Есть ли шанс забрать с той стороны своего ребёнка? Как белорусы на автобусе вернулись домой из Польши

В миреОбщество
0
2
Поделись с друзьями

Граница Беларуси со странами ЕС стала в последние дни чуть ли не самым скандальным местом всей Восточной Европы. То запрещают въезд иностранцев в РБ, то не пускают домой студентов. И это практически при полном молчании органов власти.

Документов, меняющих правила прохождения границы, так и нет. И гражданам приходится ориентироваться на слухи и сообщения тех, кто столкнулся с неприятностями на границе. Читательница «Першага Регiёна» Валерия подробно рассказала, как она проходила границу, пишет 1reg.by.

От покупок отказались

В Польше мы были на сезонных работах, в этом году не так удачных, как в прошлые, «доковидные» годы. Хозяин плантации содержал нас с украинскими гастарбайтерами в отапливаемых вагончиках. Заработать можно было по 13 злотых за час (8.75 белорусских рублей). Там хорошо кормили и даже топили по выходным баню.

Сбор яблок и винограда – не хлопотное, но монотонное дело. После окончания сезона хотелось немного себя порадовать, приодеться, закупиться модными вещами. Но в сети уже были страшилки, что на границах полностью безтоварный въезд. Якобы отправляют назад без объяснения причин даже из-за пачки кофе и шоколада. Начитавшись таких новостей, мы «на закупы» не ходили, решили прямиком на Варшаву-Заходню и домой.

Наш обратный рейс «Варшава-Брест» был запланирован на вечер 29 октября. Знали, что в Варшаве забастовки и днем перекрывают движение, на вокзал приехали заранее. Примерно в 15 часов стали приходить сообщения от друзей, что на границе все «стало колом» и никого в Беларусь не пускают.

Автобус брали штурмом

Мы не могли в это поверить, но новости из Интернета, подкрепленные видеосюжетами и комментариями отдельных пограничников, развеяли сомнения. Сказать, что мы расстроились, — это не сказать ничего. У одной из наших «коллег» от переживаний  из носа пошла кровь. Мы были в чужой стране без связей и знакомых, хорошо, что с небольшим количеством заработанных денег.

Переночевали в каком-то сомнительном хостеле у самого автовокзала и утром начали вновь искать пути возвращения домой. На брестском автовокзале убеждали, что рейсы по всем маршрутам идут без изменений. Но, как оказалось на практике, на Варшаву основные ежедневные автобусы 30 октября снова не пошли. Из неофициальных источников узнали, что жителям Беларуси возвращаться домой уже можно, не впускают только иностранцев.

На границе не было ни одного автомобиля

Единственный автобус, который прибыл вечером из Бреста на автовокзал Варшавы люди брали штурмом. Мест на всех не хватило. Особенно было жалко тех, кто остался с детьми.

На пустующую границу прибыли ночью. На всем, некогда переполненном автомобилями, автопереходе Тересполь – Брест ни одной души. Возле шлагбаума тоже люди, стучались к нам в окна, просились в салон. Водитель объяснял, что не может, что он рейсовый и «стоя» никого не берет.

«Не признавайтесь, что студенты»

Долго маялись в ожидании польского пограничника. Был любезен, спросил, надо ли кому оформить tax-free. На польской стороне обязательство – все должны быть в масках. Их даже не заставляют снимать на паспортном контроле.

На белорусской стороне никого. На мосту перед въездом в страну шлагбаум. Пограничники вошли в автобус, раздали листы «Требования соблюдения правил поведения в самоизоляции». Сами служащие границы с масками, но не на лицах, а на подбородках. Температуру измеряли на запястьях. Проверяли заполненные листки поведения на самоизоляции. Все длилось бесконечно долго.

Когда съезжали с моста, встретили мужчину, вероятно, водителя предыдущего транспортного средства. Он вел за собой обратно в Польшу большой чемодан и девушку лет 17. Остановился возле нашего автобуса и прошептал в открытое окно водителю: «Если везешь студентов, то пусть прячут свои документы и не признаются, что там учатся».

Из Франции можно, из Польши нельзя

Все с сочувствием смотрели на эту юную студентку, которой предстояло провести ночь с вещами одной на пустынном переходе. По ту сторону в три часа ночи никаких признаков жизни. Девушка плакала. Впереди несколько километров пустынной дороги…

Кроме двух дальнобойщиков и еще парочки взрослых женщин, все остальные пассажиры были студенческого возраста. В автобусе наступила тишина. Погранично-таможенный контроль должен был осуществиться через зал.

Что делали в Польше, — это был основной вопрос группы пограничников, встречавших нас в таможенном зале.

Молодые люди рассказывали трём пограничникам, встречавшим нас пристальными взглядами, как они «были в гостях, мыли машины, собирали ягоды и работали на стройках». Хотя студентов выдавали предательски большие чемоданы. Девушка-пограничница строчила под копирку отдельные досье на каждого въезжающего: где будет находиться и откуда прибыл, заставляя подписать «требование отбыть в самоизоляцию». Это касалось только тех, кто сказал, что был в Польше. Дальнобойщиков из Европы отпускали домой без самоизоляции на основании их рабочих документов. Сами водители радовались, но недоумевали, ведь в той же Франции, где они получают груз, каждый день выявляют до 50 тысяч новых случаев коронавируса.

Отчет за каждую покупку

Багаж проверялся тщательно. Сначала пересматривалось все воочию, потом таможенники отправляли чемоданы и сумки на ленту рентгена. До этого пассажирам пришлось просветиться под металлическими рамками. Обстановка была напряженная. Отчитывались за каждую покупку. Проверяли карманы и наличку.

«Возвратников» не было. Но автобус всё равно не отпускали, хотя многочасовая проверка уже позади. И снова в салон зашла делегация спецслужб – трое в форме, один молодой человек в штатском. Пристально разглядывали пассажиров, водителю сообщили, что «не все документы в порядке, и он должен снова вернуться в зону контроля». Люди начинали в буквальном смысле слова стонать: «за что с нами так?»

Через несколько минут оказалось, что документы в порядке, и перенесших нелегкое психологическое испытание людей выпустили. Возле павильонов на паркинге была толпа родителей. Молодых людей забирали в автомобили. Одни родители счастливы, другие не скрывали слез – они не дождались своих детей. Люди расспрашивали у прибывших, как прошел контроль и есть ли шанс забрать с той стороны своего ребёнка.

Перчатка на польской стороне

Автобус продолжил движение на конечный пункт – автовокзал Бреста. Там еще группа родственников, пап и мам. Картина повторяется.

Одна из мам в чувствах рассказала, что ее дочь-студентку отправили на дистанционку. Администрация вуза попросила покинуть временно общежитие. Родительница сетует, что дочь осталась в чужой стране без денег и без крыши над головой.

Кстати, цены на съёмное жильё в Варшаве резко выросли. Гастарбайтерам из Украины и Беларуси нужно обязательно изолироваться, поэтому спрос значительно увеличился. Если в прошлом году небольшая каморка стоила 1600 злотых, то сейчас уже 2200 (примерно 1400 бел рублей) плюс коммунальные.

На границе же никаких документов, разъясняющего условия возвращению домой «отдельных категорий белорусов», я не заметила».

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close