«Хотел здесь жить с семьями детей…» Абсурдная история о том, как 7 лет местные власти не дают ввести в эксплуатацию построенный частный дом в Минске

В странеОбщество
0
0
Поделись с друзьями

Виталий Соловьянчик когда-то жил в частном доме по адресу: ул. Дружбы, 24. Он и сейчас там прописан, только такой улицы давно нет: снесли и застроили многоэтажками. Когда сносили дом, государство еще предлагало варианты компенсации — Виталий выбрал компенсацию участком. Дали надел на улице Курганной в Минске. Дом Виталий построил и уже семь лет пытается добиться его приемки. Почему так получилось и что Виталий собирается делать дальше, рассказываем в нашем материале.

Проект был раньше участка

— Проект трехквартирного блокированного дома я согласовал еще в 2011-м. И именно он лег в основу землеотвода, — говорит Виталий и показывает стопку документов. — Участок был предоставлен решением Мингорисполкома в 2012 году.

В заключении комитета архитектуры Мингорисполкома указан именно индивидуальный блокированный трехквартирный жилой дом по ул. Курганной. Строили его полтора года. Никаких претензий в процессе не было. Но в 2014-м, когда дом попытались ввести, администрация перестала признавать факт того, что дом построен законно, пишет realt.by.

Почему? В 2014-м Генпрокуратура заинтересовалась продажей квартир в домах, построенных как индивидуальные блокированные, и обнаружила: в столице строят огромные, на 600−1500 квадратных метров, дома, продают по квартирам-долям, а в сети не вкладываются, на инфраструктуру не тратятся.

Тогда же с домом напротив владений Виталия всплыл скандал: мошенники набрали «дольщиков» и под видом двухквартирного дома построили подобие «хрущевки». Так с начала 2014 года дома на Курганной «зависли».

Конкретно Виталию администрация Московского района ничего в вину не ставила. Он строил за свои и ничего никому не продавал. Но заподозрили, что в теории он может превратить свой большой дом в многоквартирный и после сдачи продать. Это подозрение легло в основу поиска причин, почему дом нельзя принять в эксплуатацию.

Хроники пятилетки

В письме из администрации Московского района от апреля 2014-го Виталия информируют: были выявлены признаки «многоквартирности» жилого дома: расположение лестничных клеток в квартирах с организацией входов в изолированные группы помещений квартир на двух этажах, в которых предусмотрено размещение санитарных узлов, дает возможность использования их в качестве самостоятельных отдельных квартир и попадает под определение «многоквартирный жилой дом», в связи с чем разрешение на строительство нужно получать в установленном порядке.

В доме действительно три отдельных входа. Каждый ведет на лестницу с лестничной клеткой. Такой вариант предложило Виталию МЧС, как самый безопасный. В теории — да, с каждого входа можно организовать по квартире на этаже, итого их будет шесть. Но именно такой проект дома, с такими лестницами, был согласован еще до выделения участка.

— Перед одним из приходов БТИ потребовали от меня еще и мансарду оштукатурить… А потом комиссия из администрации Московского района оценила: о, да у вас тут можно еще квартиры организовать. Я им говорил: а как я буду тут что-то обустраивать без согласия администрации? Дом подключен к газу: кто в мансарде даст квартиры сделать, кто газ разрешит вести в помещения с деревянными перекрытиями? Здесь на каждую из трех квартир электричество — на 6 киловатт. Фантазировать можно много: что дом в шестиквартирный можно превратить, девятиквартирный, — досадует Виталий. — А электричество их фантазия как делит? Один включил утюг и чайник, второй — стиральную машину и пылесос, а дальше все, выбило пробки? Санузлы на каждом этаже их удивили… Признак многоквартирности это… Сейчас в больших квартирах, не говоря о двухуровневых, два-три санузла — норма!

С 2014-го администрация настаивала, что дом Виталий строил без ее разрешения. Хотя разрешение давал Комитет архитектуры Мингорисполкома — то есть вышестоящая инстанция, и других по закону не требовалось.

Потом всплыло, что проектировщик дома «засветилась» в проектировании многоквартирников, которые строились под видом блокированных. Это тоже усилило подозрения местных властей в том, что дом после сдачи будет продан как шестиквартирный.

В 2015-м администрация придумала еще один маневр: «С целью урегулирования ситуации (…) принято решение № 166 о разрешении Соловьянчику В. И. продолжить строительство жилого дома по ул. Курганной, б/н при условии разработки и согласования в установленном порядке проектной документации, получения заключений государственной экспертизы, комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома по строительному проекту и разрешения инспекции департамента Госстройнадзора по г. Минску».

Виталий не выполнил эти условия, поскольку «разработка проекта дома и его экспертиза, если он уже стоит, — за гранью логики». Да и Госстройэкспетриза уверяла: нет смысла в экспертизе документов, если дом уже стоит.

В 2016-м Виталию намекнули, что можно попробовать узаконить дом как самострой. Виталий обратился в службу «одно окно» с предложением принять дом в эксплуатацию. Даже представил ведомость технических характеристик на дом, изготовленную РУП «Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру». Не получилось. Вопрос сняли с рассмотрения «в связи с невыполнением работ в полном объеме».

Виталию не раз предлагали убрать возможность попадать на каждый этаж с лестничной клетки. Для этого нужно демонтировать капитальные бетонные лестницы и установить новые внутри квартир, как в двухуровневых квартирах. Таким образом исчезнет намек на многоквартирность — в каждую можно будет входить только с придомовой территории, а на второй этаж подниматься только внутри квартиры. Но в уже построенном доме провернуть такое — фактически реконструировать его. Это огромные деньги, которых у хозяина дома нет.

Зато надежда, что чиновники прекратят мысленно делить его дом на много квартир, у Виталия сохранялась.

Весной 2019-го Виталий подключил дом к сетям, поставил счетчики (по одному на каждую из трех квартир), даже сделал дорожки вокруг дома. И снова просил администрацию отменить требования об экспертизе проекта. Но получил отказ.

В этом же году очередная комиссия написала в акте обследования то же, что и раньше: в доме имеются признаки многоквартирности. Объемно-планировочное решение здания позволяет использовать изолированные жилые помещения, расположенные на первом и втором этажах, как отдельные квартиры. Но теперь на основании этого обследования и БТИ составило ведомость технических характеристик с указанием «здание многоквартирного жилого дома».

Виталий попытался оспорить этот акт и требование администрации Московского района о проведении госстройэкспертизы в суде.

Акт оспорить не удалось. Но вот требование предоставить госстройэкспертизу проекта суд Московского района в июле этого года признал-таки незаконным. В мотивировочной части суда указано — «Поскольку строение уже было возведено, о чем администрации было достоверно известно, администрация необоснованно потребовала разработать и согласовать проектную документацию. (…) решение администрации является заведомо неисполнимым и выходит за рамки действующего законодательства».

И что дальше?

Администрация Московского района остается при своем мнении — пока дом может быть использован как многоквартирный, регистрация невозможна.

Что примечательно, большинство владельцев таких домов, строившихся без дольщиков, с 2014-го как-то умудрись их зарегистрировать. Ходили на приемы к большим начальникам, в Администрацию президента, в КГК. Большие чиновники вникали и соглашались — нет смысла мурыжить застройщиков годами. Фарш не прокрутить назад — дом построен, в соответствии с законодательством, действующим на момент начала стройки, по проектам, которые были одобрены на момент начала стройки. От ввода дома в эксплуатацию никто не пострадает — ни частные лица, ни государство. Но Виталию не повезло — именно его дом продолжает оставаться незарегистрированным. Мало того, сейчас ему намекают: изменились условия, по новым законам вообще нельзя строить трехквартирные, переделывай в двухквартирный.

Сам Виталий до сих пор жилье снимает.

— Когда начинал строить дом, думал, все будем тут жить — сам, дети взрослые с семьями… С бизнесом было все нормально, с планами. А теперь — все что мог продал и вложил в этот дом, по факту — бомж, человек с пропиской в доме, которого уже давно не существует. Я хочу, чтобы этот дом приняли, чтоб хотя бы пару комнат сделать и жить тут… Квартиры же без согласия администрации района не разделишь на части! Чего они боятся?

И, кстати, этот дом по Курганной, 35, из-за которого заварилась вся каша, разрешили достроить. 30.12.2019 принято распоряжение президента № 257 «О строительстве жилого дома» «в целях защиты прав физических и юридических лиц, участвовавших в финансировании строительства».

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close