Белоруска на время разочаровалась в IT и ушла работать на круизный лайнер. Что из этого получилось?

В странеОбщество
0
0
Поделись с друзьями

Любая IT-страна при желании может изменить свои приоритеты. По каким причинам? Вероятно, конъюнктура рынка изменилась. А может, захотелось чего-то нового. Примерно так действуют и люди, разве что их решения обычно влияют лишь на них самих — все мы как бы кузнецы собственного счастья. Onliner поговорил с Анной, которая когда-то нашла себя в IT, но затем душа потребовала чего-то нового. Решила попробовать, а потом, как это обычно теперь случается, вмешался коронавирус. Все пропало? Судя по всему, нет.

С нашей собеседницей мы встретились в Минске. Анна оказалась здесь случайно (для нас) по командировочным делам, приехав на некоторое время из Витебска. Так что на этот раз удалось избежать набивших оскомину Zoom и «удаленки». Под аккомпанемент очаровательной улыбки девушка рассказала, как «дошла до жизни такой».

Начиналось все банально: школа, затем бесплатное обучение в ПГУ (Полоцкий государственный университет) — к тому моменту там уже несколько лет принимали на факультет информационных технологий.

— Очень хотелось в Минск, но там были высокие баллы, плюс не было общежития… Отучилась пять лет, — начинает Анна.

Девушка говорит, что в те времена то ли она была такая неправильная, то ли возможностей в Полоцке было недостаточно, но в своей сфере подрабатывало не так много людей с потока. Чаще находили место уже на последних курсах.

Во время учебы, летом между четвертым и пятым курсами, она устроилась на работу — ради мечты повидать мир, посмотреть новые страны, людей, завести знакомства.

— С первой зарплаты официантки я отправилась в автобусный тур по Европе — там тебя возят, за ручку водят, для меня уже это было «вау». (Смеется.)

Во время преддипломной практики Анна оказалась в витебском офисе белорусской IT-компании (была также практика и на четвертом курсе): в группе, по ее словам, было человек 10, половину позвали работать еще до получения диплома. Практика совмещалась с выполнением учебных проектов, и девушке повезло с руководителем, который активно помогал вникнуть во многие тонкости.

— Работа была достаточно интересная, особенно в самом начале, когда мы только пришли. Все очень сильно отличалось от того, чему нас учили в университете. Первое, что меня зацепило, — это сплоченный коллектив и наш тимлид. Он был прямо такой суперкоммуникабельный. И пока ты зеленый, ничего не знаешь, все эти новые технологии, было тяжело и интересно одновременно.

Так я проработала три года (где-то через полтора-два года, точно не помню, меня перевели на следующий уровень).

Почему я захотела куда-то уйти и двигаться дальше? Ты все время находишься в одном месте, все ходят в офис с девяти до шести. И как бы ни было все классно, получается, что ты как белка в колесе каждый день. Выпустили тебя в отпуск, ты только-только почувствовал себя свободным, вернулся обратно — и все по новой. Рутина и мысли о том, что через пять лет я буду сидеть в том же кресле, возле того же окна — неважно, в какой должности…

Спустя примерно год работы в компании Анна впервые поехала на море зимой — она отправилась с подружкой в Индию. Говорит, захотелось какого-то экстрима, свободы.

— Мы были в Гоа. У меня тогда еще не было прав, мы арендовали скутер, объездили все вокруг, — продолжает она и делится впечатлениями. Добавляет, что «хотелка» на этом не закончилась: — Тебе как бы подсунули пирожочек маленький, две недельки.

Тогда девушка начала просматривать варианты.

— Чтобы куда-то просто так поехать, нужно либо очень много денег с собой, либо скитаться непонятно как. Второй вариант мне точно не подходил: я точно не готова пить водичку из ручья и спать под пальмовым листиком.

В конце 2016 года на глаза попалась тема круизных лайнеров.

— Нам вначале было все равно куда, а из стран СНГ обычно набирают официантов. Там уже учат с самого нуля, язык не сильно важен, опыт — тоже. Тебя просто отправляют по всей пирамиде — от сотрудников для собственных столовых и дальше. Учат-учат… Все проходят эту мясорубку, — пугает процессом девушка.

Анна с подругой обратились в одно агентство, но «потом случилось чудо»: в другой фирме впервые после длительного перерыва набирали в магазин дьюти-фри.

— Мы забросили первое агентство, пошли во второе, начали готовиться к интервью, сочиняли, где и кем работали. (Смеется.) На пятом курсе университета я подрабатывала в боулинге, чтобы купить ноутбук для учебы, и моя должность почему-то называлась «продавец чего-то там». Помогло в этот раз.

Формальности были не так важны. Смотрели скорее на личностные качества, как ты улыбаешься (это вообще первый пункт), можешь ли хоть что-то на английском выдать и не молчать как рыба об лед. И, в принципе, все: главное — не молчать и много улыбаться. В Минске прошли интервью, очень долго ждали контрактов, так как в первый раз, когда зовут, может пройти до полугода. Я, например, прошла собеседование в октябре, а уехала только в мае.

На «айтишной» работе Анна сообщила о своем уходе, когда он стал очевидным, так как знала: процесс будет долгим, плюс оформление документов, визы, медкомиссии. Компания, которая принимала на новую работу, в свою очередь, должна была уведомить об этом за месяц.

— В итоге, конечно же, они прислали уведомление за две недели. Но я к тому времени была готова морально. До этого сказала, что хочу уйти, и 85%, что уйду. Руководитель, когда узнал куда… удивился. Мама была в шоке: она была против, мечтала, что все уже забылось, никто никуда не едет, я сижу дома и все классно.

И вот мне присылают контракт, присоединение (условно, выход на работу. — Прим. Onliner) — 1 мая. Я бегу на работу, говорю, что нужно уволиться. Оказывается, руководитель в отпуске, никто не может меня нормально отпустить, он злится, что я со своими этими «быстрее-быстрее».

Мои коллеги отнеслись не то чтобы с пониманием, но никто не осуждал… Ну так, кукухой немного поехала… (Смеется.) Меня проводили, все было очень круто. Собрала я чемодан и полетела в Мексику.

Присоединение должно было произойти в домашнем порту, однако из-за какой-то ошибки Анне пришлось «догонять» корабль уже на одном из островов недалеко от точки отправления.

— Первый раз в жизни ночью я прилетела в Мексику. Причем мне нужно было доехать до соседнего города 50 километров, там перебраться на пароме. Да, у меня был какой-то опыт путешествий, но все равно было стремно, тем более в Мексике. Я смутно помню первый вечер: прилетела, было темно, на трансфере доехала до отеля, вышла, попыталась что-то купить, ко мне начали приставать в баре, что-то кричали. Я схватила еду и убежала обратно в номер отеля… Жажда приключений и адреналин помогали это преодолеть.

На корабле Анну поселили с девушкой из Ямайки. Вообще, круизный лайнер — эдакий многонациональный коктейль. Это диктует и стиль общения: у каждой национальности свой акцент, свой английский с «фирменными» словами. На работу белоруска отправилась сразу по приезде, никаких дней «на адаптацию» не было.

— Было шоком во все это вникать. Ты прилетаешь, поднимаешься на корабль, в пять часов мы отходим, и ты сразу идешь на работу. Тебе говорят: тут стой, говори гостям вот это!

Помню, в первый же день мы открылись немного раньше: наверное, какая-то распродажа была. У нас на корабле все пространства были закрыты, ты там в принципе не видишь ни солнца, ни берега. Поэтому, когда корабль начал двигаться, показалось, что это пол уходит из-под ног. После этого уже никогда не было ни жестких приступов, ни морской болезни…

Анна рассказывает, что корабли хоть и здоровые, с разными системами стабилизации, но от этого не легче. Многое зависит от сезона и погоды.

— В первое плавание у нас был небольшой корабль, каюты — посередине под водой. Позже, на более новых классах, где я работала, кабины были уже в носовой части и на четвертой палубе. Это над водой, как раз там, куда бьют волны, когда корабль идет. Как гром по стенам — постоянно. Если совсем уже штиль, тогда да, более-менее тихо. А если не дай бог плохая погода (наша собеседница демонстрирует жестами, как корабль поднимается на волне и потом плавно «плюхается» обратно с характерным звуком. — Прим. Onliner)… Иногда с кровати подрывалась. Нет, не падала, но было стремно.

Внутренняя конкуренция если и существовала, то в других департаментах, рассказывает девушка. В дьюти-фри же были маленькие команды с единственным менеджером. Да, случались моменты, когда кто-то, кто обычно приходил на замену, насвинячит после смены, бросит все абы как, но это скорее рабочие моменты.

— А чтобы подлянки строить, такого не было. Но в других департаментах, в частности ресторанном — они очень большие, сотни человек, — там иначе. И там очень сильное разделение по национальному признаку. Обычно это индийцы — а они сами по себе, друг за дружку, к ним лучше не лезть.

Если все старшие официанты — индийцы и кому-то ставят помощником, например, русского, бывало очень сложно. Ребята жаловались… Им скидывали грязненькую работу. Где-то, где обычно подстраховывают, наоборот, бросают, и ты должен бежать сломя голову что-то делать. Мне такого не попадалось. Филиппинцы — то же самое. В принципе, процентов 70—80 персонала на кораблях — это азиаты (Индонезия, Филиппины, Индия).

Вообще-то, главной целью Анны было посмотреть мир. Вряд ли его можно разглядеть из каюты или с рабочего места. Спросили: получилось ли?

— Самый большой бонус был в том, что магазин, где я работала, по прибытии в порт закрывался. В принципе, при хорошем менеджере, если у тебя нет никакой работы, ты можешь выйти на берег на целый день, пока корабль не уходит. Из тех, кто работает на корабле, у нас, наверное, было больше всего свободного времени.

Сперва везде хочется побывать. Первый-второй раз сама выходила, а потом у нас была возможность бесплатно ходить на экскурсии. Зависело от менеджера. Если попадался добродушный, при наличии свободных мест нам давали «путевки», и это расширяло диапазон всего: плавание с дельфинами, всякие сноркелинги — на рифах, с черепахами, скатами, — зиплайны, экскурсии и так далее.

Хотя ближе к концу контракта накапливается усталость, и тогда выбираешь поспать вместо того, чтобы куда-то идти.

Кроме того, девушка старалась выбирать контракты и корабли сама. Это позволило побывать во многих местах, в том числе отдаленных, а также там, где корабль обычно не ходит.

— Для круизной линии, где я работала, основные маршруты — это Карибское море и острова. Побывала на Арубе, Кюрасао, на Карибах были везде, наверное. Когда я уже работала в другом департаменте, у нас был круиз, когда корабль идет по тем местам, где обычно не ходит: Гренада, Мартиника, Барбадос, Сент-Люсия и другие — наверное, больше 20 мест.

Переход в другой департамент — на ресепшен (guest service, где нужно разбираться со всеми проблемами, которые пришли в голову гостям) — был продиктован отсутствием роста.

— Я отработала три контракта в магазине, меня все обещали повысить, но постоянно все шло не по плану. Я психанула и ушла. Полгода сидела дома, прошла интервью, у меня уже и английский был получше. Это был поседений мой контракт перед тем, как началась пандемия.

Анна добавляет, что еще до его завершения начали вводить определенные меры, а через неделю после возвращения домой круизы остановили. Вначале казалось, что это на пару месяцев, но оптимизм продержался недолго: никто не знал, что будет дальше.

— Мне было нечего делать, стало скучно, и я решила, что нужно вернуться к своей предыдущей карьере. Тем более, когда ждала последний контракт, начала подрабатывать фрилансом на мелком проекте, буквально пару месяцев. А вот в прошлом году поняла: надо идти работать. Не могу я сидеть просто так. Конечно, у меня был достаточно большой перерыв, я что-то подучила, попыталась подготовиться. Четыре месяца просидела дома, но ремонт сделала, было чем заняться. (Смеется.)

Интервью прошла не на суперклассном уровне, но из-за опыта взяли «с перспективой». Когда я устраивалась, думала, что пару месяцев поработаю, испытательный даже не закончится. Просто решила посмотреть, что получится. Втянулась — появилось желание выучить то, чего не знаю, подтянуть остальное. Но самое прекрасное с пандемией — это что можно работать из дома. И это для меня такой решающий фактор. Я терпеть не могу, когда нужно на работу ездить каждый день на автобусе или даже на машине в час пик. Особенно после того, как я три года ездила на работу на лифте… Сейчас новый свой проект — родное создание. (Смеется.) Решила для себя, что все, возвращаться к прошлой работе желания нет.

Многие мои коллеги уехали на контракты. Я знаю, они все работают в масках. Я не уверена на 100%, но мне говорили, что их не будут пускать на берег. Будет много ограничений для всех. И это нужно будет объяснить людям, которые все on vacation и которые не хотят ничего слушать. Я решила, что это не будет того стоить. А изначально я поехала туда ради путешествий — если этого меня лишат, нет смысла.

А недавно Анна вернулась из Мексики (благо после прошлой работы у нее везде друзья и знакомые, там же живет подружка, с которой она устраивались на работу в 2016 году). Говорит, теперь это один из плюсов удаленной работы. Правда, приходилось вставать в три-четыре ночи, чтобы попадать на наше время и работать с командой, и ложиться спать «как бабушка» — в восемь-девять вечера.

— Зато весь вечер свободен, — смеется девушка.

0
0
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button