Гродненская крепость: с прицелом в будущее

Общество
Поделись с друзьями

— Если бы снимал художественный фильм о дореволюционном Гродно, то непременно включил бы в картину эпизод, в котором гимназисты, забравшись на прутья ограды и размахивая фуражками, провожают ополченские части на позиции – форты Гродненской крепости, —делится корреспондент «Перспективы».

Бастионы истории

Возможно, всё было иначе… Но с уверенностью могу сказать, что нынешние школяры, в частности – учащиеся 4-й гимназии, тоже имеют прямое отношение к истории города более чем столетней давности. При их непосредственном и активном содействии в стенах родного учебного заведения появилась музейная комната – «Гродно в войнах VII – XX веков». Роль организатора, вдохновителя и мудрого советчика с удовольствием взял на себя преподаватель истории Дмитрий Лютик.
Осматриваю экспонаты – фотографии, каски, пустые шрапнельные снаряды, фляги, копии орденов… – и взрослые, и подростки проделали огромную работу.

 

– Работаю в 4-й гимназии уже седьмой год и, кроме преподавания, занимаюсь историей профессионально, – наблюдая за мной, улыбается Дмитрий Лютик. – Это не только специальность, но и хобби. Так сказать, совмещаю полезное с приятным. А что касается музейной комнаты, то воплотить проект в жизнь помог грант Президента. Ну и, конечно, сами старались…

Открыли экспозицию около трех лет назад. В ней есть материалы о битвах с крестоносцами, некоторыми экспонатами представлена Северная война 1700-1721 гг. – аутентичные ядра, поднятые со дна Немана, картечь, пули…

К слову, с помощью краеведов и энтузиастов в Гродно нашли остатки валов времен Северной войны. В музейной комнате бастионная система тех лет с отмеченными валами представлена на плане.

Синдром невежества

 

Большая часть музейной экспозиции посвящена Первой мировой войне. Дмитрий Лютик увлечен этим периодом истории и много времени посвящает его изучению. Всё это находит продолжение в увлекательнейших рассказах для своих гимназистов и совместном сборе экспонатов.

Дмитрий Лютик – один из соавторов книги «Последняя крепость Российской империи». Вместе с ним над ней работали заведующий кафедрой Гродненского университета им. Я. Купалы, доктор исторических наук Сергей Пивоварчик и краевед Александр Семенчук. Книга написана на основе архивных материалов. Это первое серьезное исследование Гродненской крепости, которое, не сомневаюсь, будет продолжено.

…А началось всё, наверное, со статей директора Государственного архива Гродненской области Александра Плешевени, опубликованных в начале 90-х. Он добрался до фондов Российского государственного военно-исторического архива в Москве и написал серию материалов, которые для многих стали открытием.

 

– Благодаря статьям Александра Никитича я и заинтересовался Первой мировой. Вместе с единомышленниками мы включились в исследовательскую работу, и сегодня Гродненская крепость изучена неплохо, – уверен Дмитрий Владимирович. ­– Выходят монографии, путеводители… Многое сделано, но предстоит сделать еще больше.

И тенденции последнего времени только способствуют, подталкивают – действуйте, двигайтесь вперед! Безвизовый режим, например, и возросший в связи с ним поток туристов является хорошим подспорьем для узнаваемости и популяризации Гродненской крепости как музейного объекта. Нужно только умело этим воспользоваться.

Но, к сожалению, для массы наших земляков и гостей она вообще до сих пор «terra incognita», невзирая на то, что уже есть литература, путеводители, отличный сайт с GPS-координатами, картами, информативными статьями и множеством снимков. Многие гродненцы вообще убеждены, что укрепления по крепостному обводу относятся к периоду Великой Отечественной, и строил их, конечно же, Карбышев. Такой вот синдром «просвещенности»…

 

Драма в один залп

Конечно, нашим военным объектам начала прошлого века не хватает «раскрутки», рекламы. Мы привыкли, что традиционные бренды – Коложа, замки, Августовский канал… Неужели – всё?

– Даже группы, которые едут на Домбровку, далеко не всегда останавливаются, чтобы осмотреть находящийся по пути (в районе деревни Наумовичи) форт № II, – с сожалением констатирует Дмитрий Лютик. – И это несмотря на то, что он известен не только по хроникам Первой, но и по драматическим событиям Второй мировой войны.

По словам историка, усугубляют ситуацию гиды, которые порой дают туристам не совсем достоверную или же крайне скупую информацию об этом укреплении, упоминают лишь о массовых казнях у форта № II в Великую Отечественную, оставляя за скобками его участие в Первой мировой, опуская фамилии, даты и т.д. Хотя православный крест был установлен на нем в память о жертвах – павших в бою, расстрелянных… – обеих войн. Есть и католический – пули не выбирали конфессий. К слову, форт до сих пор хранит немало мрачных тайн. Число казненных, например, не известно. Абстрактная цифра – около трех тысяч. Свидетельства говорят о трех случаях массового расстрела мирного населения.

– А кто погиб? Сведения тоже неполны. Вероятно, одной из первых в конце января или начале февраля 1942 года расстреляли подпольную гродненскую группу под началом командира Красной Армии Николая Волкова, – рассказывает Дмитрий. – На позиции форта № II было казнено немало жителей Липска (сейчас он в составе Польши), погибла большая группа гродненских интеллигентов, среди которых –основатель Гродненского зоопарка Ян Кохановский… Пали жертвами – православные и католики – жители близлежащих деревень.

Но это только те, о которых имеются хоть какие-то сведения; остальные остаются пока безымянными, и чтобы они такими не канули в вечность, требуется огромная работа.

 

За щитом или на щите…

Как и в целом, что касается Гродненской крепости.

– Первые шаги уже сделаны. В частности, это относится к форту №IV. Он сохранился, находится в хорошем состоянии, и хотя укрепление подверглось некоторым переделкам в послевоенные годы (в идеале – их следовало бы убрать), форт является перспективным для превращения его в музейный и туристический объект, – не сомневается историк. – Возле него уже появился стенд на двух языках (русском и польском), на котором в числе прочего указаны контактные телефоны.

Правда, форт сегодня закрыт для свободного посещения, – установлены стальные двери – в его галереях и казематах нет пока экспозиций, но внутри сооружение очищено от мусора, и желающие могут заказать экскурсию по номерам, указанным на стенде.

– Конечно, очень хочется, чтобы это было только первым шагом. Нужно продолжать, – Дмитрий настроен оптимистически. – Возникло много нареканий: мол, форт закрыли, туристы и просто небезразличные к отечественной истории люди не могут в него попасть. Хочется, чтобы форт, наконец, обрел статус полноценного музейного объекта. А чтобы он им стал, кроме бетонных стен и рассказа экскурсовода, нужно иметь что-то еще.

 

Проще говоря, необходима музейная экспозиция, и сделать ее, по словам Дмитрия Лютика, не очень сложно: есть фотографии и материалы, которые можно экспонировать либо в аутентичном виде, либо в форме копий. К сожалению, большинство имеющихся снимков было сделано уже в период оккупации, после взятия форта, но и они – увеличенные, в необходимой степени отретушированные – тоже дадут неплохое представление о том, как он выглядел. Можно, например, установить деревянные лестницы, которые были в 1915 году, заказать стрелковые щиты (единственный сохранившийся выставлен в музейной комнате гимназии), оборудовать линию огня… Всё это сделает форт более привлекательным, поскольку «мелочи», которые могли бы в определенной мере воссоздать антураж укрепления, в настоящее время отсутствуют.

– И наш музей подтверждает, что даже гимназия или школа своими силами способна сделать достаточно неплохую экспозицию. На это не были потрачены миллионы… Что-то, конечно, понадобилось купить, но в основном всё сделали своими руками и стараниями школьников, – говорит Дмитрий Владимирович. – А если подключить ресурс местных властей, то вопрос может быть решен и быстрее, и на более качественном уровне.

Опорный пункт для экспонатов

 

Конечно, в отличие от школьной экспозиции, форты потребуют немалых вложений. Опыт Литвы и Польши показывает – учитывая размеры и состояние объектов, для создания музеев фортификации нужно приложить много усилий и средств: восстановительные, строительные, земляные работы, вырубка леса, гидроизоляция и т.д. Но совсем не обязательно пытаться в короткий срок реализовать масштабный проект, замахиваться на грандиозный паноптикум в казематах и заказывать, условно говоря, дубовый паркет… Можно начать с простого.

Интересен для музеификации и расположенный неподалеку от форта №IV опорный пункт № 8 (передовая позиция группы). Он тоже прекрасно сохранился, не менее примечателен, и поскольку укрепление невелико по размерам, то и затрат на его приведение в должный вид потребуется меньше.

Возлагается немало надежд на форт № II… На позициях форта № I в июле 1944-го после контрудара немецких войск три дня в окружении дрались бойцы 42-й стрелковой дивизии. Кто-то сумел пробиться к своим, но большинство красноармейцев и командиров погибло на форту. Потом на месте кровопролитных боев находили записки: «Отомстите за нас, товарищи!» Кто об этом знает сегодня?

 

В общем, нам есть, что рассказать и показать. И найдется немало людей, готовых с охотой взяться за реализацию идей – историки, краеведы, энтузиасты… И те же гимназисты. Да, время махать фуражками вслед ротам прошло, но роты всегда возвращаются – уже как история.

Back to top button
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля