«Укусивший скорпион был маленький — нога онемела только на пару дней». Белоруска о переезде в Колумбию

Общество
0
0
Поделись с друзьями

В начале года Юлия решилась на большое путешествие и отправилась к тете в Колумбию. Из-за коронавируса белоруска остается в Латинской Америке до сих пор и пока не планирует возвращаться — несмотря на скорпионов и другую живность, не говоря уже о репутации Колумбии как довольно опасной в плане криминала страны. Почему реальность оказалась намного лучше стереотипов, onliner.by узнали у Юлии.

Из бизнес-анализа в проектный менеджмент

— Чем занималась в Беларуси?

— Я окончила Гомельский государственный университет по специальности «Государственное управление» и пошла работать по ней. Отработала год и поняла, что мне не нравится государственная сфера. Захотелось чего-то более творческого и свободного, нравилось работать с английским. Нашла курсы по бизнес-анализу в EPAM, прошла их — собственно, так и попала в IT. Вот уже три года в этой сфере.

— Получила то, чего ожидала? Или IT-сфера представлялась какой-то не такой?

— Для меня это был совсем другой мир: все-таки я училась для работы в другой сфере. Было мало представлений о том, что меня ждет. В целом ожидания оправдались, мне нравится работа и то, что я делаю. Так что я довольна.

— Вкратце опиши суть бизнес-анализа.

— Есть клиент со своим продуктом. Мы анализируем его продукт и идеи, рынок продукта, спрос на рынке, актуальные тренды, интересы конечных пользователей и смотрим, чего не хватает, что мы можем предложить и реализовать. На основе собранной информации мы выстраиваем связи, совместно с клиентом формируем варианты развития его продукта и описываем этот анализ в виде требований.

Я уже два года как перешла в проектный менеджмент. Компания, с которой я начинала, была небольшая, и я, кроме бизнес-анализа, выполняла еще и задачи проектного менеджера: планировала реализацию требований и согласовывала с клиентом их приоритет, устанавливала с командой сроки реализации этих требований, организовывала и проводила с клиентом встречи по согласованию выполненной работы, разрабатывала и внедряла изменения в рамках обратной связи от клиента и так далее. И получилось так, что работа становилась больше похожа на менеджмент, чем просто на бизнес-анализ.

«В Беларуси еще все спокойно, а Колумбия уже на карантине»

— Как оказалась в Колумбии? Был отпуск, а потом начался коронавирус?

— И да, и нет. Я всегда хотела путешествовать и поняла: все, время настало. Хотелось пожить в разных странах, посмотреть культуру, познакомиться с обычаями, мировоззрением других людей. Выбрала Колумбию, так как там у меня тетя живет. Она много где побывала и сказала, что это лучшая страна для жизни. Пригласила меня в гости. Я подумала, что это хороший вариант: пожить с родственником в первом путешествии, а не оказаться совсем одной в незнакомой стране. Поэтому полетела в Колумбию. Сначала был отпуск, чтобы акклиматизироваться, привыкнуть к другому часовому поясу.

Не успел закончиться отпуск — начался карантин. Помню, еще хотела лететь на неделю позже. Если бы так сделала, уже и не получилось бы ничего: к тому времени границы закрыли. В Беларуси еще все спокойно, а Колумбия уже на карантине.

В город разрешали выходить только один раз в неделю. День определялся последней цифрой в паспорте: у меня был ноль, и он относился к четвергу — то есть выйти за покупками я могла только в четверг. Выходить в другие дни нельзя: сразу штрафуют и отправляют домой.

По выходным и вечерам в будние дни вообще все обязаны были сидеть по домам. Общественные места, супермаркеты, рестораны — все было закрыто. Работали только аптеки и маленькие магазины. И в таком режиме страна продержалась полгода. Конечно, везде маски, санитайзеры, измерение температуры при входе. В плане реакции самого населения было интересно.

Колумбийцы почему-то думали, что коронавирус прилетает из Европы. Соответственно, все с белой кожей воспринимались потенциально опасными. И такое действительно было. Вот как в Европе держались подальше от китайцев, так в Колумбии обходили стороной меня.

Помню, ехала в автобусе. У водителя есть помощник, который подходит к пассажирам и берет у них деньги за проезд. Когда они увидели, что в автобус сели белые люди, помощник даже не подошел. Он отправил какого-то мальчишку-пассажира, чтобы тот взял у меня деньги.

— А были реальные штрафы за нарушение карантина или хождение без маски?

— Полиция очень любит деньги, поэтому просто так пройти не сможешь. Кстати, вот в Аргентине все строго: тетя была там в начале весны и рассказывала, что в тюрьмы действительно сажали за нарушение карантина. В Колумбии я о таком не слышала.

Это были «неофициальные» штрафы. Тебя никак не оформляли, а просто брали деньги. Как-то знакомый ехал поздно вечером, его остановили, оштрафовали где-то на $30—50. Но это потому, что в позднее время. Мы как-то ехали днем — попросили $10.

— Получается, ты тоже нарушала карантин?

— Это был штраф за перемещение. Просто полгода сидеть в одном месте тяжело: хотелось сменить локацию. Мы жили то на пляже, то в лесу.

— В маске было нормально ходить при таком климате?

— Местному населению нормально, а мне было просто невыносимо. Я стягивала маску с носа, но, когда кто-то замечал это, просили поднять обратно.

«На месте плантаций Эскобара теперь стоят дома»

— Сменить пляж на лес — зачем?

— Сначала мне хотелось пожить у моря — наверное, как и многим белорусам. Я пожила на пляже и поняла, что море не так уж сильно и нравится. В Колумбии реки намного красивее: они чистые, горные и теплые. В какой-то момент я поняла, что к морю вообще больше не тянет.

Кстати, на побережье, где я жила, раньше была кокаиновая плантация Эскобара. Когда его убили, эти земли продали населению за небольшие суммы. И вся северная часть Колумбии, где раньше были плантации, сейчас принадлежит местному населению и используется для сельского хозяйства либо туризма.

— Это возле Медельина, кажется?

— Пабло там жил, да. А наш дом был именно на его плантациях. Эти земли расположены недалеко от Санта-Марты — крупного морского порта, из которого отправляли корабли с большими партиями.

— Не так давно здесь произошли во всех смыслах исторические события: войны картелей, охота агентов на Эскобара. По нынешней Колумбии это как-то заметно?

— Когда мы жили в лесу и на побережье, было очень тихо. На дорогах много полицейских и военных с автоматами, но все спокойно. Как-то у нас на районе убили депутата, и всем запретили выходить из домов в течение трех дней.

Но в целом я чувствовала себя в безопасности — до того момента, пока мы не приезжали в крупные города: Санта-Марту, Боготу, Медельин. Хотя Медельин — довольно европейский город, это чувствуется. Не знаю, Пабло так повлиял или это было изначально. Но местные жители и туристы любят Медельин. Когда я попала туда, не могла поверить, что это Колумбия. Там реально красиво. А в Боготе совсем по-другому.

В крупных городах особой безопасности не чувствовалось. Много людей, страна третьего мира, население бедное — происходят кражи, торгуют наркотиками. А я белая, поэтому сразу представляю интерес для таких людей. Мне было некомфортно. Но Колумбия хороша тем, что жить в городе необязательно — на природе здо́рово.

Был момент в национальном парке Enrique Olaya Herrera в Боготе. Мы гуляли по нему, и даже там оказалось небезопасно. Подошла охрана и сказала: «Давайте вы пойдете в начало парка, где много людей, потому что там, где малолюдно, вас могут ограбить». И на выходе из парка к нам подошли странные ребята — предложили купить орешки. Мы отказались, и они такие: «Ну тогда наркотики купите». Еще нам и туристы, и местные жители говорили не выходить из дома по вечерам в крупных городах.

— Ты даже убийство депутата упомянула как-то невзначай — будто это рядовое событие для страны.

— Это внутренние дела Колумбии. Туристов такие случаи не касаются, они здесь будут чувствовать себя комфортно, их никто не трогает.

Как местные обдирают туристов

— Сколько стоит жилье?

— В лесу возле меня было еще два дома, и все. Землю обычно делят на «финки», такое часто встречается в Латинской Америке. Это большой участок с одним владельцем и несколькими домами. Владелец сам может здесь же жить, выращивать что-нибудь. Размер «финки» большой — от одной до другой идти пешком минут 5—10. Поэтому там очень тихо.

Первый дом, который снимала Юлия

Я снимала дом за $300, но он был скорее как шалашик. В целом жилье недешевое. А домик прямо у берега, с частным пляжем стоил $800 в месяц. Причем кухню и ванную мы делили с хозяевами. На Airbnb за такие дома просят по $100 в сутки.

Местное население не стыдится брать с туриста двойную или тройную плату. Прихожу в магазин, везде написано: 1 песо за бутылку воды. Прошу на кассе воду — мне продают ее за 2,5 песо. Так абсолютно во всем, включая аренду жилья. Поэтому получаются европейские цены.

Из дома на берегу мы переехали в другой, и он стоил уже $600. Дом большой, красивый и комфортный. Так что все варьируется. В крупных городах цены примерно как в Европе.

Зато продукты дешевые. Но найти хорошие тяжело, и в целом само качество товаров довольно низкое. Только овощи и фрукты классные — здесь будто самый большой выбор на земле. И дешево, потому что почти все выращивают в Колумбии. На продукты уходило $200—300 в месяц. Мне кажется, цены примерно как в Беларуси.

— Это цены в магазинах или у местных фермеров?

— Когда мы жили в лесу, поблизости было много фермеров. У них много чего можно купить: яйца, курицу, овощи и фрукты, мед, свежую рыбу — прямо при тебе вылавливают. Цены нормальные, и со всеми можно договариваться. Если не торгуешься, заплатишь двойную-тройную цену. Они проверяют тебя, называя высокую стоимость. Ты такой: «Слушай, да оно вообще не стоит этих денег». И продавец сразу: «Окей, давай за меньшую сумму». Цены в маленьких магазинах и гипермаркетах примерно одинаковые.

В принципе, если снимаешь дом с кем-то, то в месяц суммарно можно уложиться в $500. Но у меня уходит не меньше $1000 — это с поездками, туристическими прогулками, транспортом.

Мне нравится, что люди очень сговорчивые, с ними можно договориться о чем угодно. Нам постоянно привозили продукты из города и с местных рынков на дом — доставка стоила $2—3. Строители, например, на севере Колумбии зарабатывают в среднем около $400 в месяц.

— Маловато с учетом цен, нет?

— Да, поэтому многие люди выращивают на «финках» овощи с фруктами.

У них есть платаны — выглядят как бананы, только большие и твердые. Их используют как картошку. Для меня было очень необычно в рыбный суп класть «банан». В принципе, даже по вкусу они крахмалистые, похожи на картошку.

А сама картошка хоть и растет в Колумбии, но почему-то используют ее мало. Больше готовят юку — это тоже корнеплод.

И что меня поразило: манго просто повсюду. Кругом плодоносные деревья, и люди не успевают собирать манго — ты реально топчешься по ним. Они обалденно вкусные, и за манго нужно ехать именно в Колумбию.

— К местной еде быстро привыкла?

— Организм не очень хорошо воспринял такое количество фруктов. Но, думаю, это индивидуально. Я начала скучать по творогу и классной «молочке». Здесь хоть и делают сыры, но они другие.

Хочется белорусский творог, гречку, пшенку, зефир, конфеты трюфели. И хлеб черный!

Выпечка в Колумбии ужасная, очень искусственная. Мы находили более-менее нормальную только во французских пекарнях.

«Кругом муравьи, летучие мыши, пауки»

— В лесу был нормальный интернет?

— Я привыкла к комфорту, и сначала было тяжело. Хотелось назад в Беларусь — это связано и с жильем, и с плохим интернетом, чтобы просто работать нормально. В лесу и на побережье мобильная связь слабая, да и цена высокая — порядка $40 в месяц. Плюс частенько из-за гроз и дождей отключалось электричество, как-то свет пропал на четыре дня. Поэтому многие используют свои генераторы, солнечные панели, у нас на такие случаи были свои аккумуляторы.

— А с жильем что не так?

— Допустим, летучая мышь любила прилететь по ночам и поесть фруктов над моей кроватью. Кусочки фруктов разбрасывались по кровати и полу, а там много муравьев. И когда я просыпалась, на месте остатков фруктов были почти муравейники.

Оставляешь что-то сладкое в закрытом чемодане — они пролазят внутрь и все съедают. Кругом муравьи, летучие мыши, пауки. В первую неделю я встретилась с большими волосатыми пауками и змеями. А еще там есть скорпионы. На пляже меня укусил один. Оказалось, он был маленьким, потому что нога онемела только на пару дней. Мне сказали, что, если такой скорпион кусает ребенка до 8 лет, как правило, тот умирает.

Мы находили скорпионов даже в капусте. Они забавные — маленькие очень и дерзкие. Змеи и скорпионы заползали в комнаты. Белорусу видеть это все… непривычно. В общем, понятно, почему первое время я плакала? (Смеется. — Прим. Onliner.)

Еще встречаются тарантулы. Говорят, на людей они без причины не нападают: паукам тяжело вырабатывать яд, и они берегут его. Поэтому просто учишься с ним жить мирно: не паниковать при встрече, не бить — и нормально.

У меня в доме прямо над столом поселилась какая-то мохнатая паучиха. Сперва я решила не трогать ее. А на следующий день заметила, что она вывела детей. Все-таки пришлось собрать их и вынести прямо за границу «финки».

В доме у Юлии обосновался вот такой паук

На море крабы заползали прямо под дом, застревали там, не могли выбраться, умирали и начинали жутко вонять. Кстати, здесь же я познакомилась с крокодилом: жители сказали, что он «местный, нормальный» и людей не ест.

Еще я впервые увидела белок, которые прыгали по пальмам. И обезьянки очень забавные. Плюс в Колумбии классные птицы: во время созвонов коллегам нравилось слушать пение птичек на фоне. А, и светлячки — никогда вживую не видела. В темноте очень красиво — как маленькие фонарики.

Встреча с индейцами: «Первобытное общество, ничего сакрального»

— Коренное население видела?

— Да, ездила на экскурсию к ним. Конкистадоры почти истребили индейцев, причем говорили, что помогают им: обучают грамотности. До появления испанцев население в Колумбии не умело читать и писать. Сейчас, правда, они тоже не особо грамотные. Общественные школы не посещают, обучают детей в своих племенах.

Было как: индейцы убегали от конкистадоров в горы и забрались так высоко, что испанцы просто не могли их достать. И они жили там очень долго, а спускаться начали лет пятьдесят назад. Индейцы рассказывали, что когда спустились, то обнаружили, что все их территории полностью заселены. Они пошли к властям и сказали: «Это наши земли, мы хотим их назад». Власти предложили такой вариант: верхушки гор остаются за индейцами — на те земли законодательство Колумбии не распространяется. И, в принципе, так осталось. Индейцы недовольны, когда видят приезжих: видно, что они еще не пережили боль колонизации.

Уже сейчас прослеживается более легкое отношение к людям: дети индейцев начинают потихоньку спускаться. Но у старейшин негатив сохраняется. И индейцев можно понять: это же их территория.

Индейцы до сих пор живут почти по первобытным порядкам. Это выглядит забавно: ходят с телефонами, но дома строят по-прежнему из глины. Зато рядом стоит солнечная панель.

В основном они охотятся, причем с рогаткой. Сейчас начинают пускать к себе туристов, потому что это приносит деньги. Что очень интересно, у индейцев волосы только на голове. Это необычно, но даже у мужчин волосы на теле просто не растут, и девушки все гладкие. Вообще удивительно.

У индейцев мне понравилось, но, когда я ехала к ним, ожидала увидеть какую-то магию. Ведь это племена, которые живут в своей древней культуре и по своим обычаям. Интересно было познакомиться с чем-то таким. Мы были в разных племенах, и после нескольких суток у них я сделала вывод, что какой-то магии нет. То есть они рассказывали, как могут «связываться с птицами и путешествовать их глазами», считают, что люди после смерти превращаются в камни, верят во многие силы природы — они полагаются на свое видение мира, а мы все же живем, опираясь на науку, на точные факты. То есть я просто увидела первобытное общество, ничего сакрального. Хотя чему-то поучиться у индейцев можно и нам. Мы спросили у старейшины о смысле жизни. И он сказал красиво: «Смысл жизни — в заботе о природе, своих близких и о себе».

— Местные жители знают английский?

— Нет, только испанский. Я начала учить его, когда решила остаться в Колумбии подольше. Язык достаточно простой. И если знаешь английский, будет еще легче: многие слова похожи, можно догадаться по смыслу.

— Хотела бы остаться насовсем?

— Думала об этом. Пока не знаю. Мне в целом Латинская Америка нравится, эта сторона земного шара очень хорошо подходит для жизни. Так что вполне возможно. К тому же здесь все недорого. Одну «финку» (только участок) возле моря можно купить за $3000. И строительство дешевое. А еще солнце, классные фрукты, морепродукты и население душевное. Красота.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

Добавить комментарий

Close