Когда дело жизни оправдывает риск. Как в Гродно развивается contemporary dance?

Общество
Поделись с друзьями

Вы наверняка слышали о бальных и восточных танцах, хип-хопе и брейк-дансе. А встречалось ли вам когда-нибудь contemporary dance? Хореограф, танцовщица и педагог «Свободной студии» Дарья Иванова рассказала журналу «Гродно», как это популярное в мире направление танца развивается в Гродно.

ОБЩЕНИЕ НА ДРУГОМ УРОВНЕ, изображение №1

– Дарья, как ты познакомилась с танцем?

– В Гродно практически у всех моих коллег было стандартное начало: дворец химиков с множеством детских кружков. Спасибо родителям, которые прикладывали усилия для моего всестороннего развития. Они отвели меня туда: в начале «развивашка», затем рисование и танцы. Я занималась народными и бальными. Параллельно меня отобрали на художественную гимнастику.

Спорт начал занимать всё больше и больше времени. Танцы я забросила. Нужно было выбирать между спортом и учёбой. Я хоть и была трудолюбивой, но без данных чемпиона. Поэтому родители приняли решение: оставить меня в школе.

– Ты легко ушла из гимнастики?

– Да, довольно легко. Наступил момент, когда мне не хотелось идти на тренировку, а никто и не принуждал.

Можно сказать, что уже на художественной гимнастике я вступила на стезю хореографии. В этом спорте есть такое понятие, как «безпредметка» – выступление без предмета на ковре. Ты просто берёшь музыку и ставишь хореографию. По сути, проростки танца в спорте. И мне это очень нравилось. Мы вместе с подругами на гимнастике сочиняли танцевальные поздравления. Уже тогда я была «заводилой» и проявляла лидерские качества.

Но когда я бросила гимнастик, от безделья начала днями напролёт играть во дворе.

ОБЩЕНИЕ НА ДРУГОМ УРОВНЕ, изображение №2

– Сразу нашла себе новое занятие?

– Я не ходила на какие-либо кружки. Но актив ребёнка, который всем подряд занимался, у меня остался. Я не любила куклы, поэтому начала играть с парнями во все дворовые игры, ходить на турники… Моя мама испугалась.

Тогда она просто заставила меня пойти на танцы, хотя я не хотела. Коллектив назывался «Фолюш-балет». «Фолюш» переводится как «узор на ткани». Поэтому и коллектив назвали «балет с узорами». Но я узнала это позже, а в начале орала: «Какой балет!». Но прошла первая тренировка, и мне понравилось.

Сформировался коллектив, мы все были очень хорошими друзьями, приходили за час до тренировки растягиваться, ходили друг к другу на день рождения. Когда нам было 15–16 лет, мы сами что-то сочиняли. А педагоги поощряли это, возили нас на фестивали в разные страны, устраивали выступления…

– Расскажи, пожалуйста, про педагогов.

– Оба моих педагога были хореографами при драматическом театре: Бальцер Виктория и Тебеньков Александр. Совместный коллектив назывался «Фолюш-балет». Они воспитали четыре поколения танцоров. У них была команда: Александр ставил хореографию, а Виктория доводила её до совершенства.

Кстати, «Фолюш-балет» недавно отпраздновал 25 лет. Коллектив, к сожалению, распался. Мой педагог, Виктория Бальцер, прекратила вести группы, но ещё как танцует!

– Долго ты танцевала в коллективе «Фолюш-балет»?

– До 17 лет. Дальше наступила пора выбирать будущую профессию. Я хотела поступать в театральный ВУЗ. Родители сказали, что творческая профессия – это не профессия. В итоге я решила поступить в Санкт-Петербург на факультет международных отношений. Но параллельно родители уговорили подать документы в ГрГУ имени Янки Купалы. Я поступила в Россию на бесплатную форму, но документы лежали в Гродно, куда я тоже прошла по конкурсу. Так я оказалась здесь на экономическом факультете.

ОБЩЕНИЕ НА ДРУГОМ УРОВНЕ, изображение №3

– В какой момент танцы переросли из хобби в профессию?

– Я познакомилась с другими танцорами Гродно: меня отобрали на спектакль шведского хореографа, который мы показывали в Минске. Так я уже с первого курса стала отпрашиваться с занятий на выступления.

Вместе с моими новыми друзьями танцорами мы начали заниматься паркуром и бразильским боевым искусством капоэйрой. В 18 лет у меня уже было по 2-3 тренировки в день, поэтому, должна признаться, учёба в университете ушла на второй план. Но все экзамены сдавала.

Мы с ребятами ставили хореографию и номера, сложился дружный коллектив. Так и появилась танцевальная компания «Начало». Это банда людей, которые хотят вместе развиваться, но с этого момента танцы перестали быть просто хобби. Танцевали очень разную хореографию: джаз, классика, самба, контемпорари, ирландские танцы, контактная импровизация. Каждый делился тем, что умел. Мы танцевали на корпоративах, искали контракты. Так, например, съездили во Францию.

– В какой момент появилась идея своей студии?

– Была совместная идея школы танцев. Мы начали преподавать на базе Лицея № 1 и зарегистрировали ЧУП. Наша команда проделала большой путь как артисты, но потом всё начало рассыпаться.

– Что послужило причиной?

– Мы почувствовали, что каждому нужно побыть наедине с собой, понять, кто и что хочет делать в дальнейшем. Появились с возрастом мужья и дети, не так приоритетно было по три раза в день тренироваться, хотелось провести время с семьёй.

В компании «Начало» была абсолютная свобода, мы всё решали вместе. Но в возрасте 23 лет уже просыпаются амбиции, хочется слышать себя и принимать самостоятельно творческие решения. Так у участницы «Начало» Жени Романович появился свой проект «Дом 46», где мы продолжали работать, но основные решения принимала она. Я Жене помогала на этом этапе, но потом поняла, что нужно создавать свой проект.

Я и ещё несколько человек начали обсуждать появление «Свободной студии». Естественно, проходил большой и спорный процесс: как корабль назвать, сколько денег вложить, кто и сколько денег забирает. Это уже моменты про границы, про деньги, про чёткость. В итоге, я и Алеся Юцкевич стали учредителями «Свободной студии».

ОБЩЕНИЕ НА ДРУГОМ УРОВНЕ, изображение №4

– Как вы решились на создание «Свободной студии»?

– Не оставалось другого варианта. Был огромный опыт хореографических школ и работы, с которым оставаться на этом же уровне было невозможно. Нужен был рост, а, значит, нужен был риск.

– Как сейчас развивается «Свободная студия»?

– За нашими плечами пятилетний опыт. Я поняла, что многое могу сама. Если прикладывать усилия к работе и неустанно творить, обязательно всё получится. Студия развивается, ведь в неё приходят новые люди. Мы не сидим на одном месте.

– В каком направлении танца ты сейчас работаешь?

– Меня интересует современный танец и contemporary, но с каждым годом мой танец становится другим. Лето для меня – ресурсный период. Я стараюсь учиться, ездить в танцевальные школы и на мастер-классы. И я уверена, что в следующем сезоне мой contemporary будет уже другой, с другими идеями и интересами.

Сейчас мне интересна музыка, живопись и театр. Планирую внедрить эти сферы в своё творчество. В этом году я ставила хореографию для спектаклей «Время Post» и «Локис» для Гродненского облостного театра кукол. Меня очень зарядили люди там. В Гродно танец в театре – это хорошая отправная точка для танцора-самоучки. Я очень рада, что театр доверился мне и предоставил такую возможность. Я бы хотела продолжать работать с режиссёрами и выводить свой танец на уровень спектаклей.

Сейчас активно развивается новое направление – кинотанец. Я также планирую развиваться в этой сфере. Но важно создавать не видео из разряда «мы пошли и станцевали на улице», а истории через танец. Сегодня много крутых проектов делают танцоры в других странах.

– Где ты нарабатывала свой профессиональный опыт?

– Как я уже заметила, свой путь танцора я начинала в коллективе «Фолюш-балет». Также посетила множество летних танцевальных школ в разных странах. Я учу людей тому, что сама когда-то узнала от профессиональных именитых хореографов.

– Что такое contemporary dance для тебя?

– Самое простое определение – это современный танец, который меня волнует в данный момент, то важное, чем я хочу делиться.

Если говорить о танце как об искусстве, то это отдельные люди, которые меня вдохновляют. Есть ряд хореографов, они творят крутые работы с очень крутыми танцорами на темы, которые мне интересны. Там очень высокий технический уровень: свет, звук, сцена…

Но в повседневности – это про контакт со своим телом и с другими людьми. Это такая же коммуникация, но на другом уровне.

ОБЩЕНИЕ НА ДРУГОМ УРОВНЕ, изображение №5

– Contemporary – философский танец?

– Он меньше про форму, больше про содержание. Хотя, конечно, смотря как подходить к танцу. Для меня танец больше про идею. Сначала появляется идея, например, двигаемся от центра. А как это делать, каждый выбирает сам. Я просто даю зёрнышко, могу направить человека как педагог.

– Расскажи, пожалуйста, о последнем проекте.

– Проект называется «Подкроватье» – это идея снов и страхов, воплощённая в детском спектакле. А родился он так: в один момент я пришла к подруге Карине Дейнеко и рассказала про идею в зародыше, мы стали вместе работать над её воплощением. Мы начали репетиции и поняли – что-то из этого получается. Предпоказ был зимой, а к маю мы забронировали площадку в кукольном театре и поставили дедлайн, чтобы доделать проект. Была игра ва-банк: получится или не получится. Но дети очень помогли и настроились на работу. Поэтому всё вышло. Следующий этап – повезти спектакль в другой город или показать его на другой площадке.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button