Посчитали сколько часов белорусы провели без мобильного интернета в 2020 году

Выборы-2020Общество
0
0
Поделись с друзьями

Уходящий год запомнился белорусам не только массовыми акциями протеста и их жестоким подавлением, но и отключениями интернета. 42.TUT.BY вспоминает, как все начиналось, сколько часов мы провели без мобильного интернета и как это изменило цифровые привычки белорусов.

Когда все началось (спойлер — не 9 августа)?

Возможно, вам может показаться, что проблемы с интернетом в Беларуси возникли непосредственно в день президентских выборов, то есть 9 августа. Однако «Белорусская обсерватория интернета» подготовила отчет, где упоминается несколько случаев, произошедших за несколько дней или недель до этого мероприятия.

«Белорусская обсерватория интернета» — проект, созданный для мониторинга блокировок сайтов в белорусском сегменте интернета. Проект регулярно проверяет доступность сайтов независимых СМИ, правозащитных, общественно-политических и других организаций, чтобы выявлять возможные ограничения доступа к ним.

Так, ночью 19 июня с 01.23 до 03.00 у некоторых белорусских пользователей перестали работать Viber и Telegram — доступ к ним был возможен только через MTProxy. Как говорится в отчете, «после установления TLS-соединения обмен пакетами прекращался и соединение завершалось по тайм-ауту». Также, по информации организации, у «многих государственных и коммерческих провайдеров» (например, Белорусская железная дорога и «Газпром») перестали работать корпоративные VPN-туннели, обеспечивающие связь между различными офисами и регионами.

А с 16.00 по 19.00 в тот же день в нескольких городах были перебои с мобильным интернетом — тогда пресс-служба А1 пояснила, что это связано с техническими проблемами.

16 июля с 1.50 до 2.00 ночи у белорусов наблюдались проблемы в работе VPN (так называется безопасное, зашифрованное подключение между двумя сетями или между отдельным пользователем и сетью). Тогда высказывалось мнение, будто это связано с «блокировкой отдельных VPN-сервисов» — но Telegram-канал «ЗаТелеком» писал, что, по их данным, в Беларуси GRE (Generic Routing Encapsulation — протокол туннелирования сетевых пакетов) никто не блокировал и что проблема «у одного из российских апстримов НЦОТа», проще говоря, поставщика соединений с интернетом за пределами страны.

И уже 8 августа около 18.00 UTC, согласно отчету, отключились восемь из восьми IPv6 каналов связи (аплинков) «Белтелеком» и четыре из пяти аплинков НЦОТ.

«То есть в точке присоединения белорусского сегмента интернета к глобальному интернету одномоментно отключили 80% соединений по протоколу IPv6 — современная версия протокола, на котором работает интернет. Доступ в интернет потеряли большинство пользователей, — пишет в отчете „Белорусская обсерватория интернета“. — Это отключение провайдеров IPv6 продолжалось до 12 августа».

Сколько часов мы провели в уходящем году без мобильного интернета?

Согласно упомянутому отчету, с вечера 9 до утра 12 августа в Беларуси был полностью отключен мобильный интернет у всех трех белорусских операторов — всего на протяжении 31 часа 45 минут.

В те дни белорусы впервые столкнулись с полным шатдауном интернета в сетях мобильных операторов. «Отключения происходили синхронно у всех трех операторов, что вызывает предположения о централизованном характере действий. Более того, отключение мобильного интернета полностью совпадало по времени с массовыми протестами на улицах. Мы предполагаем, что сети операторов были отключены их аплинками», — говорится в отчете.

Но после 12 августа отключения не прекратились. Практически каждое воскресенье вплоть до декабря у белорусов в среднем по 4−5 часов отсутствовал мобильный интернет.

Так, вечером 23 августа у минчан пропал доступ в Сеть одновременно у всех операторов — позже А1 пояснил, что «по требованию государственных органов в связи с обеспечением национальной безопасности существенно снижена пропускная способность 3G-cети А1 на территории некоторых районов города Минска». Это подтвердили и остальные операторы.

Что за государственные органы отдавали такие приказания, до сих пор точно неизвестно. В конце августа в Оперативно-аналитическом центре при Президенте Республики Беларусь 42.TUT.BY ответили, что «ОАЦ не обладает информацией о требованиях по снижению пропускной способности сетей мобильных операторов Республики Беларусь».

«Белорусская обсерватория интернета» также приводит хронологию блокировок мобильного интернета в стране — правда, лишь с 9 по 12 августа и с 30 августа по 18 октября. Но мы посмотрели данные и за другие даты — вплоть до 6 декабря, первого воскресенья за полгода, когда мобильный интернет не отключали (но зато в тот день возникли проблемы с Telegram и на 15 минут «отвалился» внешний канал в интернет).

Мы подсчитали, что с 9 августа по 29 ноября без мобильного интернета белорусы провели более 102 часов (однако стоит подчеркнуть, что временные рамки отключений все же приблизительны).

Каким способом могли отключать интернет?

В случае с мобильным интернетом все понятно: оператор связи просто ограничивает пропускную способность интернета в связи с указанием «сверху». Так, австрийский холдинг A1 Telekom Austria Group публично прокомментировал позицию своей дочерней компании в отношении текущей ситуации в Беларуси. «А1 Беларуси не может предоставлять услуги связи без доступа к монополизированным государством сервисам. Национальная и международная, голосовая связь и интернет — все это находится под полным контролем госорганов, — говорилось в заявлении. — В случае невыполнения данных требований последствия от их реализации могут носить гораздо более масштабный характер. В частности, вести к ограничению доступа всех пользователей ко всем услугам как через мобильный, так и фиксированный интернет по всей стране».

А вот в случае с проводным все сложнее: нет какого-то одного рубильника, чтобы «обезинтернетить» всю страну разом. Что же могло привести к шатдауну в Беларуси? Еще в августе технические специалисты высказывали мнение, что, возможно, дело не в волне DDoS-атак из-за границы, как говорили НЦОТ и «Белтелеком», а в фильтрующем оборудовании на внешних каналах связи, которые находятся под контролем государства. Ведь в 2018-м НЦОТ закупал оборудование подсистемы полного анализа сетевых пакетов DPI (deep packet inspection), которое может использоваться не только для защиты, но и для ограничений.

В конце августа 2020 года Bloomberg провел расследование и пришел к выводу, что проблемы с интернетом в Беларуси, которые начались в день президентских выборов, были созданы искусственно с помощью оборудования, произведенного американской компанией Sandvine.

В частности, в документах, имеющихся в распоряжении Bloomberg, указывалось, что Sandvine поставляла свое оборудование в Беларусь через основного подрядчика — российскую компанию «Инфосистемы Джет», которая в начале 2019 года заключила сделку с нашей страной на сумму в 2,5 миллиона долларов.

Согласно документам, техника Sandvine была установлена ​​на двух объектах в Минске, где Национальный центр обмена трафиком «использует ее для управления интернет-активностью страны».

Bloomberg также утверждал, что данное оборудование дало НЦОТ возможность заносить в черный список до 150 миллионов URL-адресов веб-сайтов.

Тогда НЦОТ отказался комментировать 42.TUT.BY возможную сделку.

Разоблачение Sandvine вызвало критику со стороны сенаторов США, правозащитной организации и диаспоры белорусов в Штатах, а также спровоцировало внутренние протесты в самой компании. В итоге Sandvine расторгла сделку с Беларусью, заявив, что правительство использовало ее технологии для нарушения прав человека.

Однако, как пояснил автор Bloomberg, это не значит, что технологии Sandvine немедленно перестанут работать в Беларуси. Компания просто прекратила предоставлять техническую поддержку и обновления на программное обеспечение и оборудование, что в конечном итоге может привести к прекращению корректной работы, но технология по-прежнему будет работать, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Также стоит обратить внимание на один любопытный момент: 6 декабря у некоторых пользователей в Беларуси на 15 минут пропал доступ в интернет, после чего читатель TUT.BY прислал нам скриншот «трассировки во время отключения» на сети от А1. Вы можете увидеть его ниже.

Скриншот: читатель TUT.BY
Скриншот читателя TUT.BY

Если кратко, это значит, что дальше 185.11.76.41 трафик не пошел. При этом IP-адреса в промежутке 185.11.76.0 — 185.11.76.255 принадлежат Национальному центру обмена трафиком.

В какую сумму мог обойтись полный шатдаун в Беларуси?

Согласно подсчетам неправительственной организации NetBlocks, в период с 9 по 12 августа общее время перебоев с интернет-связью в Беларуси составило 61 час — причем день без интернета обходится нашей стране в 56,4 млн долларов.

К сожалению, инструмент NetBlocks позволяет рассчитать приблизительную стоимость полного отключения интернета, но не дает возможности подсчитать убытки от снижения пропускной способности мобильной сети конкретно в Беларуси. Однако издание «Настоящее время» при помощи того же NetBlocks посчитало, что за 2,5 суток стоимость отключений могла обойтись Беларуси в 138 млн долларов.

Правда, как замечает телеграм-канал «За BYnet», на самом деле шатдаун длился 3 дня, поэтому стоимость может быть еще больше и доходить до 170 млн долларов.

Как отключения и задержания администраторов Telegram-каналов повлияли на цифровые привычки белорусов?

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Scott Graham / Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Scott Graham / Unsplash

За время протестов белорусы приобрели новые цифровые привычки. Как отмечает Центр европейской трансформации, Telegram стал одним из самых популярных мессенджеров в нашей стране — из-за его «относительной защищенности и имиджа». Так, авторы краткого аналитического обзора, посвященного этому приложению, упоминают «„ореол“ сопротивления диктаторским режимам», возникший после попыток заблокировать мессенджер в России.

По косвенным данным, в Беларуси в середине августа 2020 года насчитывалось около 2,4 млн активных пользователей мессенджера (примерно 30−35% интернет-аудитории), а в предшествующие августу месяцы Telegram являлся самым скачиваемым приложением в Беларуси (как на платформе Android, так и iOS). По некоторым данным, в сентябре 2020 года этим мессенджером пользовалось около 60% городской интернет-аудитории в Беларуси.

Причем если в 2019 году большинство телеграм-каналов и групп (чатов) все же в значительной мере выполняли функцию массовой информации, коммуникации и общения, то в 2020-м они стали еще и средством массовой организации (или самоорганизации).

Заметным явлением уходящего года стали территориальные чаты, создаваемые жителями городов и поселков, районов, дворов и даже отдельных домов — так называемые дворовые чаты, где местные жители обсуждают насущные вопросы, в том числе формы уличного протеста, и делятся мнениями по поводу происходящего в стране.

На активность в мессенджере обратили внимание и правоохранительные органы. Начиная с июня Telegram-каналы и чаты, созданные сторонниками перемен в стране, периодически переходят под контроль неизвестных. Причем первым признаком является смена аватарки на государственные символы: герб или флаг — а также репосты из провластных каналов вроде «Желтые сливы».

Затем в Telegram-канале пресс-секретаря МВД и СМИ может появиться информация о задержании администратора «деструктивного телеграм-канала» — в частности, так было в случае с 25-летней минчанкой, которая управляла каналом «Контроль автозаков Минск», Николаем Дедком, который вел телеграм-канал @MikolaDziadok, и студентом, администрировавшим «Белые халаты». Таким образом, по крайней мере в части случаев контроль над каналом достигался «физическим путем» — при задержании владельца или администратора.

В ответ на это пользователи вырабатывают новые правила коммуникации и взаимодействия. Допустим, участники Telegram-чатов усиливают меры личной безопасности — скрывают номера телефона, к которым привязаны персональные аккаунты, постоянно меняют фото и свои никнеймы, включают двухфакторную аутентификацию и тому подобное. Также, согласно данным Центра европейской трансформации, во многих чатах начали скрывать и даже удалять историю переписки или отдельные сообщения, практиковать разного рода проверочные процедуры «на входе», выносить обсуждение организационных и значимых вопросов в закрытые малые группы, оставляя в общем чате только обсуждения на менее опасные темы.

Что же касается отключений, то белорусы научились пользоваться VPN и proxy-сервисами. Уже в августе VPN-сервисы вошли в список самых популярных приложений в Беларуси. В частности, в программе Psiphon, предназначенной в том числе для обхода блокировок и цензуры, по состоянию на вечер 10 августа количество активных подключений из Беларуси превысило количество таких же соединений с территории Ирана, где население больше почти в 9 раз.

Как позже рассказал президент и соучредитель Psiphon Майкл Холл, в августе 2020 года количество белорусских пользователей приложения составило почти 2,5 млн (практически половина всего взрослого населения Беларуси). Затем, когда интернет начали отключать только по воскресеньям, активных пользователей стало меньше. В ноябре, к примеру, Psiphon использовали больше 312 тысяч белорусов.

В «мирные дни» количество подключений в Беларуси колеблется в районе 100−300 тысяч.

Популярности VPN придают и блокировки отдельных ресурсов (из последнего можно вспомнить сайт платформы «Единая книга регистрации преступлений» и постоянно переезжающий адрес портала KYKY.ORG).

Таким образом, можно сказать, что за последние пять месяцев белорусы узнали новые пути обхода блокировок и улучшили свои цифровые навыки.
TUT.BY

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close