Общество

Большая стройка. Как выглядят реакторный цех и турбинный зал БелАЭС

Первый энергоблок БелАЭС хотят запустить в 2019 году, второй — годом позже. TUT.BY побывал в залах, где находятся реактор и турбины.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Белорусская атомная электростанция, что возводится под Островцом в Гродненской области, будет состоять из двух независимых энергетических блоков.

Один энергоблок — это здание реактора, машинный зал и здания вспомогательных систем. К концу 2019 года электроэнергию с энергоблока № 1 уже хотят подать в сеть.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Энергоблок № 2 планируют запустить годом позже, в 2020-м. Журналистов пускают внутрь второго энергоблока, который готов меньше.

Попасть внутрь энергоблока можно на высоте в 26 метров. На строительном сленге — на «отметке плюс 26».

Татьяна Ильейть — лифтер, она возит сюда грузы и людей, «наверное, раз сто в день». За минуту успевает рассказать, что сама — местная жительница, из деревни под Островцом. Раньше работала на картонной фабрике, но вот уже три года — на БелАЭС.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На 26-метровой отметке, перед входом в здание реактора, транспортный портал. По нему в энергоблок подается оборудование больших размеров: реактор, парогенераторы. Сейчас весь крупногабарит уже здесь, наверху.

— Потом мы сюда будем подавать свежее топливо и отсюда же отводить отработанное, — рассказывает начальник реакторного цеха БелАЭС Александр Канюка.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Почему нужно подавать все это именно на такой высоте?

— А это наиболее короткий путь до центрального зала, где выполняются основные транспортно-технологические операции.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На входе в центральный реакторный зал можно увидеть две защитные оболочки здания

В центральном реакторном зале — вентиляционные установки, системы безопасности, емкости с системами аварийного охлаждения, накрытые брезентом будущие бассейны для выдержки отработанного топлива.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Ниже уровня, на котором мы находимся, — корпус реактора. Его привезли с российского Ижорского завода.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Внизу — корпус реактора второго энергоблока

Начальник реакторного цеха Александр Канюка перечисляет системы безопасности, которые расположены в защитной оболочке.

— Они нужны, чтобы сохранить надежность и работоспособность оболочки, предотвратить ее разрушение. Если произойдет авария, нельзя, чтобы радиоактивные вещества вышли в окружающую среду.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
БелАЭС сейчас возводят около 7 тысяч строителей

На первом энергоблоке — корпус реактора, привезенный из Волгодонска. Тот уже готов, сейчас проверяют системы его безопасности, он ждет контрольной сборки.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Когда в энергоблоки привезут ядерное топливо, многое изменится. Это будет зона контролируемого доступа с повышенным радиационным фоном.

— Здесь останутся только штатные приспособления. Будет нержавеющая облицовка — чтобы можно было надежно выполнить дезактивацию и поддерживать в норме радиоактивный фон, — рассказывает Александр Канюка. — Вход по специальному наряду. Везде развесят датчики контроля радиоактивности. Можно будет смотреть, как долго здесь можно находиться персоналу, чтобы дозовые нагрузки были в норме.

Еще одно важное место на атомной станции — турбинный цех. На отметку «плюс 16» турбинного цеха первого энергоблока поднимаемся по лестнице.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Турбинный зал первого энергоблока

Турбоустановка первого энергоблока смонтирована примерно на 90%.

— На турбину будет подаваться пар из реакторного отделения. Пар приводит в движение ротор турбины. А ротор турбины соединен с ротором генератора. Именно на турбинной установке будет вырабатываться электроэнергия, — объясняет начальник смены турбинного цеха БелАЭС Евгений Абашев.

В этом, машинном, зале повышенного радиационного фона не будет.

— Здесь — второй контур. Тот пар, который пойдет из пароустановки на турбину, не будет соприкасаться с теплоносителями первого контура, которые циркулируют в реакторной установке, — добавляет начальник турбинного цеха.

Замминистра энергетики Михаил Михадюк уверен, что в 2019 году первый энергоблок БелАЭС начнут эксплуатировать.

Сейчас на станции работают над внутренним аварийным планом.

— В нем пропишут, как в нештатной ситуации должен действовать персонал, — говорит Михаил Михадюк.

Недавно, 23 марта, правительство утвердило внешний аварийный план. Он прописывает реакцию на радиационное загрязнение в случае запроектной аварии на БелАЭС. Впрочем, тут такое развитие событий считают почти нереальным.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
0
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Статьи по теме

Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: