Донорство – миссия добровольная: в Гродно заготовили 357 литров антиковидной плазмы

Общество
0
0
Поделись с друзьями

О донорстве в целом и работе медучреждения, которое гродненцы по привычке называют станцией переливания крови, журналу «Гродно» рассказывает врач-трансфузиолог отделения комплектования доноров крови и её компонентов Гродненского областного центра трансфузиологии, главный внештатный специалист по трансфузиологии главного управления здравоохранения облисполкома Юрий Громак.

По первому зову, изображение №1

– Юрий Аркадьевич, когда в нашем городе открылась станция переливания крови?

– Она начала работу в далёком 1944 году, переименована в центр трансфузиологии не так давно – в январе 2020 года, поэтому новое название ещё не у всех на слуху. Правда, лишь на заре создания служба крови в Гродно, как и все подобные станции страны, осуществляла исключительно заготовку и переливание крови. С годами функции и задачи трансфузиологии расширялись. В настоящее время мы занимаемся заготовкой крови и её компонентов, их обследованием, хранением и выдачей. Также курируем все организации здравоохранения области, которые осуществляют переливание донорской крови и её компонентов, оказывая им организационно-методическую помощь по вопросам трансфузиологии.

– С февраля 2020 года, когда в нашей стране был выявлен первый случай заражения коронавирусной инфекцией, в работе центра многое изменилось?

– Принципиально нет – как работали, так и работаем. Хотя, безусловно, акцент сейчас на то, чтобы больше внимания уделять заготовке «антиковидной» плазмы. То есть, к донорству привлекаем людей, переболевших COVID-19. Вот, к примеру, сегодня сдать плазму крови пришли 12 человек, у которых после заболевания выработались антитела. К счастью, отзывчивых и сознательных людей в нашем городе много! С апреля 2020 года, когда началась заготовка плазмы от доноров, имеющих антитела, к нам пришли сотни людей, до этого никогда не сдававших кровь. Другое дело, что по медицинским показаниям, не каждый обратившийся смог стать донором. «Антиковидную» плазму с весны минувшего года по февраль нынешнего сдали 274 человека. Причём доноры, у которых антитела сохранялись долго, приходили на донации по несколько раз.

По первому зову, изображение №2

– Помните первых смельчаков?

– Конечно! Одними из первых были игроки хоккейного клуба «Неман». У них как раз закончился сезон, легионеры улетели домой. В аэропорту им сделали тесты, которые оказались положительными. Проверили всех спортсменов и выяснилось, что у многих уже присутствуют антитела. К нам тогда пришли ребята и взрослой, и молодёжной команд. Даже юноши, которым ещё не исполнилось 18, хотели участвовать в добром деле и были удивлены, что есть возрастные ограничения.

– О таких примерах слышать отрадно. Люди, которые ещё недавно пребывали в тревогах по поводу своего здоровья, идут сдавать плазму, чтобы помочь выздороветь другим. Убеждать не приходится?

– Донорство – миссия добровольная. Мы, согласно приказу главного управления здравоохранения, получали списки переболевших из поликлиник и звонили людям, приглашая прийти в наш центр. Потом через средства массовой информации мы стали активно рассказывать о необходимости сдачи плазмы для больных со средним и тяжёлым течением болезни. Гродненцы откликались сразу. Причём большинство доноров «антиковидной» плазмы раньше никогда не бывали в нашем учреждении.

– Плазма с антителами к ковиду востребована? В ней нет недостатка?

– У нас заготовлено около тысячи доз такой плазмы. К слову, по данному показателю мы впереди всех остальных регионов республики. Причём значительно, в два и даже в два с половиной раза, по сравнению с некоторыми областями. Наше отделение комплектования доноров крови и её компонентов с единым донорским центром сработало в этом направлении, можно сказать, на опережение. Плазмы заготовлено с запасом. И выдаётся она сразу, как только поступит заявка.

– Юрий Аркадьевич, можно ли делать какие-либо выводы по поводу эффективности данной плазмы? Проще говоря, помогает ли переливание «антиковидной» плазмы заболевшим ковидом?

– Помогает. Но один важный момент – её надо назначать своевременно. Суть в том, что плазма содержит антитела, то есть борется с вирусом, который есть в организме. Когда же вирус уже натворил бед, запустил патологические механизмы и сам ушёл, а развивается, к примеру, дыхательная или почечная недостаточность, плазма не может помочь. Специалисты центра консультируют медучреждения по вопросам применения «антиковидной» плазмы и при своевременном её назначении выздоровление идёт быстрее. Так, у 78-летнего пациента с тяжелым течением заболевания с отрицательной динамикой, после применения плазмы состояние начало улучшаться. В данном случае плазма стала одним из решающих факторов в комплексной терапии коронавирусной инфекции. Безусловно, общие научно-обоснованные выводы будут сделаны только после серьёзных исследований. Сегодня же мы нарабатываем опыт, который ляжет в основу научных работ.

По первому зову, изображение №3

– Зависит ли наличие антител от того, насколько тяжело болел человек этим коварным вирусом?

– Вероятнее всего, течение заболевания на уровень антител никакой роли не оказывает. Всё очень индивидуально. У нас были доноры, которые тяжело болели с пневмониями, а антитела у них исчезали где-то на втором месяце. И, наоборот, были такие, кто перенёс ковид на ногах, а у них по пять-шесть месяцев антитела присутствовали. Видимо, многое зависит от особенностей организма.

– Среди доноров плазмы есть медики?

– Они, можно сказать, в первых рядах. Те, у кого не было противопоказаний, сразу после выздоровления и исследований на антитела, пришли сдавать плазму. Даже семьями. К слову, многие из нас становятся донорами крови и её компонентов ещё в студенческие годы.

– Молодёжь активно отзывается на призыв стать донором?

– Конечно! Основная масса безвозмездных доноров – это студенчество. В учебных заведениях наш центр несколько раз в год организует выездные акции. Из-за эпидемиологической ситуации исключением стал только прошедший год. Радует, что молодые люди позитивно относятся к безвозмездному донорству. Единым порывом они охотно идут на этот благородный поступок. Мы же стараемся их поощрить, определённые преференции предлагают и учебные заведения. Надеемся, что выездные акции в учебных заведениях и на предприятиях города скоро снова станут важной частью работы центра.

– Юрий Аркадьевич, экстренные ситуации в вашей работе – редкость?

– Центр трансфузиологии, можно сказать, работает, как точные часы, то есть, зная цену секундам. Для доноров, которые приходят к нам по предварительной записи практически каждый рабочий день, всё организовано с педантичной чёткостью. Сейчас мы в основном работаем по потребностям лечебных организаций. Центр хранения и распределения анализирует запасы и информирует наше отделение, что, например, востребована третья группа. Соответственно, мы обзваниваем доноров этой группы по картотеке и приглашаем их прийти. Каждый день этот процесс под контролем. А на случай непредвиденных ситуаций трансфузиологи дежурят и в выходные дни, и ночью. Буквально недавно, как раз в моё дежурство, поступила заявка из БСМП: нужны тромбоциты для новорождённого. А специфика заготовки тромбоцитов такова, что их готовят под конкретного больного. Плюс срок хранения этого компонента крови до 5 дней. То есть, впрок их не заготовишь. И замораживать нельзя. Поэтому, здесь надо реагировать оперативно. И вот поступила такая заявка в субботу вечером. Сразу же обращаемся к данным своей картотеки, звоним донору, объясняем ситуацию. И он готов по первому зову ехать в центр. Ночью за донором мчится машина скорой помощи. Это не сюжет из кинофильма, это недавний экстренный случай. Они происходят не часто, но, к сожалению, всё-таки имеют место быть. И задача службы крови выполнить свои обязанности максимально профессионально.

Информация @zhurnalgrodno

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

Добавить комментарий

Close