек. Его действительно разбирают – его психофизику, как кубик Рубика, потом снова собирают, но в другом контексте, прослойка другая. Это зависимая профессия, ты зависишь от режиссера, продюсера, обстоятельств… Пройти по лезвию ножа удается не очень многим. Но к этому все-таки надо стремиться. Я бы ввел в театральных вузах такую дисциплину, как правильная адаптация в театре и кино, где бы учили в том числе и общению с продюсером. Потому что поначалу у тебя возникают мысли: «Давай, хочу». Но потом «Хочу, но…» Твои хотелки не всегда совпадают с желаниями других.

– А сегодня в плане ролей вы как состоявшийся актер избирательны?

– Любая палка имеет два конца. С одной стороны, если ты будешь стремиться играть только то, что тебе понравится, может плохо закончиться. Потому что хороших ролей в принципе мало. На каком-то определенном этапе я понял, что просто не могу в фаст-фуде сниматься. Более ста главных ролей в кино, есть некий опыт. Но наступает такой период, когда начинаешь сам с собой бороться. И я зачастую задавал себе вопрос: почему ушли в расцвете сил такие великие актеры, как Рыбников? Они ведь могли еще работать. Но идет смена поколений – это первое, и второе – кино – это все-таки продукт молодых. Не секрет, что основные деньги приносят люди от 15 до 30 лет. И у них свои герои. Поэтому должна быть безумная вера в то, что делаешь хорошо, и нельзя останавливаться. Надо искать новые формы.

– Есть какая-нибудь заветная и пока не сыгранная роль?

– Кто же знает, каждая роль заветная (улыбается). Названия как таковой нет. Наверное, важна личностность, масштаб. Помните Николсона в картине «Почтальон всегда звонит дважды»? После этого роль почтальона стала нарицательной. Вот это клёво. И это сильно интересно.

Нащупать ценность

– Назовите фильмы, на ваш взгляд, лучшие в мировом кинематографе.

– Я не смогу это сделать. Их слишком много. Мог бы выделить даже не фильм, а мультфильм «Сказка сказок» Юрия Норштейна. Это гениально, на мой взгляд. Он недаром имеет все мыслимые и немыслимые регалии, собрал призы на всех фестивалях, какие только есть в мире.

– Вам бы хотелось сняться в зарубежном фильме?

– Вы знаете, я ленив, с одной стороны. С другой – иногда смотрю в паспорт. После выхода «Маленькой Веры» были, оказывается, предложения из-за рубежа. Тогда это было бы актуально. Сейчас скептически к этому отношусь. Да, продюсеры, друзья советуют подумать. Но это от лукавого. Сколько осталось таких рабочих лет – ну, лет пятнадцать. Так что, думаю, здесь что-нибудь сделаю.

– Вы – актер, режиссер, продюсер, сценарист. Что еще хотите попробовать?

– Мне бы сейчас картину снять, а потом посмотрим. Но, я думаю, высших образований хватит уже. Знаете, всю жизнь учись – всё равно дураком помрешь. Надо удовольствие от жизни уже получать.

– Интересно, а знания, полученные в Московском авиационно-технологическом институте, пригодились?

– Что такое авиационная инженерия? Это стратегия, тактика. Разобрать, по полочкам разложить. Если говорить о профессии, полученной в институте, она не пригодилась. А если говорить о возможности выстраивать какие-то свои поступки – да, есть польза.

– Для вас важно, чтобы рядом были люди с высшим образованием?

– Знаете, как показывает жизнь, – образование, это не признак ума и порядочности. Ты со временем начинаешь ценить именно их.

– А если вспомнить ваши первые заработанные деньги?

– Я окончил курсы слесарей-сантехников, получил третий разряд. И первая моя шабашка была слесарем-сантехником после восьмого класса. Я за те деньги купил маме стиральную машинку «Малютку», которая и по сей день работает.

– Приближается весна. Какие необычные подарки вы дарили 8 Марта женщинам? Вдохновите гродненских мужчин.

– Не надо себя в фантазиях ограничивать. Если они совпадают с вашими возможностями – идите, будет что вспомнить. Мне приятно вспомнить, к примеру, как я в свое время пожарные машины к окнам подгонял, чтобы цветы подарить девушкам. Всё было. Обычно, что подарят на 23 февраля – ты так же отвечаешь и 8 Марта. Если ничего не подарили – можно не отвечать (улыбается). В этом, слава Богу, природа правильно всё распределила. Опять же на каком-то этапе понимаешь, что знак внимания дороже подарков. Если тебе открытку подарили – уже хорошо.

– Насколько знаю, вы в детстве дружили со спортом –хоккей, танцы,  восточные единоборства…

– И сейчас играю в хоккей – стою на воротах. У нас есть такая команда артистов – называется «КомАр». Она играет в ночной хоккейной лиге. В последние сезоны были четвертыми, третьими. Сейчас в Москве проходит чемпионат правоохранительных структур, и мы там «молотим» всех.

– Почти в каждом интервью вас спрашивают про ваши увлечения охотой и рыбалкой. А какие у вас есть трофеи?

– Вы знаете, меня «зеленые» уже замучили. И я стараюсь о трофеях не говорить. Но все трофеи, которые доступны, на боевом счету есть. Одно могу сказать, что охота и рыбалка, время, проведенное на этих мероприятиях, в счет жизни не идут. Это аксиома. Да и настоящие охотники ведь занимаются много чем – это и разведение поголовья кабанов, и так далее…

… И это пройдет

– В одном интервью вы сказали, что с годами всё сложнее удивляться. Чему вы удивились в последнее время?

– Многое удивляет, к примеру, то, что в политике происходит. Но больше всего я не перестаю удивляться людям. Отношениям между ними. Вот это, конечно, самое интересное. Удивляют верность, неверность и так далее.

– В Гродно вам подарили немало цветов. Что обычно с ними делаете?

– Дарю журналистам.

– Какие необычные подарки от поклонников приходилось получать?

– Всякое бывало, в 90-е даже банки с огурцами привозили. Приятно.

– Каково вам носить звание секс-символа, не подвигают ли вас более юные актеры?

– И это пройдет…

– А вы до сих пор пишете стихи?

– Издал книгу. Если есть некий поток, есть вибрация и ты готов ее услышать, тогда строчки появляются. Конечно же, зависит от того, что у тебя внутри. Если там всё забито мусором, если ты живешь в суете, бегом, то сложнее.

– Вокруг популярных людей много крутится других. Как вы определяете, кто искренен с вами, а кто нет?

– Вы знаете, как говорят, в чужом глазу и соринку разглядишь, а в своем и бревна не увидишь. Это совершенно верно. Со стороны всегда виднее. Есть люди, с которыми ты идешь по жизни через тернии и можешь с ними падать лицом в салат. Есть и такое слово – «нужник». Для кого-то ты такой. И это нормально. У нас очень показательными в этом плане были взаимоотношения с Игорем Тальковым. Когда мы с ним познакомились – испытывали огромный интерес друг к другу. Но я не могу сказать, что мы были друзьями. Мы были просто знакомыми, снимались в нескольких картинах. И всегда как у него, так и меня было желание сблизиться, а мы боялись всё друг в друге разочароваться…

– У вас растет дочь. Чему бы хотели научить ее?

– В силу того, что она живет с бывшей женой, да плюс мои разъезды – видимся не так часто. Но, по крайней мере, живем в одном городе. Хотел бы научить ее не совершать ошибок. Что абсолютно бесполезно, всё равно они будут. Соломку подстелить, конечно же, буду стараться. Знаете, трудно ответить на ваш вопрос. Хочется, чтобы человек крепко стоял на ногах, был счастлив, но, к сожалению, не всегда окружающая среда способствует тому, чтобы порядочность и самостоятельность совпадали.

– Как вы считаете, ваш характер легкий или тяжелый?

– Для кого-то я Карабас-Барабас, для кого-то душа-человек. А самому оценку бесполезно давать. Всё равно не объективно. Но и критиковать себя не стоит. Золото парень, в общем (улыбается).

Р.S. Кстати, по розочке гродненским журналисткам Андрей Соколов подарить не забыл.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button